"Остаться или вернуться?" Как сейчас живут в некогда эстонских Печорах и Изборске
Foto: Priit Simson/Delfi.ee

100 лет назад (2 февраля 1920 года) был заключен Тартуский мирный договор, согласно которому к Эстонии отошли Ивангород (Яанилинн) и Печорский район. Однако после Второй мировой войны эти территории отошли к РСФСР, а после распада Советского Союза — остались в России.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Корреспонденты RusDelfi и Eesti Päevaleht узнали: как сегодня живут люди на этой территории и хотят ли они вернуться обратно — в состав Эстонии?

Печоры — как ностальгия по детству


В Печорах (эстонское название города — Петсери) уже по приезде на автовокзал понимаешь, что находишься в провинциальном городке. Первое, что бросается в глаза — маленькие желтые автобусы, как во времена СССР.

И тем не менее, оглядевшись по сторонам, понимаешь: в этом городском пейзаже есть что-то венецианское — это голуби, которых очень много.

Дом, в котором мы с фотографом Прийтом забронировали квартиру через Booking, находится прямо у автовокзальной площади. Входим в подъезд — и нас накрывает запах кошачьей мочи. Лет 15-20 назад такая же картина была в некоторых домах в Палдиски, где я вырос.

Но переступив порог, мы — как на машине времени — вновь возвращаемся в 2020 год. В апартаментах хороший ремонт. Все новое. А в ванной даже "умное" зеркало, в которое встроено радио.

Но пора отправляться на прогулку! Прошагав около сотни метров, понимаешь, что пешеходы в Печорах чувствуют себя гораздо комфортнее, чем водители: тротуары выложены брусчаткой, смотрятся красиво, а вот дороги явно нуждаются в ремонте.

Проходя по одной из улиц, обращаем внимание на газетный киоск. Снова ностальгия… Точно такой же стоял в центре Палдиски в середине 90-х. "Не представляете, насколько давно он здесь! — говорит седовласая продавщица ларька. — А у вас в Эстонии таких нет что ли?" Жители Копли подтвердят: конечно, есть!

"Остаться или вернуться?" Как сейчас живут в некогда эстонских Печорах и Изборске
Foto: Priit Simson/Delfi.ee

Следующая остановка — Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Эта главная достопримечательность Печор просто великолепна (смотрите фото в галерее)! А неподалеку — небольшой рынок, на котором продают сувениры. Там же можно купить пустые бутылки. Зачем? Просто в монастыре из святого источника можно набрать воды.

Но мы предпочитаем воде горячий кофе. Пока ждем заказ, разговариваем с двумя работницами кафе. Оказывается, у одной из них двойное гражданство. И это в Печорах не редкость. Разумеется, здесь знают, что раньше город принадлежал Эстонии.

Та, что с эстонским гражданством, хотела бы, чтобы Печоры вернулись Эстонии. На вопрос, почему, отвечает:

– Там выше уровень жизни. Вообще, планирую туда переехать. Правда, эстонского языка не знаю.

А вот ее напарница отвечает нам вопросом на вопрос:

– А вы бы хотели жить в России?

Возвращаемся на улицу. Дорога от одного конца города до другого занимает около 25 минут. Даже с учетом того, что мы заходили пофотографировать уютные дворики.

По территории Печоры вполне сравнимы с Ивангородом. То, что и там, и там панельные дома соседствуют с садовыми участками, только усиливает сходство. Однако в Печорах много церквушек, украшающих городской пейзаж. А еще бросаются в глаза покосившиеся сараи за домами. Точно по таким же еще детьми мы лазили в Палдиски 20-25 лет назад. Вот только в Палдиски их давно уже снесли.

Еще одно детское воспоминание пробуждают водоразборные колонки. Встречаем их на улицах Печор одну за одной. Детьми мы часто бегали на колонку попить воды. Потому что там вкуснее. Так нам казалось.

В Печорах многие частные дома расположены вплотную к тротуару. И почти во всех домах на подоконниках, помимо цветов, стоят игрушки. А в Эстонии такого не увидишь. Например, в Тарту на улице Пуйестеэ на окнах в основном жалюзи. Здесь люди специально украшают подоконники, как витрины магазинов — на Рождество. Но в Эстонии мы привыкли видеть живую изгородь у дома, деревянный забор либо, на худой конец, ограждение из металлической сетки. В Печорах у многих владения огорожены профнастилом — листами гофрированного железа, которые обычно кладут на крыши.

"Тарту — это Юрьев!"


Нагуляв аппетит, решаем пообедать. На счастье как раз проходим мимо кафе "Лилия". Это двухэтажный домик с окнами, как в церквушке. За барной стойкой дама лет 60 рекомендует попробовать овощной салат с лососем под майонезом.

Завязываем с хозяйкой разговор. Ее зовут Вера Владимировна. Кафе — ее бизнес. Рассказывает, что эстонцы заходят к ней часто.

