Foto: DELFI

Андра Чударе

журналист

Вместо формул по физике - строчки из стихов

Годы летят, а воспоминания о школе остаются. Многим они согревают душу. Многие во время встречи выпускников хотят увидеться не только с бывшими одноклассниками, но и с педагогами. Каждый год в первое воскресенье октября в Латвии отмечается День учителя. И в этот день педагоги получают в подарок не только охапки цветов, но и слышат многочисленные слова благодарности в свой адрес. Сегодня о своих любимых учителях вспоминают известные в Латвии люди - Мария Наумова, Линда Мурниеце, Айдис Томсонс, Каспарс Брейдакс, Ольга Раецка, Интарс Бусулис и Вестардс Шимкус.

Булочки и чай для Интара Бусулиса

Любовь к музыке Интару привил его учитель Янис Оситис. Фото: F64

Первый учитель, который приходит на ум музыканту Интару Бусулису, руководитель отделения духовых и ударных инструментов Талсинской детской музыкальной школы Янис Оситис. "Он не только учил меня играть на тромбоне, но и научил любить музыку, не бояться сольных партий и выступать перед публикой. Но мои первые и главные учителя в жизни - это мои родители, которые работали с Оситисом рука об руку. Перед конкурсами он был готов приходить в музыкальную школу даже в семь утра. Он был фанатиком, не сомневаюсь, что и в наше время есть такие азартные учителя, которые хотят, чтобы воспитанник от всей души полюбил музыку и свой инструмент. У нас была традиция - после утренних занятий мы ходили в кафе "Māra", которое находилось напротив музыкальной школы, и Оситис покупал мне булочки и чай, после чего я шел на автобус и ехал в основную школу. Это время настолько ярко запечатлелось в памяти, что кажется, все это происходило со мной совсем недавно".

Стихи учителю физики от Марии Наумовой

Так Мария выглядела в 1987 году. Фото из личного архива

У певицы Марии Наумовой самые теплые воспоминиания связаны с уроками физики и французского языка. "Когда в 10 классе нас распределили на два потока - гуманитарный и технический, я, конечно, попала в гуманитарный класс вместе с еще 22 девочками и только одним парнем. Леонид Бурлаков, которого, к сожалению, больше нет на этом свете, не только преподавал нам физику, но и заботился о том, чтобы мы развивались как личности. Следует признать, что физика нас не особо интересовала, а вот сам учитель – очень даже: он был очень симпатичным мужчиной, поэтому девочки уроки физики посещали стопроцентно". Мария также признается, что поскольку этот предмет ей давался с трудом, она придумала своеобразный способ улучшать свои оценки – если в проверочной работе она не знала правильного ответа, то вместо него вписывала строчки из стихов.


Мария в первом ряду третья справа, 1987 год. Фото из личного архива

"Очень особенное место в моем сердце занимает также учительница французского языка. Когда в возрасте 16 лет я начала учить этот язык, ей было уже за 80. Она говорила на восьми языках! Однажды позвонила ей и сказала, что стою в очереди к врачу и не смогу прийти на урок, надеясь на то, что она его отменит. Но нет, она спокойно сказала: "Ну, тогда встретимся чуть позже!". Ничего не оставалось, как прийти и учиться. Сейчас могу с уверенностью сказать, что основа, которую она заложила, неоценима, поскольку французский язык играет большую роль в моей жизни. Правда, мне кажется, что каждый человек в нашей жизни своего рода учитель, у которого можно многому научиться. Желаю и другим это замечать!".

Линда Мурниеце всегда рядом на фотографиях с любимым учителем

Линда Мурниеце справа от своего учителя Израиля Манойма, 1982 год. Фото из личного архива

Бывший министр внутренних дел и предприниматель Линда Мурниеце поделилась следующей историей: "Самым любимым был мой классный руководитель в восьмилетней школе в Майори. Он был также моим учителем русского языка. Израил Маноим. Еврей, который был в Саласпилсском концлагере. Последствия пребывания в нем были заметны и в повседневной жизни: его пальцы были скрючены и удержать ручку он мог, только зажав ее между косточками. Мы были слишком маленькими, чтобы понимать, что именно он пережил, а он и не пытался нам что-либо объяснять. Только со временем я поняла, насколько все это было страшно. Я была очень сознательной ученицей, русский язык был моим любимым предметом. Зачастую после уроков я оставалась, чтобы поговорить с ним о своих сочинениях по русскому языку или послушать, как он читает Пушкина, Есенина.

