Мне, пожалуйста, все фамилии! Как создать свое генеалогическое древо

Филипс Ластовскис

журналист

Если все пойдет по плану, то уже через два года каждый латыш сможет найти на FamilySearch, одном из популярнейших в мире генеалогических ресурсов, хотя бы одного своего родственника. Звучит неплохо, но что дальше? В первой статье серии "Семейное ДНК" мы расскажем о том, к каким интернет-сайтам обращаться и в какие архивы идти для того, чтобы всерьез заняться исследованием родословной.

Что такое FamilySearch?

Об этой организации в кругах, занимающихся исследованиями в области генеалогии в Латвии, говорят все чаще. Это некоммерческая организация, которую финансирует Движение святых последних дней (мормоны). Она вкладывает значительные ресурсы в популяризацию генеалогии во всем мире и делает это из религиозных побуждений. Сотрудничество с LVVA, в рамках которого и были оцифрованы более 600 000 документов, компания начала примерно пять лет назад.

В статье мы также расскажем об опыте экспертов Латвийского государственного исторического архива (LVVA) и сайта Ciltskoki.lv в области изучения родословных. Поговорим с исследователем, который обобщил данные о более чем 10 000 родственниках. Расскажем реальные истории поиска и дадим советы. А также познакомим с амбициозными планами американской компании FamilySearch, которая оцифровала уже более 600 000 записей из архивов LVVA. Ее в нашем рассказе представляет работающий в Москве руководитель восточно-европейского представительства компании Максим Баландин.

Архивариус и 1000 латов

В архиве LVVA хранятся документы с XIII века и до 1944 года. Гигантский объем, а, значит, пути, по которым людям надо пройти, чтобы быстрее всего найти нужное — воистину неисповедимы. Эксперт отдела тематических и генеалогических исследований LVVA Даце Пликша не перестает этому удивляться и сегодня, отдав этой работе в общей сложности уже 42 года.

Эксперт отдела тематических и генеалогических исследований LVAA Даце Пликша. Фото: DELFI, Карлис Дамбранс

Ответ на это был в духе: "Фу, бедная Латвия, еще чего удумала, 1000 латов просить. Что архивариус с этого заработает?! Я вам заплачу индивидуально, сколько сотен хотите?". Я сказала, что ничего не хочу, а архив — официальное государственное учреждение со своим прейскурантом. Даце Пликша

"Был один трагический случай. Нам написал человек, мать которого хотела выяснить, кем была ее мама. По словам этого человека, его мама во время войны младенцем была найдена на улице в Даугавпилсе рядом с застреленной среди белого дня женщиной", — рассказывает Пликша.

Ребенок выжил и был отдан в детский дом. Все, что было известно об убитой женщине — ее имя и примерный возраст, 30 лет. «Начали работу. Искали в периодике, просматривали уголовные дела того времени, но все без результатов. Никаких зацепок. Однако по имени и примерному возрасту мы все же нашли двух женщин — все благодаря так называемым сахарным карточками, которые в Даугавпилсе тогда выдавались. Это оказался случай "или/или". Одна из женщин была приезжей, прибыла из одной из ближайших волостей. Вторая родилась в городе. Написали мужчине, что доказать не можем, но, по нашему мнению, его бабушка — одна из этих двух женщин. Он нам ответил: "Спасибо! Мама из указанных на карточках фактов поняла, что одна из этих двух — ее мама"".

ABC

Краткий список советов тем, кто хочет создать свое генеалогическое древо, ищите в конце статьи.

А вот еще один случай из практики коллеги Пликши, тоже со времен войны, но со счастливым концом: "В начале XX века в Курземе еврейка родила внебрачного ребенка и окрестила его в православном храме. О других ее детях ничего не известно. У этой, крещенной в православие девочки, потом родились свои дети. И в 1939 года она вместе с детьми репатриировала в Германию. Прошли годы, и лет десять назад дочь этого внебрачного ребенка начала интересоваться своими корнями, будучи полностью убежденной в том, что они немецкие. Оказалось, однако, что сама того не зная, та семья пережила чудесное спасение: ее члены, будучи [евреями по сути, но записанными] православными, прошли мимо когтей Холокоста. Ну, разве это не чудо?".

