Ее не раскрыли. Cекретному агенту и защитнику животных Кристине Чилвер — 100
Foto: no "Dzīvnieku draugs" arhīva

Кристине Чилвер, скорее всего, не одобрила бы нашу идею написать о ней статью и, возможно, отказала бы нам в интервью. В течение жизни она избегала публичности и практически не фотографировалась, однако после себя оставила настолько важный след, что не рассказать о ней мы не можем. К тому же она оставила след как в Великобритании, на родине ее отца, так и в Латвии — родной стране матери. Шесть лет назад, уже после смерти Чилвер, Национальный архив Великобритании открыл файл агента "Фифи" и опубликовал данные о ее неоценимом вкладе в безопасность страны во время Второй мировой войны, когда она работала в Управлении специальных операций. 12 сентября исполнилось 100 лет со дня рождения Марии Кристине Чилвер.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

"Просто был шок. Я помню этот день. Я шла по улице и мне позвонили [из новостного агентства] LETA и рассказали всю историю из иностранной прессы", — так вспоминает день публикации британского архива Солвита Виба, в то время — глава Рижского приюта для животных Dzīvnieku draugs, который основала Чилвер. До сих пор она является председателем правления K.Čilveres Dzīvnieku drauga biedrība. Она знала Чилвер как другую, но не менее яркую личность. Впервые у Чилвер она гостила в 2004 году — в аскетичном, вековом охотничьем домике, в горной деревушке Великобритании.

Дом Кристине Чилвер. Фото из личного архива Dzīvnieku draugs.

84-летняя Чилвер, которая жертвовала доходы от управления возвращенной недвижимости на защиту животных и на создание Dzīvnieku draugs, хотела тогда лично познакомиться с новым директором приюта Солвитой Вибой, а также обсудить важные для нее вопросы по защите животных. О своем прошлом Чилвер ничего не рассказывала, лишь один раз обмолвилась, что когда-то была медсестрой.

Чилвер удивляла своей честной, прямолинейной и очень принципиальной позицией. Больше всего Вибе запомнились слова Чилвер о том, что человек никогда не может быть частично хорошим, частично честным или частично смелым.

"Не может быть где-то посередине. И она говорила, что человек не может быть добрым к людям, если он не добр к животным. Тогда он просто-напросто не добрый. Она это очень подчеркивала", — вспоминает Виба.

Часто люди говорят, что нужно идти на компромиссы, что мир не черно-белый. "Но есть вещи, которые либо черные, либо белые. Или ты честный, или нечестный. Нельзя сказать: я буду немножко честным. И она никогда не разделяла сферу этики людей и животных.

Человечность неделима. Она это говорила сурово, а не так, мягко, когда пытаешься никого не обидеть. Она могла быть очень строгой, если видела, что человек лицемерит, недоговаривает. Настоящий защитник животных, боец, и мы за ней — армия", — говорит Виба.

Солвита Виба. Фото: LETA.

Чилвер основывалась на этих принципах, когда создавала Dzīvnieku draugs, и, как признает Виба, ее вклад огромен. В том числе и относительно разработки закона О защите животных, который приняли в 1999 году. В 1990-х годах и в начале 2000-х защита животных для Чилвер была связана не только с тем, как это представляли себе в то время в Латвии: отлов бродячих собак и котов, их стерилизация, лечение, отправка в приют и поиск дома. Но также образование и создание более широкого понимания о животных в обществе.

"Единственный прямой наследник большого акционерного общества, большой семьи"

С Латвией связаны детские годы Чилвер. Родилась она в Лондоне в 1920 году, в семье британца и латышки. Позже с семьей переехала в Ригу, где училась в немецкой школе. В 1939 году Чилвер отправилась на учебу в Париж. Вернуться в Латвию (по имеющимся данным) ей удалось лишь спустя полвека.