– Вы из Эстонии? Все хотите забрать у нас Печоры? Мы смотрим новости, — поясняет она свой же вопрос.

Вот только в отличие от девушек из предыдущего кафе Вера Владимировна не хочет, чтобы Печоры возвращались в Эстонию.

– Здесь же монастырь. Не знаю, как Константинополь отнесется к тому, если он будет в Эстонии. А где православие, там и я, — поясняет она.

"Остаться или вернуться?" Как сейчас живут в некогда эстонских Печорах и Изборске
Foto: Priit Simson/Delfi.ee

Поскольку в местных кафе нам везет и все разговоры складываются, принимаем решение посетить все остальные. Мобильное приложение "Яндекс.Карты" показывает, что неподалеку есть "Кафе №1".

Заходим внутрь. За барной стойкой мужчина сорока — сорока пяти лет потихоньку потягивает пиво. Предлагает и нам.

Его зовут Константин. Говорит, что родом из Москвы, но переехал с семьей в Печоры. Вопрос про историческую принадлежность Печор встречает эмоционально:

– А вы не из КаПо? Что-то подозрительные вопросы! А вы знаете историческое название Тарту? Это же Юрьев! А Эстония всегда была буферной зоной, — причмокивает он, ясно давая понять, что считает Печоры исконно русской землей.

В этот момент в кафе заглядывают двое эстонцев: Мадис и Индрек. Живут они в Выру, но сегодня у них свободный день, потому решили отдохнуть. Почему в Печорах? Потому что сюда ехать ближе, чем в Тарту.

Изборск и пятая колонна


На улице начинает смеркаться. До наступления полной темноты остается часа полтора. Вспоминаем, что неподалеку от Печор находится деревня Изборск, которая тоже когда-то входила в состав Эстонии. Тогда она называлась Ирбоска. А сейчас местные используют название Старый Изборск. Для отличия от деревни Новый Изборск.

Билеты на автобус покупаем на автовокзале. Женщина за кассой, глядя на нас, понимает, что мы не местные.

– А что вы так поздно туда едете? Обратите внимание, что сегодня осталось только два отправления оттуда и назад, — предупредила нас, как мать — сыновей.

Мой коллега Прийт, заняв место в "ПАЗике", заявляет:

– На таком же я в своем детстве ездил в деревню.

На сей раз ностальгия накрывает и его. Однако каково было наше удивление, когда водитель, посмотрев в паспорт автобуса, сообщил, что тот — 2006 года выпуска. Дорога до Изборска — с учетом остановок — занимает минут тридцать. А пока едешь, понимаешь: территория, отошедшая к России, не такая уж и маленькая.

Прибыв на место, направляемся к магазину, к которому только что подъехали чьи-то старенькие "Жигули". Из машины выходят мужчина и женщина, которым с виду — за 50. На контакт идут свободно.

Мужчина говорит, что он местный, но какое-то время проживал в Пюхаярве.

– А зачем обратно? Нас не захотят. Здесь столько русских! Мы же пятая колонна! — иронизирует он. Вслед за женщиной он отправляется в магазинчик, а мы — гулять по деревне.

Возле одного из домов двое мужчин пилят дрова. Это Сергей и Володя. Сергей говорит, что учился в Кохтла-Ярве, но по завершению профтехучилища решил вернуться.

"Остаться или вернуться?" Как сейчас живут в некогда эстонских Печорах и Изборске
Foto: Priit Simson/Delfi.ee

– А ничего не изменится, если войдем в состав Эстонии. Как жили, так и будем жить. Это же деревня, — рассуждает он. — Вот только бы дороги отремонтировать. Евросоюз же выделяет на это деньги.

Гулять по Изборску приятно. Улицы — чистые. Внутренние дороги около частных владений приведены в порядок. Видно, и сами домики постоянно реставрируются. По сравнению с Печорами и Ивангородом здесь намного уютнее. Правда, и масштабы не те.

Зарплаты как в Ивангороде


Возвращаемся в Печоры, идем в кафе "Уют", чтобы поесть и поговорить с местными работниками. 22-летний официант Кирилл утверждает, что хотел бы, чтобы Печоры вошли в состав Эстонии.

– Эстония, Латвия и Литва — это Европа. Это как единое целое. Молодежь уезжает отсюда. И я хочу уехать. В большие города.

По его словам, здесь, как и в Ивангороде, средняя зарплата — 20 000 рублей (чуть меньше 300 евро — прим. RusDelfi).

– А для вас это, наверное, не деньги? — с улыбкой спрашивает Кирилл. Удивляемся даже, что недвижимость и здесь по цене такая же, как и в Ивангороде.

После посещения Ивангорода, Печор и Изборска понимаешь: это маленькие населенные пунктики, где люди живут скромно. Хотя… Скромно живут и в эстонских деревушках.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Россия Эстония
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form