По просьбам людей Даце Пликша занимается генеалогическими исследованиями и говорит, что все начинается с аванса в размере 70 евро (прейскурант на услуги архива можно найти здесь). За эти деньги эксперты знакомятся с материалами, намечают пути поиска и рассказывают, за что и сколько придется платить. Среднюю сумму, в которую обойдется все исследование, назвать сложно, но она существенно выше аванса и обычно измеряется сотнями евро. Архив часто идет навстречу людям и предлагает пути сокращения круга поисков, если по каким-то причинам сумма кажется неподъемной.

"В 2005 году к нам пришел один господин из Австралии и гордо так рассказал, что он из такой-то и такой-то волости в районе Пиебалги, и хочет узнать все про людей с его фамилией. К счастью, он не был Калниньшем или Берзиньшем, хотя фамилия и не была очень уж редкой. Я ему сказала, что это невозможно. Он в ответ: все мои родичи оттуда, поэтому хочу знать все про всех с моей фамилией. Я пыталась объяснить, что все не могут быть его родными, но он уперся — надо, и все. Хорошо, начала работу. И узнала, что люди с его фамилией жили и в Лиепупе. Он тут же захотел информацию про всех и оттуда, но нам удалось убедить его остановиться только на Пиебалге. В итоге, когда я все подготовила, цена оказалась более 1000 латов. Ответ на это был в духе: "Фу, бедная Латвия, еще чего удумала, 1000 латов просить. Что архивариус с этого заработает?! Я вам заплачу индивидуально, сколько сотен хотите?". Я сказала, что ничего не хочу, а архив — официальное государственное учреждение со своим прейскурантом. Но что если ему дорого, то мы можем пойти навстречу и сократить объем исследований. Это его задело, потому что до этого он утверждал, что все может. Заплатил. Не прошло и месяца, как он вернулся и говорит: а теперь мне, пожалуйста, все по линии жены!", — вспоминает Пликша.

Во время разговора с DELFI она неоднократно просила передать, чтобы люди, которые присылают запросы, оформляли их точно и аккуратно, а также указывали все данные, которые им известны. Недостаточно написать: "В XIX веке в Курземе жил некий Янис Берзиньш, хочу все про него знать". О том, как правильно искать и составлять запросы, мы рассказываем в конце статьи.

Читальный зал, в котором изменяются в лице

В помещениях LVVA есть читальный зал, в котором можно работать. Но надо записаться предварительно: или на месте, или электронным образом. Руководитель зала — Гунта Минде. Дипломированный историк, она приглашает не стесняться и приходить, а также — спрашивать. Но и она советует перед этим провести предварительную работу и собрать как можно больше информации. Тогда сотрудники читального зала смогут быстрее и лучше помочь в поисках.

Руководитель читального зала LVVA Гунта Минде. Фото: DELFI, Карлис Дамбранс.

Где узнать о том, что находится в фондах LVVA?

Есть два варианта. Первый: Центральный регистр фондов, ознакомиться с документами которого можно в интернете. Например, вас интересует некий житель Лутриньской волости, тогда в разных падежах надо писать слово «Lutriņi». Вторая возможность кроется в читальном зале архива. Этот вариант открывает доступ к более точной информации из дел архива. После ознакомления с их содержимым, уже можно оценить, удастся ли найти в документах искомое. А работники архива могут помочь с консультациями.

"В работе над статьями для журнала архива я сталкивалась с ситуацией, особенно характерной для дам — они старались казаться более молодыми, чем были на самом деле. Это объяснимо, наступило время молодой Республики, надо было выправлять новые паспорта, а справки и документы времен войны пропали. Так и появлялся соблазн записаться более молодой, чем было в действительности. Пару актрис я таких видела. Мы, если с таким сталкиваемся, за основу обычно берем регистр рождений в церковной книге — ему в этой ситуации веры больше. Работая с разными случаями, всегда держим в уме возможность более позднего изменения даты рождения", — рассказывает Минде.


Порой в читальном зале можно наблюдать, как человек меняется в лице. "Иногда люди очень эмоционально реагируют на найденную фотографию или документ. Особенно, если кто-то приехал из-за границы искать родственников. В любом случае, мы от всей души стараемся помочь людям найти то, что они ищут", — говорит Минде.

Сотрудники читального зала производят впечатление патриотов своего дела. Однако в самом архиве не все так удобно, как хотелось бы. Один из постоянных посетителей читального зала Раймондс Каже в своем блоге описывает, почему, придя в читальный зал в первый раз, у вас может и не получиться продуктивно в нем поработать.

