"Скрытая депрессия чуть не убила меня"


Улыбаться, еле сдерживая слезы: истории трех женщин о борьбе с депрессией
Foto: PantherMedia/Scanpix

36-летняя Ана Мантика росла с матерью, отчимом и любимой бабушкой.

"В нашем обществе принято, что женщины очень сильные — оказывают помощь, но сами обходятся без нее. В раннем возрасте я усвоила, что если у тебя депрессия и ты принимаешь таблетки, то ты слаб и безумен.

В юности быть сильной было очень легко: у меня было чудесное детство, хорошая школа, семейные отпуска. Я мечтала работать в журнале про здоровье и спорт. Получив диплом магистра, в 24 года я устроилась ассистенткой редактора в крупном журнале. И почти сразу почувствовала себя самозванкой. Несмотря на то, что я всегда была отличницей, я чувствовала себя глупее, хуже и некрасивее тех женщин, что работали со мной. Когда я, ростом в метр шестьдесят и с округлыми формами, ехала в лифте с высокими белокурыми моделями, я чувствовала себя, мягко говоря, не в своей тарелке.

На летучках я чувствовала себя неумехой, потому что редактор не одобрял мои идеи (и идеи многих других работников). Затем работа перестала приносить мне хоть какое-то удовольствие, хотя я мечтала о ней всю жизнь.

У меня начались отношения, которые с виду казались идеальными — парень был высокий, умный и выглядел как с обложки журнала, но он меня не понимал. Отношения тоже оказались провалом.

Внутри я перестала чувствовать что-либо — ни гнева, ни боли, ни разочарования, ни любви, ни веселья.

Единственное, что меня радовало — то, что я могла контролировать свое питание. Я начала резко худеть и стала очень тощей. Вскоре мой парень настолько встревожился, что позвонил моим родителям и они потребовали, чтобы я легла в реабилитационную клинику. Там, заполняя анкету, до меня дошло, что анорексия была моим способом справиться и замаскировать депрессию.

Я завершила программу, но безуспешно, и когда мы переехали, депрессия обострилась настолько, что я почти не выходила из дома — у меня не было ни друзей, ни поддержки. Мой вес снизился до той отметки, что у меня замедлилось сердцебиение, а психотерапевт заявила, что отказывается со мной работать, пока я не лягу в больницу и не начну принимать лекарства.

Это и разговор с моим дедушкой, который произошел несколькими месяцами раннее, помогли мне перебороть себя и культурно взращенную неприязнь к просьбе о помощи. В нашей семье знали о том, что у него депрессия, но никто не говорил об этом. Когда я навестила его, он рассказал мне о своей болезни и поведал, что ему стало намного лучше с тех пор, как он начал принимать лекарства. Я вернулась домой и легла на лечение. Мне прописали курс лекарств, и я наконец почувствовала себя намного лучше.

Я поняла, что меня растили и готовили к тому, чтобы стать золотой девочкой — счастливой, успешной, идеальной, но это были нереалистичные цели. Сейчас я принимаю себя любую. Я набрала здоровый вес, порвала с парнем, вернулась к семье и друзьям. Я нашла работу, которую обожаю, и которая приносит мне удовольствие.

Депрессия иногда напоминает о себе и тогда я занимаюсь йогой, встречаюсь с друзьями, читаю книги, хожу в церковь. Моя семья полностью меня поддерживает. Если понадобится, буду принимать лекарства и это значит лишь одно — я в здравом уме, чтобы позаботиться о себе".

Tags

Депрессия Личный опыт Психология

Comment Form