Foto: AP/Scanpix/LETA

Когда где-то происходит землетрясение, приоритетом всегда является спасение как можно большего количества жизней. Но сохранение исторических памятников и сооружений также является важной задачей. И то, как переживают катаклизмы природы древние здания, также может послужить уроком для государств, стремящихся восстановить их, пишет Euronews.

По мнению многих международных экспертов, древние исторические здания продемонстрировали удивительную способность противостоять разрушительным землетрясениям, произошедшим в Турции и Сирии 6 февраля. Их устойчивость намного превзошла современные постройки, построенные в Турции за последние три десятилетия.

Район Антакья-Алеппо страдал от сотен чрезвычайно сильных землетрясений, иногда даже более сильных, чем случившееся недавнее.

"Даже римляне знали о сильной сейсмичности анатолийского и сирийского региона, известного в настоящее время как Мертвое море и Анатолийские разломы, — пояснила в интервью Euronews Culture доктор Эмануэла Гвидобони, итальянский историк сейсмологии, бывший старший научный сотрудник Итальянского национального института сейсмологии и вулканологии. — Вот почему раньше в Анатолии и Сирии строили здания с более высокими антисейсмическими стандартами, чем на территории Италии. Археологи отмечали эту разницу в методах".

Примером может служить римско-византийская крепость Газиантеп, находящаяся в центре сейсмоопасной зоны: несмотря на нанесенный ущерб, 2000-летняя военная цитадель не была полностью разрушена землетрясением. Более точных данных о степени разрушения римско-византийской крепости пока нет.

ЮНЕСКО, не может предоставить какую-либо конкретную информацию о крепости Газиантеп, поскольку "она не была внесена в наш список наследия, поэтому у нас нет дополнительной информации об уровне разрушений сооружения", — пояснил представитель организации.

Foto: AFP/Scanpix/LETA
Спикер ЮНЕСКО, однако, сетует на обрушение нескольких зданий в Диярбакыре, особенно крепости Диярбакыр и садов Хевсель – важного центра римского, сасанидского, византийского, исламского и османского периодов.

Сирийское наследие


Сирийские исторические памятники, похоже, пострадали гораздо сильнее, чем турецкие, особенно в районе Алеппо. Алеппо — крупный исторический объект, включенный в Список всемирного наследия с 1986 года, а также в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой с 2013 года из-за гражданской войны в Сирии.

Согласно первым оценкам ЮНЕСКО: "Западная башня ворот Антакьи у древних стен Алеппо рухнула, а старые базары аль-Хамедийя, аль-Махамас и аль-Хаддин были частично повреждены".

Большое беспокойство вызывает и Великая мечеть, основанная при первом халифате династии Омейядов. Доктор Эмануэла Гуидобони говорит, что "мечеть сильно пострадала, если она вообще не рухнула. Некоторые минареты еще стоят".

Огромный Крак-де-Шевалье – военная цитадель крестоносцев в районе Тартуса, была сильно повреждена. "На ее стенах есть видимые, внушающие опасения трещины", — подтвердили представители ЮНЕСКО. Они также наблюдают за некоторыми другими сирийскими объектами, которые подавали заявки о присвоении им статуса всемирного наследия. Например, древние колеса-нории в Хаме.

Группы быстрого реагирования


У ЮНЕСКО есть специальная группа "быстрого реагирования", занимающаяся искусством и культурой, но на данный момент миссия все еще обсуждается, "поскольку поддержка и помощь населению является абсолютным приоритетом". "Наш офис в Бейруте отвечает за оперативное вмешательство. В таких случаях мы отправляем экспертов для оценки рисков", — пояснил представитель агентства ООН по культуре.

Что касается Сирии, то официальное правительство Башара Асада до сих пор находится под санкциями и изолировано от многих европейских стран, Японии, США и богатых монархий Аравийского полуострова и Персидского залива — стран, которые могут спонсировать проекты реконструкции и реставрации.

Согласно резолюции Совета Безопасности ООН, Сирия имеет право на получение гуманитарной и экстренной помощи. По данным ЮНЕСКО, "культурное наследие считается частью чрезвычайной ситуации".

Этот вид культурного вмешательства требует развертывания специальных пунктов с персоналом и сложной техникой. На данном этапе такая операция может создать своего рода логистическую пробку, мешающую приоритетам спасения жизней и предоставления людям жилья.

Foto: AFP/Scanpix/LETA
Гражданская война в Сирии еще не окончена. Это может быть опасно для экспертов и инженеров, которые могут быть вызваны для работы в зоне боевых действий или просто в тени разрушающихся зданий.