В исследованиях - свои герои

Однако LVVA — не единственное место, которое может помочь в поисках предков. Очень много делают и энтузиасты от генеалогии. В разговоре с DELFI представитель FamilySearch в Восточной Европе Максим Баландин неоднократно подчеркивал, что, по его мнению, создатель группы в Facebook Ciltskoki и сайта Ciltskoki.lv Эгилс Турсс — национальный герой. Что же такого сделал Турсс, что заслужил такую лестную характеристику? Много чего.

Что можно найти в Raduraksti?

На сайте проекта LVVA Raduraksti — оцифрованные и публично доступные церковные книги, ревизские сказки (документы, отражающие результаты проведения подушных переписей податного населения Российской империи в XVIII — 1-й половине XIX веков), результаты переписи населения 1897 года и другие документы. В Эстонии и Литве также существуют подобные ресурсы, они могут пригодиться и жителям Латвии: Paveldas и Saaga. К сожалению, ресурс LVVA очень старый, его давно технически не улучшали и иногда он может не работать несколько дней подряд. Впрочем, нам обещали, что в феврале его существенно обновят.


Около 11 лет тому назад он создал сайт Ciltskoki.lv, в который с тех пор вкладывал время и силы, обобщая информацию о создании генеалогического древа. Самое ценное там — выписанные из церковных книг лица, обобщенные по приходам в алфавитном порядке и снабженные отметками о том, как их найти на созданном LVVA портале Raduraksti. По сути Турсс вместе с добровольными помощниками делает работу, которая экономит ищущим информацию о своих предках недели или даже месяцы труда. Комплименты Баландина не случайны —Ciltskoki работает и с теми данными, что собраны в FamilySearch.

Pабота над своим генеалогическим древом остановилась. Как говорится, сапожник без сапог.Эгилс Турсс

"Внимательнее с названиями сайтов, — предупреждает Турсс. — Есть ресурс с названием, как у Ciltskoki.lv, только в единственном числе. Он не настоящий. И Radurakstu тоже надо писать именно так, ибо если в Google вбить просто "raduraksti", то получишь какой-то другой, не связанный сайт.

Изначальная идея была очень простой: в конце 2000 специалист по архивам Модрис Шенбергс придумал, что можно выписать имена из церковных книг и сохранить их в файле Excel. Так они и поступили, а на сайт информацию начали переносить 11 лет назад. За это время добровольцы переписали тысячи имен, что позволяет людям сегодня легко и просто находить имена родных.

Создатель Ciltskoki.lv Эгилс Турсс. Фото: DELFI, Карлис Дамбранс.

"У моей мамы изначально были собраны какие-то отметки, не особо схематично, но уже что-то было. Я начал методично сохранять их в таблицы Excel, базы LVVA в то время еще не существовало. Но уже была группа единомышленников на Draugiem, которая сейчас неактивна (переехала на Facebook, — Прим. автора). Сначала она помогала. Потом узнал про созданный LVVA сайт "Raduraksti", но когда открыл записи интересовавшей меня общины Лаздоне, так сразу и закрыл – ничего не понял. Не смог ни прочитать, ни понять, что там написано. Но шаг за шагом начал учиться", — рассказывает Турсс.

Он добавляет, что из-за работы над сайтом остановился процесс составления собственного генеалогического древа: "Сайт первые пять лет требовал столько времени, что ни на что иное его не оставалось. Очень помог Шенбергс, но его подход с Excel казался утопическим: ну да, один или два добровольца примут участие, но объем слишком большой. Но мы пробовали, учились... Сначала поместил в интернет простые файлы Excel, потом начал учиться, как вообще делать сайт. Благодаря Ciltskoki.lv стало больше шансов найти предков, для такой деятельности появилась благоприятная среда. Поэтому и интерес - огромный. Мы появились в тот момент, когда люди начали понимать, что многое можно найти, не выходя из дома.”

"Работа над своим генеалогическим древом остановилась. Как говорится, сапожник без сапог", — добавляет он.

Отвечая на вопрос, не хочет ли он кому-то заплатить, чтобы эту работу сделали за него, Турсс фактически повторяет то, что нам о расценках говорила Пликша: "Я не думаю, что хорошее полноценное генеалогическое древо можно сделать за разумные деньги".

Изучив рынок услуг частных исследователей, мы констатировали, что разброс цен значительный и среднюю цену назвать нереально. Один подход: просить оплату за часы работы или привязывать ее к другим временным рамкам. Но тут надо понимать, что платить придется даже в том случае, если ничего найти не удастся: чтобы установить факт отсутствия данных исследователю все равно надо потратить значительное время. 