На общих фотографиях, которые делали 1 сентября, я всегда стояла рядом с учителем. Только однажды за четыре года он на меня разозлился – когда уговорила класс прогулять урок учительницы, которая, на мой взгляд, нас унижала. Он сказал, что разочаровался во мне. И, конечно, вызвал в школу бабушку, что было для меня самым большим наказанием.

На этом фото, сделанном 1 сентября, Линда тоже сидит справа от учителя. Фото из личного архива

Спустя многие годы, когда я уже выросла и у меня родились дети, учитель написал мне письмо. Где-то нашел адрес. Он уехал жить в Израиль к родственникам. И какое-то время мы переписывались. Цитировали друг другу Пушкина и Есенина. Это были красивые письма на красивом русском языке. Несколько лет. Пока не пришло письмо, написанное другим человеком. В нем было сказано, что моего учителя больше нет. Но я вспоминаю о нем каждый раз, когда думаю о своей первой школе".

Первая учительница фортепиано Вестарда Шимкуса

Замечательные учителя, которые бескорыстно посвящали себя работе, встречались на жизненному пути и пианиста Вестарда Шимкуса. Он о своих школьных годах вспоминает так: "Была учительница, которой, занимаясь со мной, нужно было проделать особенно тяжелую и ответственную работу – это моя самая первая учительница фортепиану, долголетний и уже ушедший от нас педагог Mузыкальной школы имени Эмиля Дарзиня Рута Швинка. В ее фортепианный класс я попал в начале девяностых лет пятилетним мальчиком из села, который только начал играть на инструменте и в семье которого никто раньше не играл на пианино. Благодаря заложенному учительницей крепкому фундаменту, моим следующим педагогам достался очень заинтересованный в музыке и охотно занимающийся ученик, тогда как ей самой пришлось работать с маленьким мальчиком, которого академическая музыка не интересовала вообще, у которого вместо ладоней скорее были неуклюжие медвежьи лапы и который от фортепиано хотел только как можно быстрее сбежать. В нашей семье уже стала фольклором история о том, как учительница в присутствии родителей задала мне вопрос: "Вестард, тебе вообще музыка нравится?", на что я уверенно ответил: "Вообще то нет. Если только рок-н-ролл…". Но Рута Швинка не сдалась. Она безустанно работала со мной, даже в свободное время! И непрерывно ставила передо мной чрезвычайно высокие требования, которые просила соблюдать со всей строгостью, чтобы моя игра на фортепиано все больше прогрессировала.

Вместе с учительницей Рутой Швинкой на выпускном в музыкальной школе имени Эмиля Дарзиня, 2002 год. Фото из личного архива

Но самое главное – важнее всего для нее вместо абстрактного поиска моего "таланта" было максимальное включение родителей в процесс обучения. Как минимум одному из родителей, чаще всего это был мой отец, всегда нужно было присутствовать на наших занятиях и беспрерывно продолжать работать со мной в соответствии с указаниями учительницы еще и дома. По ее мнению, именно семья, интеллектуальный потенциал родителей и включение в воспитание ребенка - ключ к первым успешным шагам ребенка в игре на фортепиано. Я уверен, что без общей непрерывной работы учительницы и моих родителей и высоких требований не получился бы из меня пианист. В наше время намного более мягкая система образования, в рамках которой учитель лестным голосом несколько раз в неделю обслуживает воспитанника как своего "клиента", пока его родители зачастую ждут только отличных результатов, нисколько не вникая в процесс обучения. В то время такая система была бы для меня довольно удобной, чтобы сбежать от игры на фортепиано как можно быстрее".

Журналист Айдис Томсонс благодарен за строгость учителей латышского языка

Журналист Айдис Томсонс вспоминает о школьной поре следующее: "Интересно, что со временем мы больше всего ценим тех учителей, которые были самыми требовательными и строгими. Причем понимать это я начал уже в школьные годы. Лучшей оценкой, которую можно было получить у учительницы латышского языка Малды Терини, была "4" (по пятибалльной системе). Сейчас, пересматривая табеля того времени, я вижу, что по большинству предметов годовая отметка у меня была "3". Когда в средней школе эстафету переняла Сармите Ружа, я смог в полной мере оценить вклад предыдущей учительницы латышского языка. Сармите Ружа была такой же строгой, но я этого не ощущал. Она сказала – те, кто учились у учительницы Терини, всегда на голову выше. Если бы не было этих двух замечательных учительниц латышского языка, я не стал бы журналистом. Я безгранично им благодарен. Благодаря таким учителям и в советское время сохранялось большое уважение и ценность латышского языка и литературы".

