Токсичный муж: когда уйти нужно, чтобы не умереть
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Перестаньте себя обманывать. Вы не сможете жить "в противогазе" всю оставшуюся жизнь — не дышать, не радоваться, не быть любимой и принятой, ценимой и поддержаной", — обращается к читательницам журнала "Клубер" автор Наталья Олифирович.

Ко мне на консультацию пришла девушка. Она сказала, что ей нужна оценка ситуации, и сразу попросила не считать ее сумасшедшей. Она была в отчаянии и совершенно не понимала, как ей себя вести.

Проблема была не с ней. Беда случилась с ее сестрой…

Сестра, Вера, была гражданкой другой страны — как, впрочем, и моя клиентка. Закончила с красным дипломом медицинский университет, прошла несколько зарубежных стажировок. Времени на парней не было — и когда в 25 она открыла глаза и посмотрела вокруг, то никого не увидела. Год, два — она работала, работала, работала… И тут появился ОН. Без образования (искал себя), временно без работы (делаю свой бизнес), 36-летний никогда прежде не женатый мужчина. Он быстро познакомился с родителями, сделал предложение и еще одно предложение — переехать в Беларусь. У нас, дескать, и страна прекрасная, и жизнь спокойная.

Родители были счастливы. Быстро сыграли свадьбу. Быстро купили квартиру в столице — зять ведь душевнейший человек. Все, конечно, оформляли на зятя — ведь дочь только планировала делать вид на жительство. Потом купили помещение под бизнес. Потом открыли там медицинский центр и купили все оборудование…

Счастливые молодые жили далеко, по телефону и Скайпу перезванивались часто, но буквально на минутку. Было ясно, что у молодой жены нет ни минуты свободного времени: организация работы центра, наем персонала, и сама не выходила даже в туалет во время приема. Муж стал директором центра. Вскоре Вера сообщила о беременности — но она проработала до последнего дня. Когда появился ребенок, родители примчались на помощь.

Они были поражены, что молодая мать, выписавшись из роддома, уже на следующий день пошла на работу. С ребенком оставалась няня. Придя с работы, Вера убирала, готовила и делала все, как положено. Ночью беспокойный ребенок не спал — а утром Вера опять и опять стойко шла на работу, сообщая родителям "Не беспокойтесь, у меня ВСЕ ХОРОШО".

Через год она позвонила сестре и попросила приехать. Вера встретилась с ней тайно, улизнув с работы на полчаса, и сказала — я так больше не могу… Я не знаю, что происходит — но мне плохо рядом с ним. Я как в клетке.. Я себя потеряла… Сестра попыталась успокоить и говорила все, что положено в этих случаях — помиритесь, все будет хорошо… Но Вера сказала одну фразу: "ТЫ не понимаешь… Он страшный человек…"

Сестра уехала, а Вера через месяц позвонила и сказала, что снова забеременела… И вот сейчас — эмоционально, размахивая руками, рассказывала сестра — она родила второго, продолжает работать и превратилась в зомби.

Я все еще не понимала, в чем ужас ситуации, о чем и спросила у клиентки.

И тут она стала плакать. "Вы не понимаете, — говорила она, — Веру как подменили"

И рассказала, что Вера, прекрасный водитель, приехав в Минск, ни разу не села за руль — муж забрал машину и говорит: я о тебе забочусь. Ездит он на ней, разумеется, сам.

Вера не знает города — она просто НИ РАЗУ не была ни в кино, ни в кафе, ни в театре, ни в Ботаническом саду. Она только работает.

Вера не знает, где находятся магазины — за три года она не купила ни трусов, ни колготок. Раньше большая модница, она просто превратилась в тень. При росте выше 170 она весит 47 килограммов. Одежда на ней висит, но на работе она в халате, с детьми гуляет няня…

Когда родители, в очередной раз приехав, увидели, что творится с их дочерью, они пришли в ужас. Они отвезли ее к врачу, но тот развел руками — дескать, анорексия, истощение, надо бы отдохнуть, попить витамины, сдать все анализы… И тут позвонил муж. Вера сказала: "Пришла в медицинский центр, хочу сдать анализы". Родители увидели, как изменилось лицо дочери. Она сказала, что ей срочно нужно домой и что муж сейчас приедет за ней.