"Двери моего кабинета открылись, и вошла небольшого роста, хрупкая, очень милая женщина, лет около 70, с густыми, седыми волосами, коротко подстриженными. Тогда мне показалось, будто кто-то, действительно, светлый и солнечный зашел в кабинет", — так описывает свою первую встречу с Чилвер адвокат Инта Сикора.

Инта Сикора. Фото: Annija Petrova

Предложение работать над делом об имуществе Чилвер Сикора получила от общего друга — Юста Николая Карлсонса, в 1993 году. "Через него я и получила первые документы и первое письмо о том, что, да, она хочет восстановить свою собственность в Латвии". О своей клиентке Сикора на тот момент знала лишь то, что она живет в Англии и является "единственным прямым наследником большого акционерного общества, большой семьи". Предприятие называлось Ch. Jürgenson — Otto Schwarz, ему до войны принадлежал известный ресторан Отто Шварц, на углу ул. Калькю и бульвара Аспазии. Здания предприятия, где располагались рестораны, вернуть не удалось, как и винное хозяйство. Однако частные владения семьи, вопреки недоверию работников самоуправления: дескать, "вы эту Кристине Чилвер выдумали",- все же удалось вернуть.

Когда с документами об имуществе и наследии все было улажено, Чилвер впервые со времен своей молодости приехала в Латвию. Это случилось весной 1994 года, вспоминает Сикора. В целом удалось вернуть примерно 10 зданий, не только в Риге, но и в других местах Латвии. "Ей было очень сложно легализоваться и просить вернуть семейную собственность, но она сделала это с выдающейся целью — пожертвовать большую часть своих доходов на благосостояние животных".

Не только приют для животных, а новое мышление

"Многие люди вернулись и во многих сферах начали что-то решать, думать. Вокруг этих людей возникли группы по интересам, которые затрагивали разные сферы, в том числе и культуру. И о культуре я говорю потому, что в этой группе были Зайга Гайле, Джемма Скулме, Кристине Чилвер, Юстс Карлсонс — наши (Dzīvnieku draugs — ред.) основатели. Объединились те люди, которые хотели делать что-то новое, хорошее", — рассказывает Виба. "Они были теми, кто это новое веяние Европы пробовал привнести как практически, так и идейно".

У Чилвер была идея — создать место, где помощь смогут получить все те животные, которым это необходимо. 8 октября 1996 года был основан фонд Dzīvnieku draugs, в свою очередь в 2001 году при помощи единомышленников Карлсонса и Иевы Лаукерс двери открыл приют Dzīvnieku draugs, в Риге, на ул. Фридриха Цандера 4.

Фото из личного архива Dzīvnieku draugs. При посещении приюта Dog trust в Великобритании Солвита Виба, Кристине Чилвер и представитель приюта

Чилвер выступала не только за так называемую практическую помощь животным, но и за то, что много работы нужно вложить в образование общества: лекции, экскурсии в доме Dzīvnieku draugs, а также в различные кампании в школах.

"Скажу честно, нам было очень сложно перенять информационную работу и ее необходимость, так как казалось, что ловить котов, спасать, лечить — это одно дело, а информационное — только говорить, организовывать и рассказывать — это можно потом", — говорит Виба. Кристине считала, что оба направления нужно развивать одновременно. Кроме того, Чилвер вступалась за животных, будучи вегетарианкой.

"Я Кристине, ты должна запомнить"

Виба также знает, что, когда Чилвер жила в Великобритании, еще до возврата имущества, она постоянно жертвовала разным организациям по защите животных, как в Англии, так и за ее пределами. "Многие люди, кто настолько обеспечен, выбирают другой образ жизни", — отмечает Виба.

К Кристине Чилвер нельзя было обращаться по фамилии или kundze (рус. — госпожа). Виба так вспоминает начало их знакомства в 2004 году: "Вы можете представить, какое-то время назад мне было еще меньше лет — я встречаю ее впервые, ей больше 80, и я хочу сказать "госпожа Кристине Чилвер", и она мне не просто "ну, не надо так…", а как отрезала: "Я Кристине, ты должна запомнить". Это не было так сурово, но я сразу все поняла".

