Плохой коп и… тоже плохой коп — как два агента не устояли перед искушением

В то время, как правительство США "раскручивало" Ульбрихта, у служб оказалась масса биткойнов — виртуальной валюты, которой платили на Silk Road. Искушение сделать федеральную виртуальную собственность тоже виртуальной, но уже своей, оказалось слишком велико для пары агентов из Управления по борьбе с наркотиками (DEA) и Секретной службы — 46-летнего Карла Форса и 32-летнего Шона Бриджса.

Форс был ведущим агентом дела и главным следователем, контактирующим с Ульбрихтом. Шон Бриджс был главным компьютерным экспертом в деле. Теперь Форс обвиняется в создании виртуальных личностей и вымогательстве денег у Ульбрихта (включая случай, когда он потребовал 250 000 долларов в обмен на то, что он утаит от следствия некоторую информацию по делу). Доказано, что от Ульбрихта он получил как минимум 235 000 долларов в биткойнах. Кроме того, еще почти 300 000 долларов в биткойнах он украл, когда арестовывал счета пользователей биржи CoinMKT, связанных с Silk Road.

Бриджс просто украл биткойны на сумму 820 000 долларов США, принадлежавшие Silk Road и хранившиеся на бирже Mt. Gox — за два дня до того, как сам же выписал ордер на конфискацию оставшихся на бирже биткойнов Silk Road.

Это не единственные "побочные дела", связанные с Silk Road — в ряде стран, включая и сами США, были арестованы и дилеры, которые продавали через сервис наркотики. Правда, большая их часть торговала не только через Silk Road, однако правоохранительные органы в разных странах воспользовались возможностью послать довольно ясный сигнал — не стоит связываться с этими новомодными электронными площадками. Причем сигнал послан и покупателям тоже — у ФБР, которая получила базу Silk Road теперь есть много-много адресов.

Сигнал был послан и на суде над Ульбрихтом — даже несмотря на то, что он полностью раскаялся, признал вину и не имел криминального прошлого. В принципе, судья, которая отправила 31-летнего человека за решетку на всю оставшуюся жизнь, могла ограничиться 20-летним сроком, но не стала. По ее мнению, это резонансное дело должно стать предостережением для всех остальных.

Тот, кто вступает в схватку с системой, должен понимать — система может его убить. Как в своем последнем слове сказал сам Ульбрихт, вся разница между смертной казнью и пожизненным заключением в том, что в первом случае ты умрешь в тюрьме сразу, а во втором — через какое-то время. Но и в том, и в другом случае ты умрешь в тюрьме.