Пацанка Джо. История жизни королевы тропического острова, любовницы Марлен Дитрих и самой быстрой женщины на воде
Foto: Instagram/leilahkingpoet

Марион Барбара Карстерс родилась в 1900 году и прожила длинную и насыщенную жизнь. С юности одевавшаяся в мужскую одежду, она водила скорую помощь в Париже во время Первой мировой войны, стала самой быстрой гонщицей на гидропланах, а потом единолично правила тропическим островом, окруженная десятками женщин, обожавших ее. "Лента.ру" рассказывает о ЛГБТ-иконе, которая прославилась на весь мир, но всего лишь хотела быть маленьким мальчиком.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Жуткий человек

Внешность Сергея Воронова сразу бросалась в глаза. Это был мужчина ростом почти два метра, мрачное вытянутое лицо которого дополняли густые усы и темные мешки под глазами. В 1918 году ему исполнилось 52. Во Франции, где он работал в то время, он занимался разработкой экспериментального метода лечения ран.

В своей работе "Интенсивное ускорение заживления ударных ранений благодаря применению тканей яичек", представленной французской Академии наук, он писал, что именно ткань "этой железы" (в отличие от тканей остальных желез, которые он также опробовал) способствует быстрому затягиванию раны. Воронов утверждал, что эксперименты, проведенные на 74 собаках, овцах и козах, подтверждают это.

Ему ассистировала 44-летняя американка Эвелин Бостуик — на тот момент единственная женщина, допущенная к работе в парижском Коллеж де Франс. Неизвестно, была эта парочка шарлатанами или просто некомпетентными безумцами, но с той поры Воронов и Бостуик стали буквально одержимы яичками.

Для врача российского происхождения важность тестикул стала ясна после визита в Каир, где он наблюдал евнухов: безвольных, женственных, до срока состарившихся. Это убедило его в том, что именно эти органы являются залогом здоровья и молодости.

Впрочем, до того момента, когда он встретил Эвелин Бостуик, эта идея оставалась лишь идеей. У американки же было немалое состояние, которое ей оставил отец, занимавшийся добычей и продажей нефти. И она охотно вложилась в поиски "железы юности" — поскольку сама была уже немолода и, что греха таить, потому что мрачный русский доктор казался ей загадочным и оттого привлекательным мужчиной.

Через некоторое время парочка начала оперировать старых баранов, вживляя в их тестикулы ткани из тех же органов молодых баранов и утверждая, что это позволяет дряхлым животным вновь стать активными, как в юности. Никаких явных доказательств действенности метода Воронов так и не предоставил — если не считать его собственные свидетельства и пару ни о чем не говорящих фотографий. Однако его эксперименты продолжались за счет средств Эвелин Бостуик.

Вскоре Воронов и Бостуик перешли к экспериментам на людях. Прооперировав двоих мужчин, больных генитальным туберкулезом, российский врач не вернул им здоровье и молодость. Более того, их состояние сильно ухудшилось.

Эти два случая Воронову удалось замять — в основном благодаря работе Эвелин, которая попутно служила его пресс-секретарем и мастерски увиливала от вопросов вездесущих репортеров. Врач продолжил свои операции и с радостью отчитывался о своих успехах, которые не мог подтвердить никто, кроме него и Бостуик.

В 1920 году Эвелин вышла замуж за Воронова. Это был ее четвертый брак.

Именно Воронов стал прообразом профессора Преображенского в романе Булгакова "Собачье сердце". Неизвестно, кем считал его писатель — шарлатаном или гением медицины, но дочь Эвелин от первого брака, Марион Барбара Карстерс была абсолютно уверена: Воронову нужно было только одно — деньги Бостуик. "Он был как стервятник, — вспоминала она. — Жуткий человек. Он ее и убил. Сделал так, чтобы его друзья-докторишки подделали свидетельство о смерти. Он дал ей смертельную дозу. Он хотел получить наследство — тут и гадать нечего".

Эвелин Бостуик умерла в 48 лет, 3 марта 1921 года, через день после одиннадцатой операции Воронова. Практически всю свою жизнь американка пила и принимала наркотики, и то, что она умерла в таком возрасте, а не раньше, — скорее везение. Тем не менее в свидетельстве о смерти действительно стояла пометка о смерти от естественных причин. Неизвестно, насколько обоснованы были претензии ее дочери, но факт остается фактом: Сергей Воронов до конца своей жизни жил за счет части наследства Бостуик, которая ему досталась.