Дома зять сказал, что родители грубо залезли в его семью, собрал вещи и выставил родителей за дверь. Они сняли гостиницу и задумались — как же так вышло, что они, бизнесмены, взрослые люди, купили квартиру и бизнес по сути незнакомому человеку — все оформлено на него. Но больше всего они переживали за здоровье дочери.

Они позвонили Вере на следующий день, но она не сняла трубку. Они попытались прийти к ней на работу — но администратор тут же вызвала мужа, и он мягко, но настойчиво выставил их за дверь. И родители заподозревали, что дочь сидит на каких-то таблетках. Почему зять так занервничал в ответ на простой анализ крови? Почему дочь не кормила ребенка, выписавшись из роддома, хотя у нее было молоко?

Я спросила, а чего же хотят от меня? Сестра Веры сказала: "Я понимаю, что выгляжу как параноик. Я уже была у психолога в моем родном городе, и это был специалист, к которому Вера обращалась раньше из-за сложностей в построении семьи. Когда я все рассказала, психолог была удивлена.Она помнила Веру как разумную, активную, энергичную девушку-трудоголика. Ее гипотеза была связана с тем, что Вера сместила зависимость с работы на мужа и теперь она под сильным влиянием".

Конечно, я попыталась сместить фокус с Веры на клиентку. Конечно, я много чего узнала о семье. Но история засела у меня в голове. Как за несколько лет разумная женщина, выигрывавшая европейские гранты на стажировки, любящая дочь и сестра превратилась в зомби? Я почитала о сектах и подумала — как просто сломать человека. Сделай его зависимым, не давай спать, заставляй много работать — и он никуда от тебя не денется… Но больше всего меня задел вопрос — когда же случается перелом? Ведь до какой-то точки и Вера сохраняла рассудок –она замечала, что все плохо, и была готова уйти. Но почему-то осталась… И после этого сломалась.

Почему мы не уходим от токсичных партнеров? Что нас держит рядом с ними? Все банально — те переживания, которые "клеят" нас в созависимости, и те инвестиции, которые мы уже вложили в человека и никогда не сможем забрать обратно. Не уходим, потому что:

Стыдно. Ведь люди говорили — посмотри на него! Он ведь ТАКОЙ… А я не слушала и не слышала…

Страшно. А вдруг все такие? А вдруг он будет мстить? А вдруг заберет детей? А вдруг убьет?

Грустно. Ведь была пара светлых моментов в начале отношений, когда верилось в то, что все будет хорошо. Воспоминания порождают веру, что все может измениться. Надо только немного потерпеть — и он поймет, какая я хорошая…

Обидно. Я столько сделала для этих отношений, вложила свою душу, стольким пожертвовала…

Я долго думала, стоит ли об этом писать — тема тонкая, сложная, многогранная. Я правда не знаю правильных ответов — и сама ищу их вместе со своими клиентами, участниками терапевтических и обучающих групп. Но иногда меня накрывает такая волна отчаяния и безнадежности, что я не знаю, как дальше говорить с человеком, что ему говорить, и стоит ли вообще это делать.

Мы в сотый раз говорим о тех самых отношениях, которые мы с легкостью называем созависимыми. Каждый психолог, а в последнее время — и каждый второй клиент знает все о треугольнике С.Карпмана, о построении границ, о взятии ответственности. Лед тронулся, господа присяжные заседатели, лед тронулся! Но рядом с каждым из нас живут люди, которых это знание ни разу не спасает. Это те, кто находятся в токсичных, отравляющих отношениях со своим партнером — и при этом не могут расстаться.

Когда я думаю об этих женщинах, перед моим лицом проносится целая галерея образов. Это и случайная женщина с замазанным синяком на скуле, спешащая утром в магазин. Это женщина, везущая пьяного мужа домой и всю дорогу выслушивающая, что она, корова, не умеет водить. Это насилуемые своими мужьями, рожающие каждый год детей жертвы домашнего насилия, сбежавшие в приюты и убежища и снова готовые поверить, что "он уже все осознал и исправился". Это женщины, отработавшие смену и спешащие домой варить борщ лежащему на диване мужу, который по-хозяйски распоряжается и ее временем, и ее телом.

