"Изымаемые из бумажной картотеки (актуальной базы данных) по истечении сроков хранения алфавитные карточки в обязательном порядке переводятся в электронный вид, что обеспечивает их постоянное хранение", — заверили в МВД.

В документах указаны возраст осужденного (реабилитированного), категория преступления, вид наказания и другая информация, пояснили в ведомстве. При этом МВД обязано постоянно хранить в оперативно-справочной картотеке только документы осужденных и реабилитированных за государственные преступления. "Срок хранения учетных документов на лиц, осужденных (реабилитированных) за иные преступления, может быть продлен в случаях, если эти документы имеют научно-историческое значение", — пояснили в МВД.

О том, что учетные карточки репрессированных в СССР уничтожаются по некоему закрытому межведомственному приказу 2014 года, на прошлой неделе писал "Коммерсантъ". О существовании документа узнал историк Сергей Прудовский, исследуя обстоятельства строительства Китайско-Восточной железной дороги.

Историк сделал запрос о репрессированном крестьянине Федоре Чазове ​в УМВД по Магаданской области, на что начальник информационного центра Михаил Серегин ответил, что его учетная карточка уничтожена. По приказу положено хранить сведения только до достижения осужденным 80-летнего возраста, отмечало издание. Советник президента и председатель совета по правам человека Михаил Федотов начал проверку.

Позже информацию об уничтожении сведений о репрессированных опроверг замминистра внутренних дел Игорь Зубов, заявив, что архивные карточки узников советских лагерей "подлежат хранению вечно". Конкретные случаи исчезновения досье, по его словам, следует рассматривать отдельно.

Как сообщили РБК в Росархиве, проверку также начала межведомственная рабочая группа по координации деятельности, направленной на реализацию концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. "Насколько известно Росархиву, никаких решений, связанных с уничтожением карточек учета на репрессированных граждан, в МВД России не принималось", — ответили в ведомстве.

Новости о существовании засекреченного приказа вызвали тревогу о сохранении национальной памяти, прокомментировала РБК исполнительный директор "Мемориала" Елена Жемкова. "Мы серьезно встревожены, потому что в таком случае уничтожался бы уникальный источник о судьбе осужденных", — отметила она.

По ее словам, в учетных карточках, в частности, указаны сроки осуждения и выхода на свободу, травмы и болезни во время пребывания в лагере. "Сведений очень мало, но они все равно очень важны", — подчеркнула Жемкова.

"Мемориал", отметила она, выступает за то, чтобы сведения о репрессированных хранились не в закрытых, ведомственных, а в государственных архивах. "По истечении срока хранения материалы МВД должны передаваться в государственные архивы, которые должны после экспертизы забирать на хранение то, что ценно для нашей общей национальной памяти", — считает Жемкова.

​Точное число осужденных в годы сталинских репрессий неизвестно. По подсчетам "Мемориала", число репрессированных может достигать 12 млн человек.