Увы, кроме помощи доктору, помешанному на пересадке тестикул, и рождения трех детей от разных отцов, Эвелин не оставила в мире после себя никакой памяти, в отличие от своей старшей дочери, Марион Барбары. Впрочем, та получила известность вовсе не под данными ей после рождения именами.

Таффи

В 1891 году Эвелин объявила о том, что собирается замуж за офицера шотландского происхождения, капитана Альберта Карстерса, которого она встретила во время путешествия в Европу. Так и произошло. Об их совместной жизни в архивах не сохранилось практически никаких деталей. Почти десять лет прошли незаметно, и в 1900 году в Лондоне у пары родился ребенок — девочка Марион Барбара Карстерс. Сложно сказать, действительно ли Альберт был ее отцом, ведь Эвелин не отличалась особой верностью. Вскоре после ее рождения пара развелась, и отец не предпринимал попыток встретиться с дочерью.

Первым ее детским воспоминанием стало падение со спины верблюда в Лондонском зоопарке. Тогда она потеряла сознание, а когда очнулась и почувствовала, что к шишке на ее голове приложили холодный стейк, поняла, что ее зовут Таффи. Так она впервые отвергла общественно одобряемые девчачьи имена, данные ей при рождении. "Я никогда не была маленькой девочкой, — говорила позднее она. — Я выпрыгнула из утробы педовкой".

Действительно, несмотря на все попытки ее отчима Фрэнсиса, за которого Эвелин вышла замуж впоследствии и родила ее сводных брата и сестру, Карстерс была скорее мальчуганом-сорванцом. Когда отчим застал ее за воровством своих сигар, то потребовал от нее выкурить одну полностью в его присутствии — как бы плохо ей ни было. Девочка, которая к тому времени уже достаточно долго курила, спокойно исполнила его требование.

Если Фрэнсиса Карстерс откровенно презирала, то мать просто не чувствовала рядом. Уже тогда та активно употребляла героин и нередко испытывала мгновенную смену настроений. В такой ситуации разуму девочки надо было за что-то уцепиться, и она нашла это: море, корабли и острова.

Я ничего не любила в детстве. Только корабли Барбара "Таффи" Карстерс

В конце концов она была признана "угрозой для своих брата и сестры" и отправлена в американскую школу-интернат для девочек в Коннектикуте. Родители считали, что это наказание, но в своей автобиографии Карстерс писала, что знала, что "офигительно круто" проведет там время. Там же она подвела черту этому периоду в своей жизни, написав: "Оставила семью в 11 лет".

Ее ожидания полностью оправдались. В интернате она покупала на карманные деньги одежду для мальчиков и принимала участие в шалостях, которые совершенно не подобало устраивать девочкам.

Эвелин развелась с Фрэнсисом в 1915 году, и у ее старшей дочери появился новый отчим — французский офицер-драгун Роджер де Периньи. В отличие от предыдущего, он понравился Таффи. Роджер принимал ее маскулинность, охотно делился сигарами и научил водить свой автомобиль Peugeot — что далось Карстерс очень легко.

Поскольку в Америке жила ее бабушка по материнской линии, Нелли Бостуик, Таффи часто приезжала к ней. В 1916 году внучка попросила бабушку отправить ее в Европу "на войну", и та согласилась, устроив ее водителем кареты скорой помощи в Париже.

Так Таффи вновь оказалась в Старом Свете, где и получила свой первый сексуальный опыт в комнате задрипанного отеля с Долли Уайлд — племянницей писателя Оскара Уайлда. "Я сказала себе: Господи, как же круто! Чего же я ждала?"

Хотя Долли некоторое время встречалась с Карстерс и была популярной героиней парижской богемы, о том, какими были их отношения, нет практически никаких свидетельств. Будучи эксцентричной натурой, скорее персонажем книги, чем живым человеком, Долли преподала юной американке урок о том, насколько важно носить маску в обществе — ведь за ее шармом можно скрыть собственные страхи и неуклюжесть. В один прекрасный день оставив Таффи, которая была восхищена ею и считала ее чем-то "абсолютно мистическим", племянница знаменитого писателя дала ей и важное знание о том, что полностью доверять нельзя никому.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

История
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form