"Мне было восемь, и я была секс-рабыней маминого друга". Как Мишель Стивенс прошла через ад и выжила
Foto: Shutterstock

Писательница и психолог Мишель Стивенс издала книгу мемуаров Scared Selfless: My Journey from Abuse and Madness to Surviving and Thriving, в которой делится историей пережитого в детстве сексуального насилия и психического расстройства, а также рассказывает о своем пути к полноценной жизни. Журнал Cosmopolitan опубликовал фрагмент ее книги.

Все началось со старинной фарфоровой куклы. "Какая невероятная реплика", — сказала моя мать, любуясь ею в антикварной лавке. Но цена была слишком "кусачей" для моей матушки — кукла стоила триста баксов.

Мы возвращались туда раз в пару недель, и мать неизменно протягивала продавщице несколько купюр. А еще там все время был этот мужчина… Но я не особо думала о происходящем в свои восемь лет. И уж точно я не думала о том, что этот мужчина положил на меня глаз. Но вскоре он познакомился с моей матерью. А еще через какое-то время Гэри — хозяин антикварной лавки и учитель из местной школы стал маминым бойфрендом и моим опекуном.

По словам Гэри, я была одаренной. Для него это было крайне удобно и выгодно. Он записал меня в свой актерский кружок и приободрял, чтобы я участвовала в конкурсе школьных талантов. Конкурсанты показывали свое мастерство, и победитель определялся по громкости аплодисментов и криков зрителей. Гэри входил в состав жюри, которые присудили мне главный приз. После этого я играла все главные роли во всех пьесах, которые он ставил.

"Мне было восемь, и я была секс-рабыней маминого друга". Как Мишель Стивенс прошла через ад и выжила
Foto: Shutterstock

Остальным родителям казалось, что Гэри хвастается своей новообретенной дочкой. Частично это было так, но не потому что он действительно считал меня талантливой. Нет, все гораздо проще — Гэри был самовлюбленным человеком, а такие люди считают свои семьи продолжением себя, своими трофеями. Гэри считал себя выше всех, поэтому и его дочь (а точнее — даже не совсем настоящая падчерица) должна была превосходить всех.

Гэри стремился захватить все мое время — но эта задача не была сложной, так как моя мать уходила на работу еще до того, как я просыпалась, и возвращалась только поздно вечером.

Во время учебного года это значило, что я была в абсолютном распоряжении Гэри час утром и еще минимум три часа после обеда. А летом он был властен надо мной абсолютно каждый божий день.

Уж летом Гэри не стеснялся разворачиваться в своих садо-мазо развлечениях по полной, и использовал меня в качестве своей секс-рабыни. Каждый день он мне объяснял, как я должна думать и вести себя. Эти тренировки были похожи на дрессировку собаки, ведь собак учат сидеть, стоять, учат команде "рядом", а секс-рабов учат говорит, сидеть, служить. Как и собаку, меня учили полному повиновению.

"Темница" Гэри находилась в подвале. Он опасался того, что мать может что-то узнать, поэтому периодически перетаскивал свои садо-мазо принадлежности с места на место. Однако, он все равно оставил в подвале несколько гвоздей и крюков, приколоченных к потолочным балкам — на них можно было быстро повесить сбрую, веревки или другой бондаж. Кроме того, ему даже нравилось оставлять на виду некоторые "инструменты" — например, в углу стояла собачья клетка, якобы ожидающая следующей гаражной распродажи. На стене его домашнего кабинета висела деревянная лопатка, а гостям он, шутя, говорил, что это для "непослушных детей". Уверена, они даже не догадывались, что это вовсе не было шуткой, а в ящике своего письменного стола вместе с металлическими наручниками он хранил электрошокер и короткоствольный пистолет.

"Мне было восемь, и я была секс-рабыней маминого друга". Как Мишель Стивенс прошла через ад и выжила
Foto: Shutterstock

Я не помню, чтобы он угрожал мне пистолетом, хотя он вполне мог — из-за амнезии и давности событий я не помню многих подробностей. Я знаю это потому, что свидетели моего насилия рассказывали мне о вещах, которые я сама не помню. Но я отлично помню, как Гэри мне многократно угрожал электрошокером. А однажды он его применил, и этого раза мне хватило навсегда — эту мучительную боль вряд ли можно описать.

Когда Гэри не причинял мне боль, он купал меня в родительском внимании. По дороге в и из школы мы разговаривали об истории, политике и искусстве. За обедом он рассказывал мне о кухнях разных народов и учил, как вести себя за столом. Он подарил мне печатную машинку и повлиял на решение стать писателем и психологом. Он открыл мне глаза на мир и стал первым и самым важным наставником в моей жизни.

