Пять главных вопросов, которые поставил перед нами 2020 год
Foto: Shutterstock

Пережив испытания 2020-го, каждый может добавить в свой список soft skills стрессоустойчивость. А заодно задать себе несколько важных вопросов на будущее. Forbes Life попросил экспертов — психологов, политтехнологов, экологов и ученых — ответить на главные вопросы прошлого года.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Самоизоляция помогла нам разобраться в себе?


Как заметили эксперты, мы столкнулись с двумя эпидемиями, первая — коронавирус, а вторая — коронавирусная паника. С началом карантина количество обращений за психологической помощью заметно возросло. При этом 90% из них оказались связаны с теми тревожными состояниями, которые были до начала пандемии. Локдаун лишь обнажил или усугубил ментальные проблемы.

Последствия самоизоляции также не стоит сбрасывать со счетов. В марте 2020-го научный журнал The Lancet проанализировал последствия мировых эпидемий, в частности вспышки лихорадки Эбола в 2014 году и атипичной пневмонии в 2003-м. По всем прогнозам человечество ждала серия неутешительных диагнозов: от повышенной тревожности, бессонницы и эмоциональной нестабильности до посттравматического синдрома и депрессии.

То есть, с одной стороны, мы остались один на один с ментальными проблемами, которые в привычном ритме "дом — работа" казались незаметными. А с другой — над нами навис груз будущих проблем — психологических и экономических. И в этом контексте еще острее встали вопросы самоопределения: кто я без ежедневных митапов и пятничных вечеринок, почему мне так сложно одному?

"Самоизоляция избавила нас от ежедневных ритуалов, от привычного образа жизни и действия. А любые автоматизмы — будь то игра на гитаре или обращение с гаджетами — не доводятся до сознания. Это действия, в том числе социальные по умолчанию, не поддаются осмыслению и сомнению", — комментирует доцент кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова Александр Рикель.

Нарушение автоматизма, по его словам, приводит к вынужденной рефлексии. И вопрос "За что мне все это?" не так страшен, как "Для чего мне это нужно?". Условно: для чего мне нужны ежедневные встречи с коллегами и какого смысла в жизни меня лишило их отсутствие?

"Такая рефлексия может приводить к продуктивному самокопанию и определенным выводам. Тогда человек переосмысляет ценности и свои ежедневные действия. Но в отсутствие навыков рефлексии некоторые могут впасть если не в депрессию, то в ступор. Есть и другая опасность: подменить одни ритуалы другими, опять же не осознав их смысла", — объясняет Александр Рикель.

Хорошая новость — навыки рефлексии можно прокачать как самостоятельно, так и с психотерапевтом, коучем или тренером. Плохая новость — нужно будет всегда делать поправку на "ветер" и фильтровать ценности. Одни навязали родители, а другие человек "обменял" на право быть в социуме и не считаться белой вороной.

Пандемия заставила нас переосмыслить смерть?


Весной мы все начали следить за одними и теми же цифрами: статистика заболевших, вылечившихся и умерших от коронавируса. Кто-то сравнивал эти данные со смертностью от гриппа, а кто-то — с естественной убылью населения или потерями во время прошлых эпидемий. Все эти попытки осмыслить настоящее и предсказать будущее — вариант адаптации к новой реальности. Той, где похороны транслируются через приложение Zoom, а торговые центры превращаются в морг.

"Когда все идет своим чередом, мы не склонны думать о смерти, ведь она означает разлом, прерывание естественного хода вещей. Менее спокойные периоды, такие как сейчас, ставят нас перед фактом: не все, что мы задумали, осуществится. Смерть в этой системе представлений — самый веский аргумент", — говорит Оксана Тимофеева, доктор философских наук, профессор центра философии "Стасис" Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Массовые смерти при эпидемиях отличаются от массовых смертей из-за войн, терактов, природных катастроф. Мы не видим самого источника смерти, наш убийца — вирус, "логика" его действий — где-то глубоко в медицинских отчетах.

"Сегодня мы общались с другом, коллегой, родственниками, а завтра кто-то из них уже в карете скорой помощи, в реанимации, в крематории. Оказалось, мы связаны друг с другом намного больше, чем кажется. Общество — это целое, и выпадение отдельных звеньев разрушает это целое. На уровне статистики "телеги с трупами" выглядят как ежедневно меняющиеся цифры в новостных лентах. Но есть другой уровень осознания, на котором количество переходит в качество", — говорит Оксана Тимофеева.

Позиция "отряд не заметил потери бойца" перестает работать, если в этом отряде был ваш родственник или знакомый.

"Во время войн и эпидемий статистическая вероятность такого поворота судьбы увеличивается в разы. Однако и между такими катаклизмами смерть не перестает быть предельным горизонтом событий. Пандемия не столько радикально что-то изменила, сколько за счет высокой концентрации смертей сделала видимым то, на что обычно мы закрываем глаза", — резюмирует Оксана Тимофеева.


Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

жизнь в карантине Аборты Австралия Карьера
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form