Старков: не дай бог Аленичеву очутиться на моем месте…
Foto: Zigismunds Zālmanis (NIKON)

Спустя семь лет после серебра московского "Спартака" в чемпионате России, к которому команду привел латвийский специалист Александр Старков, издание "Спорт-Экспресс" встретилось с известным тренером, вспомнило те годы и порассуждало о будущем.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

С-Э: — Душевная рана после увольнения из "Спартака" зажила?

А.С: — Вот я слышу ваш вопрос и чувствую — нет. Не зажила…

Спартаковский отрезок моей биографии вместил и хорошие, и плохие моменты. Но остаюсь на своих прежних позициях: никогда не стану прилюдно стирать грязное белье, давать оценки своим коллегам или игрокам — бывшим, сегодняшним. Никогда этим не занимался. Я благодарен судьбе за то, что довелось поработать в таком знаменитом клубе.

С-Э: — А как вы ныне воспринимаете то публичное выступление Дмитрия Аленичева?

А.С: — Если уйти от вопроса нельзя, отвечу коротко: так же, как и тогда. Негативно. Есть вещи, которые игрок не может, не должен делать. Это дело элементарной порядочности. Считаю, что ответил на ваш вопрос.

С-Э: — Сейчас в "Спартаке" примерно та же ситуация: Валерий Карпин нахваливает Динияра Билялетдинова за его работу, но в состав упорно не включает. Что же, Билялетдинову тоже надо нести свою беду в "Спорт-Экспресс"?

– Не хочу сравнивать. Но вижу, что Билялетдинов хорошо воспитан не только в футбольном, но и в человеческом смысле.

С-Э: — Кто-то выиграл от того знаменитого визита Аленичева в нашу редакцию?

А.С.: — У каждого на этот счет может быть свое мнение. Но жизнь продолжается, игрок становится тренером. Не дай бог Аленичеву или еще кому-то оказаться на моем месте. А недовольные даже в самой успешной команде всегда найдутся. Даже не то что недовольные — мало играющие. Таких футболистов очень легко спровоцировать, и тренерскому штабу необходимо работать так, чтобы предупреждать возникновение подобных болевых точек. Вести профилактику.

С-Э: — Не навело ли вас все тогда случившееся на мысль, что не стоит приглашать в команду сходящих игроков, пусть даже самых именитых?

А.С: — В принципе такие игроки команде необходимы в любом чемпионате — Англии, России или Латвии. Они мастера, они все знают в футболе, могут быть, так сказать, наместниками тренера, помогать ему в сложных ситуациях. В "Сконто" таким наместником у меня был Виталий Астафьев, выступавший до 39 лет. Даже когда он не попадал в состав, все равно выполнял свои функции опытного игрока на "отлично". Хотя навредить команде может не только ветеран. Какой-нибудь безбашенный молодой игрок — тоже. Поди угадай, что за футболиста ты берешь: к психиатру, что ли, водить? Но в любом случае ваш вопрос резонен. Многолетний опыт показывает, что ветераны — опасная категория футболистов. Тем не менее все 20 лет тренерской работы я умел налаживать хорошие — правильные, профессиональные — отношения с подавляющим большинством футболистов.

С-Э: — А как вы себя чувствовали после спокойной Риги и заранее известного очередного чемпионства вашего "Сконто"? Было ли комфортно в сумасшедшем московском ритме, в условиях жесткой конкуренции российского чемпионата?

А.С: — Переход был, конечно, трудный. И многое тут зависело от руководителей "Спартака". Приглашал меня и непосредственным моим руководителем был, если помните, Юрий Первак (занимал пост генерального директора клуба. — Прим.), так что его позиция даже в каких-то частных проблемах была принципиальной.

Например, мы безвольно проиграли во Владикавказе "Алании". На следующий день Первак собрал тренеров и игроков и помог мне взбодрить команду. Именно помог. В принципе он сделал то, что и должен был сделать, болея за результат, за то, чтобы я рос как тренер и уверенно управлял командой. И в итоге тот небольшой кризис преодолели очень быстро.

С таким руководителем — волевым, боевым, но и рассудительным — тренеру гораздо легче работать. Я ведь принял "Спартак" в кризисной ситуации, два года подряд команда находилась ниже середины таблицы. А традиция поражений быстро приживается, и ребята выглядели неуверенными в себе. Но благодаря тому, что в "Спартаке" работали хорошие, умные специалисты, в том числе и Юрий Михайлович, мы смогли сделать скачок быстрее, чем подсказывала футбольная логика. Причем с 8-го места сразу на 2-е.

Сумасшедший ритм я, безусловно, ощущал, но уже первый год показал, что у меня есть потенциал для работы в российской премьер-лиге. Я общался со многими тренерами — Газзаевым, Бердыевым, Тархановым, Эштрековым — и видел… Не знаю, может быть, это прозвучит нескромно, но я видел, что могу на равных конкурировать с ними.

С-Э: — А как вы расстались с владельцем "Спартака" Леонидом Федуном? Какова была его позиция в вашем конфликте с Аленичевым?

