В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С МИНИСТЕРСТВОМ БЛАГОСОСТОЯНИЯ
ВМЕСТЕ РАСТЁМ
Крестьянская душа, творящая добро
Опыт Веры Лашковой
ВМЕСТЕ РАСТЁМ
Крестьянская душа, творящая добро
Опыт Веры Лашковой
Foto: F64
Характер Веры Лашковой, социального работника Силмалской волости Резекненского края, собеседнику раскрывается не сразу. Он сродни луковке: только вам откроется верхний слой, а под ним уже следующий – неожиданный и еще более интересный! Милая, обаятельная и спокойная в беседе, в работе Вера тверда и сильна как скала, на которую смело могут опереться как ее клиенты из Силмалской волости, так и работодатель – социальная служба Резекненского района. Веру без преувеличения можно назвать ветераном социальной работы: за 18 лет наработан огромный опыт – с разными людьми и во многих направлениях. Это и сфера социальной помощи (начисление пособий), и социальные услуги. А последние 4 года Вера работает с семьями с детьми. Она одна из тех социальных работников, которые воспринимают и свой выбор профессии, и свою деятельность как служение людям. Она просто и скромно делает свою работу, суть которой – добрые дела.
Первым моим местом работы была Малтская больница, я там работала медсестрой. Позже, когда мне предложили стать социальным работником, аргументировали это так: «Ты с этим точно справишься! Ведь профессия медсестры — помогать людям, социальная работа — тоже». Так я в это дело и втянулась. А перед этим я какое-то время была безработной, официально нигде не работала, только в нашем семейном крестьянском хозяйстве.

[Под «только» Вера подразумевает строительство дома, уход за многочисленным стадом коров, выращивание более пятидесяти свиней, обработку картофельного поля площадью в 10 гектаров и воспитание детей, так что это «только» весьма относительно, особенно в те времена, когда в распоряжении фермеров было мало и вспомогательной техники, и технологий.]

Как безработная я начала обучаться на 6-месячных курсах в Резекне по специальности «социальный реабилитолог». Окончила курсы, а тут высшая школа Attīstība как раз открыла филиал в Резекне. Там предлагалось обучение социальной работе, а по окончании присваивали степень бакалавра. Я туда поступила и продолжила обучение. Учиться было действительно сложно. Теперь я бы поняла, о чем речь, сейчас-то это было бы легко, но в то время без практики я от теории социальной работы была довольно далека. На третьем курсе глава волости пригласил на работу, и вот уже 18 лет я занимаюсь социальной работой.
Сомнения? А как же без них? Когда меня пригласили здесь работать, я очень сомневалась, что справлюсь — все-таки без опыта, с одними только теоретическими знаниями, а работа-то очень ответственная! Но мне сказали, что здесь я на своем месте. Мне люди вообще часто говорили, что социальная работа — это именно то, чем мне нужно заниматься. Но я все равно каждый раз сомневаюсь, всегда думаю, правильно ли я поступила, выбрала ли оптимальное решение, правильно ли сказала или нужно было поступить иначе.

Правда, сейчас это уже не те мучительные сомнения, потому что появились какие-то внутренние ощущения, о которых в методических материалах не пишут, но они очень помогают сохранить душевное спокойствие. Много раз бывало, что клиенты пытались переложить всю свою ответственность на меня. Но я научилась «возвращать» им это, и когда видишь, что человек все осознал и берет ответственность за свою жизнь на себя, это приносит огромное удовлетворение от работы.
Работать с пособиями было бы спокойнее. Но тогда удовлетворения не получаешь. Работа с семьями, конечно, приносит гораздо больше удовлетворения, однако она требует намного больше и временных, и эмоциональных затрат. Да и положительная динамика, и первые «плоды» становятся видны в лучшем случае через год, а то и через все два. Социальный работник должен уметь радоваться за своих подопечных и поддерживать их при любых положительных результатах, пусть даже совсем незначительных, и не осуждать, если что-то не получается. Помню, как одна многодетная семья начала, наконец, приводить в порядок свое жилье. Сколько я их к этому подталкивала, сколько говорила — нужно окна починить, дверь навесить как следует... И вдруг смотрю — сами взялись и без подсказки с моей стороны все делают! Детское пособие (500 евро) в основном потратили на то, чтобы улучшить условия жизни для себя и своих детей. Ну как за них не порадоваться?