Другой подход: требовать оплату за каждого найденного человека. Самые низкие расценки, что мы видели — пять евро за лицо. Здесь надо понимать, что за три месяца исследователь может найти и 10, и 100 связанных с вами людей. Заплатить придется за каждого.

Сколько в Латвии людей, которые платят налоги за работу в сфере изучения генеалогии, неизвестно. Служба госдоходов отмечает, что в классификаторе профессий такой специальности просто нет. Однако это не исключает вероятности того, что такие люди все-таки есть: они оказывают подобные услуги и платят налоги, но официально делают это в рамках другой специальности, говорит представитель VID Кристине Аугсткалне-Яунберзиня.

«Я за деньги для других не ищу, — говорит Турсс. — Были редкие случаи, в самом начале, когда помогал за символическую плату, но это скорее исключение». Сам сайт Ciltskoki.lv — тоже не бизнес-проект, он генерирует лишь убытки как в денежном, так и во временном выражении. Есть услуга, позволяющая отправить короткое сообщение и получить ссылку на еще более полную информацию, но львиную долю стоимости забирают мобильные операторы. Подобных платных сообщений люди в месяц отправляют штук десять. Турсс говорит, что делает все не ради денег, а для души. Проекту, кстати, можно пожертвовать деньги, это можно сделать здесь

Данные Ciltskoki.lv регулярно пытаются украсть и, к сожалению, одна из попыток увенчалась успехом. Теперь некто выдает собранную командой Турсса информацию за свою. Турсс призывает помнить, что истинный сайт — Ciltskoki.lv. В полицию он не обращался, говорит, что нет времени, да и бизнесом проект не считает. Неприятное послевкусие, впрочем, все равно осталось.

Фамильная книга тяжелее кирпича

Хотя изучение родословной не стоит начинать с написания книги, DELFI нашел время познакомиться с человеком, который написал мега-книгу с невероятным количеством данных. И все это не выходя из дома. Это пример того, как далеко можно продвинуться в деле изучения истории рода, даже в Латвии.

В изданной в прошлом году книге Зигурдса Бейнертса упомянуты 8000 человек, на момент интервью цифра превысила 10 000. 

Работа началась лет пять назад, три последних, уже пенсионных года, она велась очень интенсивно: в среднем на работу в неделю тратилось порядка 25 часов. Интерес к генеалогическому древу у Бейнертса проснулся после того, как его отец, Карлис Земвалдис, попросил нарисовать это дерево схематично. Исходным материалом послужила старая копия родового древа, которую, как он позже узнал, по частям из эмиграции отцу прислал дедушка Карлис Волдемарс Бейнертс.

Надо быть очень внимательными. Например, во время встреч некоторые люди утверждали, что уже в нескольких поколениях были Олавсами, и что их предок — Вилис Олавс. Но Вилис во второй половине XIX века был не Олавсом, а Плуте. Тогда все в Латвии [как в части Российской империи] говорили по-русски и члены семьи не хотели быть «плутами». Зигурдс Бейнертс

Зигурдс Бейнертс, автор книги «Род Бейнертсов. У каждого из нас есть или была своя мечта». Фото: DELFI, Мартиньш Пурвиньш.

"Как научился читать церковные книги? Только благодаря "сканированию глазами". Я искал конкретные буквы. Например, ища фамилию Вейспалс, искал начало с "vei" или "wei", а конец — "pal" или "pals". Ездил по текстам, искал буквы", — говорит он.

И добавляет: "Надо понимать, что не все церковные книги сохранились. Сколько есть, столько есть. Если нет — они уничтожены". Это действительно зачастую дело случая и удачи. Иногда так выпадают десятилетия. Есть волости, в которых не сохранилось вообще ничего.

Однако если церковных книг в базе данных LVVA нет, еще не все потеряно. Можно послать запрос в конкретный приход, написав священнику на электронную почту. Или поинтересоваться в местном музее, где, возможно, что-то знают о судьбе местных церковных книг.

Бейнертс свою книгу написал, не выходя из дома и используя только публично доступные материалы, в основном — из оцифрованных церковных книг. "На справки я потратил около евро 20. До самого архива так и не дошел", — говорит он.

"В основе лежит нарисованное дедом древо, которое каким-то чудом в советское время из Австралии переслала двоюродная сестра. Друг дал компьютерную программу Family Tree Maker, ну и я начал все туда вводить", — продолжает он. Среди своих родственников он нашел поэта Вилиса Плудониса и прозаика Вилиса Олавса. А новые открытия тянули все глубже. Остановиться уже не было никакой возможности.