Когда мы еще жили с матерью вдвоем, я была заброшенным ребенком — мать постоянно работала, и я была одна-одинешенька. Мое одиночество стало добычей для Гэри — как любой опытный педофил, он смог определить, что мне нужно, и приманить меня этим. С ним я чувствовала себя особенной, умной и одаренной.

"Мне было восемь, и я была секс-рабыней маминого друга". Как Мишель Стивенс прошла через ад и выжила
Foto: Shutterstock

Годами, почти каждый день в четыре часа он звал меня в спальню за тем, чтобы удовлетворить свое вожделение. Только вот его "любовница" была ростом чуть выше метра и весила неполных 30 килограммов. Единственным, что ему досаждало, был тот факт, что моя мать и его официальная партнерша не собиралась никуда исчезать.

Неспособный избавиться от нее физически, он избавлялся от нее эмоционально — каждый вечер он запирался в своем кабинете, а каждые выходные уходил по магазинам за различными вещами для дома и мастерской. Разумеется, я должна была его всюду сопровождать. Моя мать замечала это и ей это очень не нравилось. Но она была не самым рассудительным человеком, поэтому не могла разобраться с ситуацией надлежащим образом. Вместо того она кричала — в основном на меня.

Однажды утром в субботу, когда я одевалась, чтобы как всегда пойти с Гэри на блошиный рынок, мать, стоявшая в дверях, вдруг спросила: "Куда это ты собралась, а? Ты останешься со мной дома". Затем появился Гэри, и мать заявила ему, что хочет, чтобы я осталась с ней дома: "Уж слишком часто она таскается с тобой на этот блошиный рынок". Гэри, как и всегда, остался невозмутимым, и лишь спокойно сказал ей: "Почему бы Муч самой не решить, чем она хочет сегодня заняться? Она способна сама принимать решения".

"Мне было восемь, и я была секс-рабыней маминого друга". Как Мишель Стивенс прошла через ад и выжила
Foto: Shutterstock

Одной лишь этой фразой он взял и избавился от ответственности, возложив ее на меня. Мне, восьмилетнему ребенку, нужно было выбирать между ним и матерью. Разумеется, свобода выбора здесь была очень условной, и Гэри знал об этом. Если бы я выбрала его, то он бы спас меня от гнева матери, да еще и угостил бы чем-нибудь вкусным. Но выбери я свою мать, то от Гэри не было бы спасенья. За это решение я бы заплатила очень дорого.

Поэтому я выбрала Гэри. Моя мать от ревности бушевала в гневе. Таким образом Гэри внес раздор между нами. Я уверена, что, если бы он мог полностью избавиться от моей матери, то он бы это сделал. Он упорно хлопотал о моем удочерении, но мать была непреклонна. Несмотря на свою наивность, она знала, что, если Гэри станет моим законным родителем, он бросит ее и попытается лишить ее родительских прав.

К счастью, она не поверила его увещеваниям. Но я до сих пор поражена тем, что она решила остаться с мужчиной, который больше всего хотел избавиться от нее и увести ее маленькую дочь.

"Мне было восемь, и я была секс-рабыней маминого друга". Как Мишель Стивенс прошла через ад и выжила
Foto: Shutterstock

Я не знала, как мне реагировать на эти слова. Я знаю, что это был комплимент, потому что он делал мне его так часто и с такой страстью. Но мой восьмилетний мозг не мог понять, что этот 33-етний мужчина действительно видит меня своей партнершей. Я была маленькой девочкой, а он был с моей матерью, и это получается семья. Он был мне отцом, а я его ребенком, верно?

Так мне казалось. Так мне хотелось. Я хотела быть нормальной, как остальные дети, мне хотелось нормальной жизни. Поэтому, когда Гэри мне сказал, что он "здесь только ради меня и ему нужна только я", я смутилась. Я встревожилась и ощутила чувство вины. Где-то глубоко я понимала, что все это очень неправильно, ведь этот мужчина просил меня заменить мою мать. Мне стало страшно. Несмотря на все ее недостатки, я любила свою мать и была ей преданна. А Гэри пугал и отталкивал меня. Меньше всего в мире мне хотелось бороться за его расположение, тем более с собственной матерью.

Эта выдержка была взята из автобиографической книги Мишель Стивенс, повествующей о реальных событиях из ее жизни — с восьми лет автора регулярно эмоционально и физически насиловал ее отчим-садист. Это продолжалось более восьми лет и привело Мишель к нервному срыву и трем попыткам совершить самоубийство. Но Стивенс смогла побороть свою травму и защитить докторскую степень по психологии, а глубокий анализ произошедшего помог ей изучить и понять психологию других людей, переживших насилие в детстве. Теперь она сама помогает жертвам насилия в рамках сообщества Post-Traumatic Success.

Source

DELFI Woman

Tags

Истории Книга Манипуляторы Мишель Стивенс Насилие Насилие над детьми Отчим Садисты
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form