#10историй

Анастасия Тетаренко, перематывала кассеты на фломастерах

"Приближался Миллениум - люди ждали, что произойдет какой-нибудь апокалипсис. Мир не рухнул. Дети играли в калимбамбу и перематывали кассеты на фломастерах", - вспоминает свое детство в Резекне в конце девяностых-начале нулевых студентка Анастасия Тетаренко (23)

1918 1928 1938 1948 1958 1968 1978 1988 1998 2008 2015

Анастасия появляется - полная энергии, темные волосы развеваются на ветру. Был безумный день, но со стороны и не скажешь. Анастасия принадлежит к детям того поколения, что появилось на свет уже в обновленной, свободной Латвии, в русскоязычной семье. Единственное, что в детстве напоминало о тех странных, прошлых временах - бабушки в разноцветных платочках. Они сидели на скамейках перед домом в советские годы, сидели в "нулевых", сидят и сейчас. И, конечно, они в курсе всех новостей любого масштаба.

Дискотека с Олгой Раецкой. Фото из личного архива

Поначалу мобильных телефонов еще не было, компьютеры тоже не были так доступны, и все, о чем нужно было беспокоиться - это чтобы родителям не приходилось долго бродить по району в поисках своих детей. Особенно если наступало время ужина. "Окна нашей квартиры не выходили во двор, поэтому родителям по вечерам приходилось выходить на улицу и почти что за руку вести меня домой. Остальных - тех, кого родители могли увидеть в окно - так и звали: "Иди домой, уже поздно!" или "Домой, суп стынет!" Такое было время - нельзя было позвонить или скинуть смску. Было прямое общение - весь двор слышал, что у тебя дома суп готов!"

"Возможно, поэтому большинство людей, которые это испытали, сейчас не так уж нервничает, если интернет вдруг пропадает или случаются какие-то другие катаклизмы"

"Солитер" и виртуальные минные поля

"До подросткового возраста мы, конечно, носились по улице. Бегали, прыгали, лазили по деревьям, играли в калимбамбу и пятнашки, строили штабики из всего, что могли найти. Чуть позже мы сидели на скамейках и обсуждали свои грандиозные подростковые проблемы. Тогда же начали больше пользоваться компьютерами, а потом пришел интернет", - вспоминает Анастасия.

Прогулка на лыжах в лесу под Резекне. Фото из личного архива

Первое осторожное знакомство с компьютером произошло у отца-инженера на работе. Это был комплект развлечений для детей того времени: порисовать в "Пейнте", разложить карты в "Солитере" и прыгать по минному полю в "Сапере". Этим же увлекалось и немало взрослых. Понемногу пришел интерес к интернету.

"Был такой портал jippii.lv, где можно было переписываться в чате. Это была такая новинка! Ты вдруг мог переписываться с незнакомыми людьми. Это вроде бы расширяло круг твоих знакомых, хотя на самом деле - нет". Впрочем, поначалу сидеть в интернете было не так приятно, как сегодня - он был медленным, подвисал и время от времени отключался. Впрочем, пользователей это только закаляло. "Возможно, поэтому большинство людей, которые это испытали, сейчас не так уж нервничает, если интернет вдруг пропадает или случаются какие-то другие катаклизмы", - делает вывод Анастасия.

Лаурис против Эминема, Агилеры и t.A.T.u.

Детство в Резекне - это большая кампания друзей, в которой говорили и по-русски, и по-латышски. Конфликтов не было. Страна тогда погрузилась в процесс евроремонта, но в Латгалии у детей была возможность следить за тем, что приходит и с Запада, и с Востока. Большую роль тут играли телевидение и музыкальные каналы, которые обеспечивали новинками поп-культуры.

Финал Евровидения, группа t.A.T.u. Рига, 2003 год. Фото - LETA

"Очень быстро издавалась разная латышская музыка, но мы слушали и много русской. В те времена была популярна группа t.A.T.u., которая выступала на Евровидении, нам она нравилась! Сейчас, оглядываясь на те годы, я не могу сказать - wow, у меня был очень хороший музыкальный вкус! Был хип-хоп, был русский рэп, это все тогда уважали. В начальной школе у нас в топе были одновременно Eminem, Агилера и Лаурис Рейникс. Его "Sirds sadeg neparasti" была просто колоссальная песня для того времени. Это все сливалось вместе, и получался такая очень интересная смесь", - улыбается Анастасия.

