От протеста к удобству: как женщины сняли юбки
Foto: AFP/Scanpix/LETA

В 2018 году женщинам сложно понять, как можно носить юбки и платья каждый день, не срываясь на джинсы и футболки, которые миллениалы противоположного пола спокойно носят по очереди. Как женщины в брюках перестали провоцировать скандал, читайте в материале "Газеты.Ru".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Габриель "Коко" Шанель

Если начинать разговор о женщинах, которые презрели юбку и переключились на брюки, то нельзя обойти стороной великую мадемуазель. В периоды Первой и Второй Мировых войн у женщин не было выбора — из камуфляжной ткани юбки попросту не шили. Шанель сделала брюки элементом роскоши женщин. Изначально она попросту решила надеть мужской костюм для катания на лошади: можете представить себе, как неудобно сидеть в позе "амазонки". Именно так, с опущенными в одну сторону ногами и в специальном седле, изображена "Всадница" на картине Брюллова.

Но времена творчества Карла Павловича давно миновали, а Коко из начала XX века хотела получить больше свободы.

Позже эту свободу она подарила своим клиенткам: кутюрье того времени будто забывали о тех, кто будет носить их одежду, когда облачали многострадальных дам в узкие корсеты и многослойные юбки. На французском курорте Довиль Шанель надела брюки вместо женского костюма для плавания, тенденцию быстро подхватили поклонницы ее лаконичного стиля.

Она хотела сделать повседневную жизнь женщин более комфортной, но в возрасте 86 лет мадемуазель жалела о том, какое влияние оказала на женский гардероб. "Теперь мне грустно, когда я вижу 70% женщин в брюках на официальных мероприятиях", — говорила Коко.

Всем известно, что 20-х и 30-х годах прошлого столетия брюки на девушке воспринимались как вызов, бунт феминизма. Оказывается еще до этого находились дамы, которые не боялись косых взглядов прохожих и свободно появлялись на публике в предметах мужского гардероба.

Жорж Санд

Французская писательница королевских кровей носила мужской костюм в начале XIX века и чувствовала себя превосходно. Амандина Аврора Люсин Дюпен (настоящее имя Санд) с ранних лет предпочитала свободно кататься на лошади и не считала нужным считаться с мнением окружающих. Несмотря на свои модные предпочтения, Жорж Санд вовсе не была лесбиянкой, скорее, наоборот — писательница меняла молодых любовников настолько часто, что пережитые в этих отношениях эмоции стали источником вдохновения для множества книг.

Санд размышляла о равенстве полов в своих книгах, которые издательства отказывались публиковать, газеты расторгали с ней договоры, а она стала первой профессиональной писательницей.

Дело в том, что хотя пуритане и призывали жечь ее произведения, никто из француженок не признавался в том, что они читают каждую книгу и статью Жорж. Первые несколько лет в Париже писательница носила мужской костюм не эпатажа ради, а экономии для, ведь женские платья могли стоить целое состояние.

Санд никогда не хотела выступать в роли содержанки, она отстаивала свою независимость в течение всей своей карьеры, и литературной, и политической. Как и многие французы Аврора прониклась взглядами Руссо и с радостью встретила революцию 1848 года во Франции. Она хотела создать свою идеологию, которая бы предполагала уничтожение сословной и классовой структур путем любовных отношений.

Розалинд Рассел

Важными для феминистских движений часто становились и образы голливудских актрис, которые для роли примеряли мужские пиджаки и манеру поведения. Яркий пример такого произведения кинематографа — "Его девушка Пятница", культовый американский фильм 1940 года производства, где лучшим корреспондентом в газете является женщина, которая собирается замуж.

Дуэт Кэри Гранта и Розалинд Рассел очарователен без социального подтекста, но феминистки сумели разглядеть манеру героини Рассел преодолевать трудности и выполнять мужскую работу лучше всех остальных.

Культу не помешала даже ее знаменитая фраза о намерении остепениться:

— Ты не сможешь уйти — ты газетчик.
— Поэтому я ухожу. Я хочу уехать туда, где я смогу быть женщиной.

Марлен Дитрих

В 1930 году ее ноги были признаны национальным достоянием Германии, а в фильме "Голубой ангел", который сделал ее знаменитой, она была в чулках в сеточку, цилиндре и смокинге. Марлен Дитрих еще в начале своей карьеры поняла, что быть одетой как мужчина не значит не нравиться противоположному полу — она одинаково гармонично смотрелась и в костюмах, и роскошных платьях. В 1933 году во время ее турне по Европе власти Парижа запретили женщинам появляться на улице в мужской одежде — во время вечерней прогулки в любимых широких брюках ее не посмел остановить ни один жандарм.

После успеха картины "Желание" с ней в главной роли критик Кеннет Тайнен написал о Дитрих: "У нее есть сексуальность, но нет определенного пола. Безжалостно отброшено все, что бьет на жалость. Остаются шелк и сталь".

Ив Сен-Лоран

И все же в массовой культуре элементы мужского гардероба на женщинах оказались, благодаря мужчине. Мужские вещи на женщинах считались эпатажем до того момента, пока легендарный Ив Сен-Лоран не "легализовал" женский смокинг.

Тренд разрекламировали героини поколения: Катрин Денев, Лайза Минелли и Бьянка Джаггер. В 1975 году фотограф Хельмут Ньютон сделал для Сен-Лорана съемку, в которой модели с зализанными назад волосами создали новый образ современной женщины.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Мода и стиль
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form