А.С: — Что думал Федун по поводу нашего конфликта на самом деле, мне не дано знать, но и в беседах со мною, и публично он был полностью на моей стороне. С его помощью мне удавалось в оставшиеся месяцы держать команду под контролем. Но настал такой момент, когда я понял, что в своей работе как об стену бьюсь, что надо принимать какое-то решение. И написал заявление об отставке.

С-Э: — Психологические последствия выпада Аленичева вы ощущаете до сих пор?

А.С: — Нормальный человек постоянно учится, постоянно меняется. В конце концов, я стал на семь лет старше. А тогда через год возглавил сборную Латвии, с головой окунулся в работу, и все это ушло на дальний план. Вскоре мы едва не попали на чемпионат мира-2010, уступив Греции 2-е место в группе. А греки потом, если вы помните, обыграли в стыковых матчах считавшуюся фаворитом Украину.

С-Э: — Вам пеняли, что вы прививаете "Спартаку" нетипичный для него стиль. Заиграла ли команда после вашего ухода в "спартаковский" футбол?

А.С: — Лучшие матчи "Спартака" — те, в которых он демонстрирует современный футбол. Плюс важно следовать трендам футбола, главный из которых сегодня — контроль мяча, короткий пас. Так играет "Барселона". Мне, правда, больше импонирует "Боруссия" с ее длинными продольными передачами, за счет которых выход в атаку совершается быстрее. Но и такая игра все равно основывается на держании мяча. "Спартак" был в этом хорош во времена Константина Бескова и особенно Олега Романцева, а я всегда был поклонником его футбола.

С-Э: — После своего второго ухода из "Сконто" вы почти два года работали с азербайджанским "Бакы". Что вынудило покинуть этот клуб?

А.С: — В "Бакы" хорошая инфраструктура, президент, вкладывающий в клуб большие деньги. Но у меня там не пошло, почувствовал себя не в своей тарелке, хотя с игроками сложились хорошие отношения. Сейчас с интересом слежу за работой в "Габале" Юрия Семина, желаю ему всяческих успехов. Работать в другой стране вообще сложно, а тут еще Восток, который, как известно, дело тонкое.

С-Э: — В июле вы по собственной инициативе оставили пост главного тренера сборной Латвии, хотя могли бы занимать его и сегодня. Почему решились на такой шаг и чем занимаетесь сейчас?

А.С: — Все в моей жизни нормально, как видите, жив-здоров. После ухода из сборной у меня до конца года остались еще какие-то обязанности в федерации футбола. А подать в отставку заставил целый комплекс причин. В любом коллективе, особенно в творческом, если нет результата, нет ясного ответа на вопрос "что делать" — руководителю нужно уходить. Этот шаг с моей стороны был осознанным. По прошествии времени уверен, что поступил правильно.

Перед уходом созвонился с ведущими игроками сборной, предупредил их, и они были удивлены моим решением. Но кому-то же надо было взять на себя ответственность за наши не очень хорошие результаты. С дальнейшим пока не определился, занимаюсь тем, что мне особенно приятно: смотрю футбол — европейский, российский, много времени провожу с семьей, много читаю и специальной футбольной литературы, и художественной. В общем, живу полноценной, интересной жизнью.

С-Э: — По тренерской работе не скучаете?

А.С: — Первое время после ухода из сборной отдыхал от нагрузок, даже, я бы сказал, перегрузок, физических и психологических. А сейчас… Вся моя жизнь игрока и тренера прошла в футболе, но все равно пока не вою от скуки.

Профессия тренера зависима от выбора других людей. Не скрою, что после ухода из сборной у меня были предложения, есть и сейчас. Но таких, на которые я мог бы согласиться за три минуты, пока не поступало. Интерес к работе, мотивация есть, как и желание что-то доказать, а наша профессия заставляет постоянно доказывать игрокам, болельщикам, прессе, самому себе, что ты чего-то стоишь. Определюсь со своим будущим в начале следующего года.

С-Э: — Какой из российских клубов сейчас ближе всего вашему тренерскому кредо?

А.С: — Трудно сказать, потому что игра всех ведущих клубов России не очень стабильна. "Зениту", например, еще полтора месяца назад все собирались вешать на шею золотые медали, а потом он не смог выиграть пять-семь матчей подряд. Это же сумасшедший перепад, для которого должны быть веские причины.

У "Спартака", "Динамо" тоже какие-то свои причины. У ЦСКА наследие чемпионского титула, что лишний раз показывает: отстоять золотые медали тяжелее, чем завоевать. И все же на общем фоне я бы выделил "Спартак" и ЦСКА, которые в лучших играх демонстрируют интересный, захватывающий футбол.

С-Э: — Есть в латвийском футболе таланты помимо Александра Цауни, выступающего за ЦСКА, которые пришлись бы ко двору в российской премьер-лиге?

А.С: — В "Сконто" с Цауней занимались индивидуально, доводили его до высокого уровня. Сейчас в латвийских клубах такого почти не происходит. А таланты есть. Например, 19-летний форвард Валерий Шабала, который в этом году дебютировал в национальной сборной. Если серьезный клуб с сильным тренером во главе, с большими деньгами заинтересуется им, парень может вырасти в большого игрока.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Александр Старков Александр Цауня Валерий Карпин Валерий Шабала Виталий Астафьев Леонид Федун Юрий Семин
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form