«Надо быть очень внимательными. Например, во время встреч некоторые люди утверждали, что уже в нескольких поколениях были Олавсами, и что их предок — Вилис Олавс. Но Вилис во второй половине XIX века был не Олавсом, а Плуте. Тогда все в Латвии [как в части Российской империи] говорили по-русски и члены семьи не хотели быть «плутами». Так что, может быть, по какой-то очень, очень дальней женской линии эти люди и являются родственниками Вилиса Олавса, но точно не по мужской», — рассказывает Бейнертс.

В книге обобщены фамилии многих родов с, как их называет исследователь, «художественными» или измененными фамилиями: «Плуте стал Олавсом, Лейниекс — Плудонисом, а Сирмелис — Кронбергсом. К примеру, в свое время были Сирмелисы, родственники известного адвоката Кронбергса. В стародавние времена в семье был очень хороший садовник. Управляющий имением взял его к себе в Ликвертени, недалеко от Бауски. Садовник усердно трудился в поместье и его ценили. Но управляющий не мог фамилию этого Сирмелиса-Ширмелиса выговорить. Решил просто: объявил, что впредь будет звать его Кронбергсом. Поэтому сегодня мы видим родовые могилы Кронбергсов, а не Сирмелисов. Поэтому внимательнее надо быть, всегда держать подобные нюансы в уме».

Узнать хотя бы об одном родственнике

Как рассказывает глава FamilySearch в Восточной Европе Максим Баландин, Латвия стала приоритетом для компании в регионе. "Мы стремимся к тому, чтоб в Латвии каждый житель мог зайти на наш сайт и найти хотя бы одного родственника. Прикладываем к этому все усилия. Если все пойдет по плану, эта возможность появится уже через два года", — прогнозирует Баландин.

Сейчас с руководством Латвийского национального архива достигнута договоренность, что будут оцифрованы все данные о лицах, родившихся до 1910 года, то есть более 110 лет назад. Когда это будет сделано, Баландин не знает, но обещает, что выполнение этой задачи драматически улучшит возможности исследователей генеалогической информации. Последние пять лет FamilySearch плотно работает с LVVA, сотрудничество с другими латвийскими архивами и музеями пока не планируется.

Полезные советы

  1. Поговорите с самыми пожилыми членами семьи и запишите их воспоминания. Эти свидетельства в вашей семье будут на вес золота, когда эти люди уйдут из жизни.
  2.  Проверьте имеющиеся дома материалы: фотографии, письма, почтовые карточки. Тщательно изучите их где-то может быть указание, которое поможет в дальнейших поисках.
  3. Учтите, что единый календарь на всей территории Латвии был принят в 1919 году.  Отличия между Юлианским («старый стиль») и Грегорианским («новый стиль») календарями видно ниже. Если вкратце,  то этот переход часто рождает проблему несовпадения дат и с этим надо считаться во время поисков. Например, в паспорте может быть указана дата рождения 24 декабря 1914 года, а в церковной книге — 11 декабря 2014 года. По словам эксперта LVVA Даце Пликши, нередки несовпадения дат и из-за банальных ошибок. Кроме того, зачастую люди пользовались моментом выдачи паспортов молодой Латвийской Республики для того, чтобы по документам оказаться моложе.

4. Если у вас в семье есть старинная Библия, изучите первую и последнюю страницы — там нередки записи о рождениях, крестинах, свадьбах.

5. Используя имеющуюся информацию, поищите в поисковике Латвийской Национальной библиотеки Periodika.lv, в котором хранятся оцифрованные газеты и журналы. Предупреждаем: этот ресурс затягивает так, что можно легко забыть все на свете.  

6. Проверьте то, что доступно в интернете. Оцифрованные церковные книги, в которых есть записи о рождениях, смертях и свадьбах, а также "регистры душ", в которых доступны данные о живших в поместьях. Они есть на сайте LVVA www.lvva-raduraksti.lv. Чтобы хоть что-то из этого извлечь, нужно научиться читать церковные книги. Об этом подробнее здесь.

7. Легко доступны результаты трех переписей населения: 1897, 1935 и 1941 годов. Там можно найти данные об именах, фамилиях и возрасте людей, а также информация о том, как долго этот человек жил в конкретном месте. Информацию времен Российской империи можно найти в базе данных LVVA, а данные переписей 1935 и 1941 годов по конкретным волостям надо заказывать в самом архиве. Данные по 1941 году доступны и на сайте FamilySearch.