Конечно, переломанное ребро или синяк под глазом сложнее скрыть, чем постоянное унижение, отвержение, обесценивание и презрение. Но от этого отношения те становятся менее разрушительными. Я бы хотела перечислить характеристики, которые присущи таким отношениям, и начала бы с того, как ведут себя в таких отношениях мужчины.

Мужчину можно охарактеризовать емким словом "мизогин". Мизогин ненавидит женщин и женское. В последнее время об этом часто пишут, но ведь очень сложно принять, что кто-то может презирать и дискриминировать человека по признаку пола. Конечно, почти все религиозные тексты пронизаны идеей, что женщина — существо второго сорта. Конечно, есть Ницше с его "Идешь к женщине — не забудь плетку", но мизогинию бывает просто сложно принять — и поэтому мы придумываем тысячу отговорок (от "У него была злая мать" до "Он сегодня не в настроении").

Мужчина с комплексом власти, желающий повелевать и править. Он укажет и расскажет, что, как и зачем делать женщине — от варки супа до выбора работы. Тотальный контроль и подчинение — то, что нужно такому мужчине.

Мужчина — психопат, с отсутствием эмпатии, "лишенный совести", лживый, манипулятивный, использующий женщину как объект для достижения каких-то целей. Его невозможно понять, просчитать, изменить. Читайте книжки — о них исписаны целые тома, и вначале отношений в такого мужчину нельзя не влюбиться.

Мужчина, использующий физическую агрессию. Он может толкнуть, ударить женщину, бросить в нее тяжелый предмет, выплеснуть на нее чай. Потом он говорит: "Ты сама меня спровоцировала, ты меня довела". На самом деле он совершенно не умеет управлять своим гневом. Его гнев — как деревенский сортир, в который автоматическая лента с интервалом в полчаса забрасывает пачку свежайших дрожжей.

Мужчина, любящий экономическое насилие. Портретный ряд простирается от "Куда ты потратила столько денег?", "У тебя есть декретные — на них и покупай еду" до "Оставь себе на талончик, я сам съезжу за продуктами".

Мужчина, который вечно всем недоволен и постоянно брюзжит, выдвигает претензии, давит, ноет. Жизнь с ним похожа на пребывание в вечном сумраке без надежды на луч солнца.

Мужчина — оценщик. Он, как ювелир, всегда сообщит женщине, на сколько карат она поправилась, где у нее морщины, сравнит ее с подругами и анорексичной Анджелиной Джоли. Жене такого мужа не нужны весы и зеркала — каждый день она получает ясную и точную информацию, что она не хороша, глупа, тупа, скучна, не заслуживает ничьей любви — и точка.

Если Вы встречаете такого мужчину — надо бежать. Если Вы влюбились — надо бежать. Если вы замужем за ним много лет, у Вас нет денег, дети маленькие, никто Вас не поддерживает — надо посчитать до ста и бежать.

Может, Вам повезет и наступит день прозрения. Может, в этот день Вы вдруг поймете, что жизнь — только одна, и Бог не создал для Вас ни запасных частей, ни запасного здоровья, ни даже возможности сохраниться в точке "18 лет" и начать все сначала.

Изменения происходят не завтра, а прямо сейчас. Токсичный муж — это муж, который Вас отравляет. Вы готовы еще несколько лет пожить возле Чернобылького реактора? Вы отрицаете влияние радиации на Ваше тело и душу? Вы всемогущи?

Тогда вам НИЧЕМ НЕЛЬЗЯ ПОМОЧЬ.

Но если у Вас есть надежда — бегите! За вредное производство доплачивают — и люди рискуют, зная, на что идут. Кто "доплатит" Вам за тотальное отравление Вашей жизни?

Доктор Хауз говорил: "Люди не меняются".Они на самом деле меняются, но крайне медленно. Сколько Вы готовы ждать? 10 лет? 20? 50? GAME OVER! Игра закончится раньше, чем Вы успеете понять, что не хотели в нее играть!

Вы можете еще раз прочитать книгу "Очарование женственности". Вы можете отмерить еще какой-то срок и прямо поговорить с мужем о том, каких изменений в отношениях Вы хотите. Вы можете попробовать еще раз.

Но только перестаньте себя обманывать. Вы не сможете жить в противогазе всю оставшуюся жизнь — не дышать, не радоваться, не быть любимой и принятой, ценимой и поддержаной.

Жизнь с токсичным мужем УБИВАЕТ…

Comment Form