В общении Олег прост, легок, обворожителен и элегантен. Разговор с ним производит впечатление того настоящего французского шампанского, которое с минувшего Нового года он вдруг так полюбил, к собственному удивлению.

Никакого налета звездности у лауреата Российской независимой премии "Триумф" (за выдающийся вклад в отечественную культуру), премии Лоуренса Оливье Британской академии искусств (роль Есенина в спектакле "Когда она танцевала"), премии "Кумир" 2000 года в номинации "Кумир года", а также премии "Ника" и приза "Кинотавра", Государственной премии РФ в области киноискусства… Список можно продолжить.

Еще расти и расти

Меньшиков признается, что есть у него мечта — отложить все дела на год-полтора и отправиться в кругосветное путешествие. Простым туристом, обыкновенным путешественником. Эти год-полтора еще бы лет на десять дали заряд бодрости и сил. Но разве он может позволить себе такую передышку?!

— И то хочется сделать, и это, — говорит Меньшиков. — И в театре сыграть, и самому пьесу поставить, и кинокартину снять. И товарищество наше театральное все время что-то придумывает, новые проекты начинает.

Трудно отказаться от заманчивых предложений. А среди них "Утомленные солнцем-2", к которым вскоре приступит Никита Михалков. Идет и подготовка к съемкам фильма "Статский советник" по роману Бориса Акунина, в котором Олег выступит и как режиссер, и как исполнитель главной роли — Фандорина.

— Никогда не думал, что буду снимать кино, — рассказывает Олег. — Мне всегда было интересно самому сниматься, и судьба большей частью сводила меня с замечательными кинорежиссерами. Себя в качестве кинорежиссера я не представлял. Правда, обычно актера интересует только его собственная роль, мне же всегда было интересно попытаться мысленно "сыграть" все роли в сценарии. Но мне казалось, что я еще не мыслю "кинематографически". Театр, сцена — вот это мое, здесь я полностью ощущаю все пространство.

С кинематографом сложнее. Иной масштаб, иной подход. Но когда от Никиты Сергеевича Михалкова поступило предложение снять кино — это был такой шикарный подарок и одновременно такой вызов, который невозможно было не принять. Тем более, рано или поздно мне, я думаю, захотелось бы попробовать себя в качестве режиссера. И тогда надо было бы искать базу, собирать деньги, подыскивать студию — миллион проблем!

А здесь все — вот оно, на подносе. И я согласился, хотя прекрасно понимаю, как будет сложно и режиссировать, и самому играть главную роль. Но полагаю, что как человек думающий и творческий ниже определенного добротного уровня не опущусь. И сам для себя смогу определить, насколько я перспективен в качестве кинорежиссера.

Чуть-чуть повеселее

А началось все давно, когда в один прекрасный момент ходить служить в какой-то театр Олег уже не захотел ("Это просто разврат и скука"). И решил создать такой живой организм, когда собирались бы талантливые актеры, режиссеры и всем находилось бы общее дело, рождались бы спектакли. Ему так интересно.

Ему нравится это содружество, нравится то, что они делают. Но он уверен, что по-настоящему узнать, состоялся ли ты как режиссер, можно только поставив минимум десять спектаклей. И что до настоящего профессионала ему еще расти и расти.

Не думал ли он о строительстве собственного театра? Меньшиков говорит, что ему такой вариант предлагали:

— Но когда я себе все это представил… Нужно ведь будет посвятить себя только этому! Нет, антрепризная система меня сейчас больше устраивает. Дискомфорта в финансовом смысле я не ощущаю, пока не получал отказов. "Игроков", например, спонсирует японская компания Oki. Да и сами мы существуем в неплохом финансовом режиме.

Меньшиков признается, что и жизнь для него, пожалуй, — именно игра. К которой он старается относиться полегче: не принимать себя и все, что с тобой происходит, слишком уж серьезно. Хотя человек должен пытаться всерьез понять, что он есть такое. Но полегче воспринимать то, что нас окружает.

— Зачастую серьезный облик принимают и совсем уж неправильные вещи, поясняет Олег. — Кого-то излишне серьезно начинает волновать то, что делают коллеги, чем занимается сосед, и масса ненужных мыслей лезет в голову. Надо каждому о себе больше думать и чуть-чуть повеселее быть. Вот мы и эту историю гоголевских "Игроков" пытались делать как бы играя, шутя. Хотя все там точно прописано, как вор у вора дубинку украл, но все же мы для себя пытались это увидеть как столкновение двух подходов к жизни. Один — чрезмерно серьезный, тяжелый. Другой — легкий, более веселый. Художник всегда живет одним мгновением, не думая, куда его выкинет волна жизни в следующие двадцать минут.

У Гоголя комедия с подтекстом. Но иногда Меньшикову хочется сыграть в чистом виде блистательно написанную комедию положений. Он подозревает, что это умеет. И ему жалко, что этого поч- ти никто не знает и мало кто видел.

— Но не могу найти чистую комедию, — говорит Олег. — Они то с грустной ноткой, то с философской, а мне хочется того, что раньше называлось водевилем, — с куплетами, танцами, отвязную, лихую, современную историю. Может быть, стоит заказать такую пьесу, как однажды я уже заказал "Кухню"…