В охотничьем домике горной деревни, далеко от Лондона, Чилвер жила со своей подругой Джин "Алекс" Фелгейт. Джин также раньше работала в британской секретной службе. К Чилвер она переехала после смерти мужа. Если бы в помещении не было телевизора и отдельных предметов, характерных для современного мира, эта обстановка практически полностью походила на ту, что была несколько веков назад. Очень аскетичный, обычный уклад, никаких лишних вещей, белые стены.

В тот раз Виба поинтересовалась, нет ли у Кристине какой-нибудь своей фотографии, которая могла бы пригодиться для домашней страницы и информационных материалов организации Dzīvnieku draugs. Кристине указала на стопку фотоальбомов, чтобы она взяла и выбрала что-нибудь. "И на этих фотографиях были только животные и растения — цветы… Ты листаешь альбомы и видишь, что ее в них нет. Еще есть некоторые друзья, события на фотографиях, но ее там нет, совсем. Не было ни одной фотографии, которую я могла бы взять из тех альбомов. Мне это показалось очень странным, и я это приняла как очень специфическую особенность личности. Потому что, ну, не может быть так, что у человека дома нет ни одной фотографии, хотя бы с прошлых периодов", — говорит Виба и добавляет, что последующие новости о деятельности Чилвер во время Второй мировой войны, возможно могут объяснить их отсутствие.

Для Инты Сикоры Чилвер стала хорошим другом, и адвокат вспоминает, как они вместе путешествовали по Латвии. Однако о ее деятельности во время Второй мировой войны Сикора не знала. Зная Чилвер, Сикора была уверена в том, что та способна на героический поступок, однако не могла себе представить, что она была "настолько большим героем".

Личность агента Фифи раскрыта лишь после смерти

В 2014 году Национальный архив Великобритании опубликовал идентичность легендарного агента времен Второй мировой — "Фифи". Им оказалась Мария Кристине Чилвер. Эта новость получила огласку не только в британских и латвийских СМИ, но и в других странах.

По данным архива, задачей Фифи в Управлении специальных операций Великобритании была проверка британских агентов на прочность и лояльность к государству. Она была "сюрпризом" для шпионов-новичков. Во время выполнения миссии шпионы ждали встречи с неким контактным лицом, однако вместо него их встречала "провокация" в виде потрясающей блондинки.

Слабость одного агента могла уничтожить целую шпионскую сеть, поэтому такие "провокации" были эффективным и необходимым методом внутренней безопасности. Чилвер притворялась французской журналисткой по имени Кристин Колард. Используя свою "необыкновенную интеллигентность, отвагу и стойкость характера", Фифи долго общалась с молодыми агентами и внимательно слушала.

Ее доклады могли означать конец карьеры для многообещающих агентов. "До вечера я узнала о нем почти все, что могла", — сообщила Фифи о некоем агенте, которого до этого момента инструкторы оценили высоко. Можно сделать вывод, что и к этой задаче Чилвер относилась с характерным для нее чувством справедливости. Она говорила, что "по сравнению с тем, что может случиться в реальной жизни, это все очень просто и безобидно", — сообщает Би-би-си.

Кристине Чилвер умерла в Великобритании 5 ноября 2007 года. Она не хотела больших похорон и места на кладбище, но просила, чтобы люди, если захотят помянуть ее, пожертвовали бы приюту Dzīvnieku draugs. Это можно понять, так как она всегда подписывалась — Кристине, друг животных (по-латышски — dzīvnieku draugs). В Dzīvnieku draugs рассказывают, что ни у Кристине, ни у ее подруги, которая скончалась несколько лет спустя, могилы нет. Почему их выбор был таким, можно только гадать.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

История Великобритания Женщины Латвия
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form