Смертоносные глубины. Как фридайвер чуть не погиб на пути к мировому рекорду
Foto: DELFI

"Люди спрашивают меня — можешь ли ты жить без дайвинга? Можете ли вы жить без еды? — отвечаю я".

Герберт Нитч вырос в Австрии — стране, не имеющей выхода к морю. Но морские глубины всегда манили его.

Нитч — один из лучших в мире фридайверов. Он погружается глубоко под воду безо всякого оборудования.

Он может задержать дыхание на девять минут, а его рекордная глубина погружения — 253 метра. Для сравнения — это больше 80 этажей.

Би-би-си поговорила с Нитчем о том, почему он этим занимается — и как попытка поставить рекорд чуть было не стоила ему жизни.

Без ограничений

Самая свободная и экстремальная разновидность фридайвинга называется No Limits — "без ограничений". Дайвер опускается под воду с балластом или на специальной тележке, а назад поднимается с помощью надувного шара.

Даже профессионалы считают этот метод крайне опасным. Дайвинг без ограничений уже унес жизни нескольких ныряльщиков.

No Limits — тяжелое испытание на смелость и выносливость даже для таких опытных ныряльщиков как Нитч. Но ему нравятся трудности, а долгие годы тренировок и соревнований дали ему необходимый опыт.

С помощью дыхательных упражнений Нитч увеличил объем легких до 14 литров. Средний объем легких мужчины — около шести литров.

В 2007 году дайвер установил мировой рекорд, погрузившись на 214 метров. В 2012 он нырнул на 253 метра у берегов греческого острова Санторини.

В разговоре с Би-би-си он рассказал об этом рекордном погружении, которое чуть его не убило.

"Эффект мартини"

"Я закрыл глаза и не замечал ничего вокруг. Окружающего мира для меня словно не существовало", — рассказывает Нитч.

На глубине 15 метров он перестал выдыхать в EQUEX — прибор для выравнивания давления, похожий на большую бутылку из-под "Кока-колы" со шлангом наверху и отверстиями в донышке.

Нитч сам сконструировал этот прибор. Выравнивать давление при погружении очень важно для дайверов: если этого не делать, могут лопнуть барабанные перепонки.

"Погружаясь дальше, я вдыхаю этот воздух маленькими глотками. На глубине появляется проблема — воздух из легких становится недоступен. Выдохнуть, чтобы выровнять давление, уже нельзя", — объясняет он.

"Но когда я выдыхаю в эти бутылки, то на глубине воздух остается со мной. Выдох всего воздуха из легких в EQUEX занимает около 30 секунд, дальше я погружаюсь с пустыми легкими".

На глубине 250 метров организм человека испытывает невероятное давление. Легкие сжимаются до размера лимона, из конечностей уходит вся кровь, которая концентрируется в районе груди, иначе грудная клетка может просто сломаться под давлением.

Нитчу удалось побить свой рекорд и опуститься на 253 метра.

Но всплыть оказалось сложнее. На пути назад к поверхности он потерял сознание из-за эффекта, который называют азотным опьянением или глубинной болезнью. Азот под высоким давлением может оказывать наркотическое воздействие на центральную нервную систему.

Этот феномен называют "эффектом мартини" — чем глубже погружается ныряльщик, тем более сильный опьяняющий эффект он ощущает.

Заснуть на 80 метрах

"Когда ныряешь с аквалангом, или без него, на большую глубину, наступает азотное отравление. Начинаешь чувствовать опьянение. И чем глубже, тем оно сильнее. Сочетание расслабления и наркоза привело к тому, что я заснул на глубине 80 метров".

"Дайверы из страховочной группы нашли меня на глубине 26 метров".

Спасатели подумали, что Нитч потерял сознание от нехватки кислорода. Страховавшие его ныряльщики решили как можно быстрее поднять его на поверхность, без критически важной минутной остановки для декомпрессии.

Но по пути наверх сознание вернулось к Нитчу, и достигнув поверхности он знал, что ему нужно делать.

Декомпрессия

"Я попросил кислородный баллон и маску и немедленно погрузился на глубину для декомпрессии".

Если аквалангист всплывает слишком быстро, с ним может случиться приступ кесонной болезни. В крови и тканях тела образуются пузырьки азота. Ломота в суставах — один из самых распространенных симптомов. В сложных случаях ныряльщика начинает скрючивать под действием этих пузырьков. Без экстренной медицинской помощи это состояние может привести к летальному исходу.

"Мое тело немело, и начинала очень сильно кружиться голова", — вспоминает Нитч.

Нитч провел под водой 25 минут, но это не помогло. Он сказал своей команде, что нужно действовать по экстренной процедуре безопасности.

Нитч все еще был жив благодаря помощи команды и годам упорных тренировок. Но его жизнь по-прежнему была в большой опасности.

Кома

Вертолетом Нитча доставили в афинскую больницу. Еще не добравшись до нее, дайвер впал в кому. Врачи приступили к спасению немедленно, однако сказали близким Нитча, что он балансирует на грани жизни и смерти.

"Я не понимал, что происходит. Первую неделю я лежал в коме, после которой потерял краткосрочную и долгосрочную память. Я не мог вспомнить даже имена лучших друзей", — рассказывает он.

"Из-за кесонной болезни у меня появились симптомы мозгового инсульта. Я был дезориентирован: будто просыпаешься и не помнишь своей жизни. Я не узнавал ничего вокруг".

Нитч не мог ходить и с трудом садился. Он передвигался в инвалидной коляске, его речь стала невнятной.

"Слава богу, я не до конца понимал, что со мной происходит. А когда большая часть сознания ко мне вернулась, я случайно услышал, как врачи говорят между собой".

Прогноз был неутешительным.

Врачи говорили, что он может так и не встать с кресла и точно никогда не будет снова нырять. Но Герберт им не поверил. Он уже привык, что люди рассказывают ему, чего он никогда не сможет сделать.

Борьба

Несмотря на прогнозы, Герберт занялся физиотерапией. Потом он занялся плаванием, чтобы снова развить силу и координацию. Потом — сделал первые самостоятельные шаги.

У Нитча все получалось, и это его подстегивало. Два года спустя после встречи со смертью во время установки рекорда он нырнул снова.

Герберт больше не может нырять на рекордные глубины, но по-прежнему остается обладателем 33 рекордов по фридайвингу, включая почетный титул "самого глубоководного человека на Земле".

Сегодня, через семь лет после того погружения, Нитч почти полностью восстановился. У него остались небольшие проблемы с координацией и передвижением, но он по-прежнему ныряет — просто из любви к спорту, и говорит, что это приносит ему чувство свободы.

"Когда я в воде — все хорошо. В воде я чувствую себя как ребенок".

BBC News Русская служба:

Tags

Здоровье плавание
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form