Способ, который использовался для прослушивания музыки, лучше всего отражает темп эпохи. "Сначала ты фломастером перематывал кассету, чтобы быстрее попасть на то место, которое нужно, и ставил ее в большой магнитофон. Потом появлялся свой плейер, но кассету на фломастере ты перематывал по-прежнему. А потом появился CD-проигрыватель, и надо было постоянно думать, как бы не поцарапать этот проклятый диск!"

Примерять ботинки на листе картона

В детстве Анастасия хорошо понимала, что уровень жизни в разных странах различается. Семья на своем старом "гольфе" ездила к бабушке в село на юге Украины. Там можно было быстро оценить преимущества жизни в Латвии.

Резекне, 2005 год. Фото из личного архива

"Не могу сказать, что Резекне в те времена был очень продвинутым городом с большими супермаркетами. Но в селе на Украине жизнь вращалась вокруг рынка, где продавали и ковры, и свиней. И люди мерили кроссовки Adidas, стоя на листе картона. Эту разницу я поняла, когда вернулась домой - у нас такого больше нет! Прогресс и движение к западному - больше", - вспоминает Анастасия.

Соседи обсуждали с соседями, у тетенек и бабушек в пуховых платках это была топ-тема: на скамейках, в подъездах, на рынке, у клумб - а ты как проголосовала?

Свои выводы девочка сделала и после путешествий в другую сторону, на Запад, где люди улыбались гораздо больше. "Когда я возвращалась из-за границы, видела мрачные лица. Люди в Латвии были больше заняты своими проблемами. Усталые. Может, мы по-прежнему были придавлены бременем прошлого. Поскольку я появилась на свет уже после советской эпохи, я никогда не чувствовала себя несвободной. Но, глядя на взрослых людей определенного возраста, это чувство подавленности было заметно", - говорит Анастасия.

Новогодняя вечеринка с одноклассниками: игра в Twister. Фото из личного архива

Между тем, люди вокруг обсуждали, что делать со вступлением в Евросоюз и НАТО. У детей были дела поважнее, но то, что вопрос актуален, нельзя было не заметить: "В городе на самом деле об этом говорили. Люди волновались: что с ними будет? Были мероприятия, дебаты, люди собирались, говорили. Соседи обсуждали с соседями, у тетенек и бабушек в пуховых платках это была топ-тема: на скамейках, в подъездах, на рынке, у клумб - а ты как проголосовала? А соседи, а твои дети?"

Анастасии казалось, что мир огромен, и Америка недостижимо далека. А потом пришло озарение - на самом деле, не так и велик этот мир: "Когда в Резекне появились иностранцы, не говоря уж о том, когда у них был другой цвет кожи, это было wow. Со временем тех, кто сюда забредал или приезжал осознанно, становилось все больше. Ты понимал, что их не стоит бояться. Даже если он темнее, чем ты, и, возможно, вы друг друга не понимаете!".

Такое детство, как было у меня, можно было бы пожелать любому, говорит сегодня Анастасия. В детстве в семье закрепилась железная традиция: резать мясной салат к новогоднему столу и смотреть по телевизору "Иронию судьбы, или С легким паром!". "Таким было мое детство. Думаю, что такая же традиция была и остается у множества семей во всей Латвии!"

#10историй

Тамара Сталажа, видела трех первых президентов Латвии

Янис Шустерс, был уверен в перспективах животноводства

Янис Миесниекс, учил в школе семь гимнов на трех языках

Эдите Лайме, которую после депортаций дразнил парторг

Юрис Дукатс, исчез в дыре на глазах министра Никонова

Дидзис Эрра взрывал, залезал под поезда и ел сухой кисель

Ренарс Спрогис, вел политинформацию и торговал жвачкой

Марцис Зиеминьш, видел жигули на кирпичах

Адамс Бикше, интересуется янтарем, творогом и энергией