Итальянский опыт спасения памятников


Италия – сейсмоопасная страна. Во время землетрясения в Умбрии в 1997 году обрушился первый пролет центрального нефа Верхней базилики Святого Франциска в Ассизи, в результате чего погибли два техника государственного агентства, ответственного за памятники, и два монаха.

Команды по спасению наследия должны сотрудничать с пожарной службой и органами гражданской защиты, и только последние могут решить, доступно ли для людей поврежденное здание или находиться там опасно для жизни.

"Например, в Ассизи два технических эксперта и два монаха вошли в базилику после нескольких сотрясений и погибли под обломками обрушения, вызванного повторными толчками", — говорит Марика Меркалли, директор департамента охраны национального наследия Министерства культуры Италии.

Повторные толчки обычно еще более опасны, чем первый. И предугадать, когда именно они нанесут удар, пока почти невозможно. Афтершоки, даже если они обычно слабее первого землетрясения, могут быть смертельными для уже поврежденных сооружений.

В настоящее время правила захода экспертов в опасную зону являются максимально строгими, а их невыполнение может повлечь за собой наказание. Правила были установлены Министерством культуры Италии в 2015 году. Действия по спасению произведений искусства и архитектурного наследия были подробно описаны и обновлены с учетом происходивших в Италии в последние двадцать лет землетрясений.

Как только устанавливается, что поврежденное во время землетрясения здание безопасно и доступно для восстановительных работ, создаются специальные смешанные бригады. Пожарные, исследователи и эксперты по наследию объединяются, чтобы изучить ущерб и решить, какое вмешательство следует предпринять, чтобы спасти строение. Они также восстанавливают картины, статуи, старинную мебель и драгоценности.

"Например, после землетрясения 2016 года в Аматриче у нас до сих пор нет полной картины того, что мы потеряли, потому что наследие, о котором мы говорим, часто хранится в небольших церквях в горах. Иногда мы знаем церковь, но не знаем, какие важные произведения искусства там есть. У нас нет точного количества работ. И это настоящая проблема", — рассказывает доктор Меркалли.

Процесс восстановления


После того как здание будет признано безопасным, а движимое имущество передано на специальное хранение для его реставрации, можно начинать работы по реконструкции. Это очень долгая и кропотливая процедура.

"У нас были такие случаи, как, например, церковь Сан-Сальваторе в деревне Кампи-ди-Норча. Это был образец умбрийского романского стиля с двойным нефом и двойным окном-розеткой. И он был почти полностью разрушен. Мы нашли фрагменты фресок, чтобы позже реконструировать их. Это было одно из наших экстренных вмешательств", — говорит доктор Меркалли.

С 2016 года при реставрации поврежденных землетрясением сооружений Министерство культуры Италии требует улучшать их конструкции и только потом вставлять в них восстановленные фрагменты.

Хорошая новость заключается в том, что в основе плана Евросоюза по восстановлению Европы после пандемии коронавируса лежит Фонд восстановления и устойчивости, а в нем заложены средства для защиты культурного наследия. Именно эти деньги и собирается тратить на реставрацию разрушенного Италия.

Foto: AFP/Scanpix/LETA
Согласно правительственным источникам, из 800-миллионного бюджета, выделенного на сохранение культурного наследия, 240 миллионов евро пойдут на работы по усилению сейсмоустойчивости 257 исторических зданий. До 250 миллионов евро будет потрачено на реставрацию церквей и монастырей, а еще 300 миллионов евро — на создание "специальных хранилищ" для произведений искусства после стихийных бедствий.

В качестве примера можно привести церковь Санта-Мария-Ассунта в Кастеллуччо-ди-Норча.

"Первый толчок просто повредил церковь. Это дало нам время вывезти все произведения искусства и мебель и поместить их в специальное хранилище. Мы сделали это как раз перед второй ударной волной, вызвавшей серьезные разрушения церкви", — объяснила Марика Меркалли.

В Италии с 1909 года официально действуют законодательные акты, регулирующие защиту от землетрясений. Они постепенно менялись и совершенствовались, однако "не всегда применялись с должной строгостью". Почему? Доктор Гвидобони считает, что "отсутствует широко распространенный социальный спрос на безопасное жилье. Специалисты по сейсмической опасности знают, где произойдет следующее сильное землетрясение, но не знают когда. Предотвращение сейсмических бедствий чрезвычайно сложное для политиков дело, потому что деньги, которые придется инвестировать, это деньги на покрытие ущерба, который не будет нанесен".

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!