8. В Архивном отделе Регистрационного департамента Министерства юстиции можно найти данные о тех, кто родился с 1914 года и до наших дней. За более старыми данными придется обращаться в LVVA.

9. Внимательно изучите сайт Ciltskoki.lv. На сегодня это лучший негосударственный ресурс в Латвии. Особенно ценен раздел с проиндексированными записями церковных книг, а также раздел, в котором Эгилс Турсс и добровольцы пытаются работать с данными FamilySearch.


10. Присоединяйтесь к группам Dzimtas detektīvs и Ciltskoki на Facebook. Там тысячи людей, которые могут помочь в поисках. Прежде чем просить о помощи, внимательно прочитайте эту статью и попробуйте сначала найти что-то самостоятельно.

11. Лучшим помощником в поисках фотографий родных является фонд LVVA, в котором хранятся паспорта с 1925 года, а также фонд, в котором есть книги регистрации паспортов. Паспорта можно искать и на сайте FamilySearch, удобный поисковик по ним на Ciltskoki.lv находится здесь.

12. Если ищите высланных и осужденных в СССР, то обращаться надо не в LVVA, а в Латвийский государственный архив. Данные депортированных лиц можно найти в этой базе данных.

Также полезна и книга «No NKVD līdz KGB. Politiskās prāvas Latvijā: 1940–1986. Noziegumos pret padomju valsti apsūdzēto Latvijas iedzīvotāju rādītājs», в которой есть информация о почти 50 тыс. человек. Данные поданы по схеме: фамилия, имя, год рождения и место, дата ареста, формировка приговора и номер дела. Найти книгу можно в библиотеках.

13. Где, собственно, делать свое фамильное древо? В Сети довольно большой выбор, в Латвии чаще всего используют ресурсы Geni или MyHeritage. У них есть и платные, и бесплатные версии, причем возможностей последних зачастую хватает за глаза. Рисовать древо, конечно же, можно и самому, от руки.

14. Во время исследования количество накопленных материалов будет только расти, поэтому надо сразу продумать стратегию их хранения. Отдельно стоит подумать о порядке хранения фотографий. Подробнее об этом здесь. Не забыть надо и о резервном хранении данных — сохраняйте копию всей информации на внешнем диске или "флешке", а лучше всего в "облаке"» на сервисах типа Dropbox.

15. Не прекращайте искать. Архивы и исследователи регулярно находят и публикуют все новые и новые материалы, подчас появляются неожиданные источники, о которых вы и подумать не могли. Например, австралийские исследователи нашли латышских солдат, которые во время Первой мировой войны сражались на стороне Австралийской армии — и опубликовали их фамилии. Чтобы быть в курсе таких неожиданных открытий, необходимо быть участником профильных сообществ, например, на Facebook.


Полезная литература:

“Patrilineārā ģenealoģija, uzvārdi un ģimenes identitāte: Krievijas impērijas Baltijas guberņas 19. gadsimtā” ("Latvijas Arhīvi", 2000)

“Uzvārdu došana Vidzemes un Kurzemes zemniekiem”, (Kr. Upelnieks, 1936)

"Latviešu uzvārdi arhīvu materiālos. Latgale" (I.Mežs, 2017)

,,Latviešu uzvārdi arhīvu materiālos: Kurzeme, Zemgale un Sēlija” (Mežs, I., Stafecka, A., Siliņa-Piņķe, R., Kovaļevska, O., 2019).

“Latvietis un viņa kungs” (Rutku Tēvs, 1984) (В романе изображены истоки процесса присуждения фамилий, а также отношения разного уровня между крестьянами и владельцами поместий)

“Pagasttiesa Latvijā” (Mazure-Vucāne Modrīte, 2019)

Rēzeknes stārastijas 1772. g. dvēseļu revīzija (Elektronisko publikāciju sagatavojis vēstures maģistrs Agris Dzenis)

LTV raidījums “Dzimtaskoks” (2019)

Текст: Андра Чударе, Андрис Карклувалкс, Дита Виновска, Филипс Ластовскис. Фото: Карлис Дамбранс, Мартиньш Пурвиньш. Видео: Микс Силиньш, Патрикс Паулс Брикис. Редактор Филипс Ластовскис. Перевод: Наталья Хлапковская, Алина Семенихина, Эгита Пандаре. Корректор Лигия Циекуре. Дизайн: Наталия Шиндикова, Оскарс Дрегис. IT-поддержка: Улдис Олекшс.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.