А еще больше радости доставляет, что люди помогают друг другу. Казалось бы, чужие люди — а приносят одежду, еду, делают подарки на Рождество нуждающимся, а иные даже дом дарят! Меня это очень радует.
О чем меня только не спрашивают! Как-то звонит клиент и интересуется, как правильно замесить раствор — печь он кладет! Я, конечно же, знаю, что для этого нужны цемент, песок и вода, но в каких пропорциях — без понятия. Хорошо, муж помог — подсказал. В глубинке хочешь не хочешь, но частенько приходится помогать окружающим, оказывая услуги, выходящие далеко за рамки должностных обязанностей. Такие вот традиции на селе, вековые правила совместного проживания. А как иначе?
Да, я и мужа своего тоже к социальной работе приобщила. В тот раз он не только с раствором подсказал, но и сам поехал к тому человеку — помочь печку зацементировать. То есть, он тоже «внутри процесса». Иной раз ворчит, что, дескать, я слишком много работаю, но сам тоже в этих делах участвует. Такая уж мы семья социальных работников: сестра мужа (золовка) — социальный работник с долголетним стажем, старшая дочь до нынешнего лета долгое время проработала в Рижской социальной службе (работала с семьями с детьми), а теперь и младшая дочь собирается идти по той же дорожке. Изучала английскую филологию и вот — между учебой в магистратуре в Риге — начала работать в области социальной помощи. Советовала ли я ей идти по этой линии? Сознательно, конечно же, нет, все как-то сложилось само собой. Сын наверняка изберет себе какую-то другую сферу деятельности, хотя и тут ничего нельзя знать наверняка, потому что заметно, что у него тоже очень развита эмпатия. А вообще моя семья — это моя гордость и радость.
У нас свое хозяйство, коров тоже держим. Доить коров для меня сейчас — это как медитация, дою коров и думаю, забываюсь, полностью ухожу в свои мысли. В это время и разные идеи в голову приходят. Девчонки мои на работе уже смеются, когда я являюсь с очередной идеей: дескать, пока коров доила, тебя снова озарило? Конечно, к хозяйству я тоже привязана, ему нужно посвящать ежедневно не менее 4 часов: коров доить, готовить творог, сыр. В общем из этой круговерти трудно вырваться. Сейчас социальным работникам предлагается отличное обучение, но тогда нужно уехать в Ригу на несколько дней подряд, а как я могу уехать от своей Венты, она же никого, кроме меня, к себе не подпускает. Такая вот жизнь на селе.
У меня много кошек. Как-то разговаривала по телефону и гладила кошку, вот так гладила и гладила, и вдруг вижу, что она лежит на полу совсем никакая. С меня негатив сняла, а сама пострадала, бедняжка. Да, стресса в моей работе хватает. К сожалению, стресс отражается и на семье: иной раз прихожу домой и не хочу даже разговаривать ни с кем. Младший ребенок, конечно, страдает в такие моменты, потому что в мыслях о работе не могу уделить ему столько внимания, сколько ему хотелось бы. Но я знаю, что чувствуют дети в семьях, с которыми я работаю, и не могу им не помогать. В результате часто возникает внутренняя борьба между мной как социальным работником с одной стороны и как женой и матерью с другой. В такие моменты мне помогает природа — прекрасные поля родной Латгалии, для меня это особое средство терапии.
Кому-то помогаю я, а кто-то помогает мне. Помогая другим, помогаешь и себе. Например, слушая курс о воспитании детей, о семьях, слушаю и думаю — а как моя собственная семья? Моя дочь иногда меня спрашивала, почему я так поступила в какой-то конкретной ситуации? И я понимала, что и многодетной маме тоже есть чему учиться и к чему стремиться. Я ежедневно учусь, чтобы стать лучше, чем была вчера. Cоциальный работник не должен быть образцом для подражания — это было бы слишком громко сказано, потому что ни один человек не идеален. Скорее социальный работник должен быть ориентиром для клиента, чтобы последний не чувствовал себя одиноким и знал, что его поддержат в разных жизненных ситуациях.
Поддержать человека, помочь найти лучшее решение в сложной жизненной ситуации, – это то, чем занимается социальный работник. Но что чувствует он сам, ежедневно, ежечасно подставляя плечо другим? Что его мотивирует, что помогает не перегореть? Проект "Вместе растём" – это 8 фотоисторий, которые раскрывают личности разных социальных работников. Восемь рассказов об их жизни, об их повседневной, нелегкой и ответственной работе, о профессиональных вызовах и многом другом.

"Вместе растём", потому что социальная работа – это работа общая, и необходимым условием для ее успеха являются обоюдное доверие и взаимоуважение, которое испытывают друг к другу социальный работник и его клиент. Итак – "Вместе растём", развиваемся и идем дальше. Каждый – своим собственным путем. Каждый.

Над проектом "Вместе растём" работали: Министерство благосостояния, фотоагентство "F64" и коммуникационное агентство "LEAD. Korporatīvā komunikācija" (содержание) , Наталия Шиндикова (дизайн) , Кaрлис Симановис (разработка), Кристине Мелне (редактор), Eрикс Раджелис (руководитель проекта), Анта Акантева-Уммере (руководитель по коммуникациям с публичным сектором (публичный сектор/НГО/PR-агентства)


"Вместе растём" реализуется в рамках проекта ESF "Развитие профессиональной социальной работы в самоуправлениях" №9.2.1.1 / 15 / I / 001.

DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.