Учительница латышского языка Малда Териня. Фото из личного архива

Сармите Ружа - учительница латышского языка, которая переняла эстафету в средней школе. Фото из личного архива

Учительница одолжила свое платье Ольге Раецкой

С большим теплом и любовью певица Ольга Раецка вспоминает своих учителей в Кайбальской восьмилетней школе. "В шестом классе нас начала учить Тайга Калвишке, она была всего на восемь лет старше нас. Она заметила, что я пою, и вдохновила развивать этот талант. Уверенность в своих силах передалась от нее, учительница сказала – если будешь много работать, станешь большой певицей! Я выступала на всех школьных мероприятиях. Когда мне было 14 лет, она отвела меня в оркестр "Lāčplēsis" со словами: "Эта девочка поет. Вам не нужна певица?". Приняли с условием, выдвинутым мамой, что после всех концертов меня будут привозить домой, поскольку в то время мы жили достаточно далеко.

Стильные учительницы Тайга и Ингрида в 1976 году. Фото из личного архива

Ольга Раецка и ее педагог Майга Гриетена, 1992 год. Фото из личного архива

А когда мне исполнилось 15, я не только пела, но и танцевала, и занималась в драматическом театре, учительница позвонила маме и убедила ее, что мне нужно идти дальше – учиться в Техникуме работников культуры и образования. Трудно поверить, что меня в 15-летнем возрасте отпустили учиться в Ригу! Учительница сделала все, чтобы меня туда приняли. Педагоги в техникуме были очень стильными, носили современные брюки клеш и туфли на платформе. Мы, девочки, старались подражать их стилю как минимум в праздничные дни, поскольку в будни нам нужно было ходить в школьной форме.

Школа всегда будет моим вторым домом, там я научилась любить и свою родину. Поэтому следует упомянуть еще одну учительницу, которой уже давно нет на этом свете – это Майга Гриетена. Она сама пела в Латвийской Государственной опере и десять лет занималась постановкой моего голоса. Она говорила – если усердно будешь учиться, то с пением объедешь весь мир. Благодаря ей из сотни девочек именно меня приняли в группу "Eolika". Помню, она мне даже одолжила свое платье, когда я шла петь к Борису Резнику! Я горжусь всеми своими учителями и одноклассниками, все они стали лидерами и просто хорошими людьми".

Ольга третья справа, ее обнимает учительница Тайга, 1975 год. Фото из личного архива

Каспарс Брейдакс об учителе-друге Майке Джоунсе

Участник театра импровизации "Spiediens" и ведущий утреннего шоу на "Radio SWH" Каспарс Брейдакс выражает благодарность за терпение и понимание не только учителям Адажской Свободной Вальдорфской школы, но и всем педагогам, которые делятся своими знаниями. "Особенно хочу выделить учителя английского языка Майка Джоунса, он был великолепным рассказчиком и умел заинтересовать нас даже в такие дни, когда над головой сгущались самые темные тучи. Его суперсилой было показать, что язык – это живой организм и что нужно нести ответственность за каждое сказанное слово. Он ловил те моменты, когда мы махали головой и делали вид, что все понимаем, и просил объяснить значение конкретного слова. Как бы мы не пытались выкрутиться, приходилось признавать поражение. Такое пристальное внимание учителя придало нам смелости не стыдиться, если мы чего-то не знаем или не понимаем.

В школьные годы Каспарс (на фото – за барабанами) играл в группе "Wild Silence", в состав которой входили также Андис, Эдийс и Свен. Фото из личного архива

Это фото в семейном альбоме Каспарса сохранилась с начала 2000 годов. Фото из личного архива

Он учил задавать вопросы до тех пор, пока ты с чистой душой мог сказать "I understand", а не "yes yes... wait what?". После выступлений на международных фестивалях мне говорят: "По тому, как ты говоришь, был уверен, что ты из Америки! Из Латвии? Точно?". Я всегда отвечаю, что это благодаря моему учителю. Майка больше нет среди нас, и теперь он там наверху, наверное, говорит на всех языках мира, поэтому я уверен, что он поймет, что я хочу ему сказать: "Спасибо за все, что так бескорыстно нам давал. Действительно спасибо тебе, учитель-друг!"".

Cодержание: Александра Плотникова, Айя Рутка, Андра Чударе, Кетия Нуке-Осите, Дита Виновска. Перевод: Александра Плотникова. Дизайн: Наталья Шиндикова, Оскарс Дрегис. Разработка: Николай Трубачистов, Улдис Олэкшс.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.