Бывшая глава Конфедерации работодателей Латвии Элина Эгле последние годы активно занимается поддержкой предприятий малого и среднего бизнеса, которые, как грибы после дождя, повырастали во время экономического кризиса, когда сокращенные и оптимизированные экс-сотрудники разных компаний придумали способы, как не сидеть на шее государства и обеспечить заработком себя и соседа. Новые инициативы правительства по введению минимальных социальных взносов (см. здесь), которые надо платить даже в случаях отсутствия доходов и неполного рабочего дня, и неясная судьба микропредприятий поставили многих перед выбором — стоит ли вообще продолжать "взбивать масло"? А если и стоит, то в Латвии ли?

Даже не десятина. Элина Эгле: "Если человеку не хватает на лекарства, то какой еще соцналог?"
Foto: LETA

- Если честно, я не ожидала, что так много предпринимателей выйдут к парламенту, — призналась Элина Эгле порталу Delfi. — Традиционно, бизнесмены — не те люди, которые будут куда-то идти с плакатами и кричать, они привыкли брать риски и нести ответственность. Обычно они стараются решать такие вопросы путем переговоров. А тут вышли, значит, другого выхода не видели. Они годами выстраивали свое дело, ничего не просили у государства, работали без выходных и прибыли, вкладывали каждую копейку снова в дело, а теперь им говорят: вы не нужны. Еще чуть-чуть, и в землю закопают.

Причем, как показывают маркетинговые стратегии, на одного человека, который озвучил свое недовольство, найдется десять, которые испытывают те же чувства, но промолчали. То есть недовольных — тысячи.

- Почему в 2010 году, когда вводились микропредприятия, правительство не заботило, что их работники социально не защищены? Уж не говорю о том, что полставочники и почасовики были всегда? Почему только сейчас озаботились социальными взносами, когда все и так не слава богу?

- Когда в кризисное время премьер-министр Валдис Домбровскис создал рабочую группу по микропредприятиям, в которой участвовала и руководимая мной Латвийская конфедерация работодателей, вопрос социальной защиты работников поднимался нами не раз. Но тогда решили, что главное — поддержать любую инициативу, в которой человек что-то начинает делать сам — с минимальными ресурсами или при поддержке друзей-единомышленников. Ведь в этом случае он не висит на шее государства. Он рискует своими кровными, в то время как по всей Европе таким активным людям оказывают поддержку. У нас решили, до определенного уровня оборота — 75 тысяч евро в год — предприятия не будут мучить сложной системой налогов, подробными отчетами и аудитами.

Помню, в прошлом году у меня была беседа с министром благосостояния Улдисом Аугулисом насчет минимальной социальной защиты. Позиция Союза была, что должен быть минимальный уровень, до которого ничего брать нельзя. Если человек на заработанные деньги не может купить себе лекарства, то как с него требовать еще и социальный взнос? Это уже не защита, а убийство получается. Увы, сейчас, если ты зарабатываешь 500 евро в месяц, то ты считаешься уже средним уровнем, который вполне в силах платить все налоги. Но это же бедность! Семья — два взрослых и один ребенок — с такими зарплатами выжить не может. Да и государство с одним ребенком на двух взрослых выжить не может!

В Европе до прожиточного минимума с людей не берут никаких налогов — они под государственной социальной защитой, как граждане своего государства. В той же Великобритании до 11 тысяч фунтов дохода в год никаких налогов платить не надо вообще — это считается минимумом на выживание… Все же государство нужно для того, чтобы организовать нашу жизнь, а не просто для того, чтобы мы его кормили. Со Средневековья с крестьянина требовали десятину, а у нас сколько хотят? Чтобы человек за труд получал меньше, чем платит в систему, о которой у него очень мало знаний и к которой нет доверия. Даже в Средние века так не делали.

Как много людей в Латвии верит, что, дожив до преклонных лет, они, взамен выплаченных социальных взносов, получат пенсию, на которую можно будет достойно жить? Элина Эгле

А ведь в начале 90-х у нас была разработана одна из самых современных систем социальной защиты. Она предполагала возможность инвестировать часть средств из страховых взносов, чтобы государство зарабатывало на них, подключать банковский сектор, работать с облигациями займа, приглашать иностранных инвесторов… Но об этом сегодня уже речи не идет.

- Шла хотя бы речь о том, чтобы, по мере выхода из кризиса, постепенно поднимать социальную защищенность людей?

- Никаких разговоров о средней и долгосрочной перспективе вообще не шло. Премьер Домбровскис тогда получил приз от Европейской комиссии за изобретение инструмента по выходу из кризиса — микропредприятий. Многие люди в это дело поверили: кто-то вышел через это из тени, кто-то затеял что-то свое… Сейчас всех загоняют назад в тень. Это же какой государственный ресурс нужен, чтобы контролировать жуткие новые налоги?! Мы до последнего не могли поверить, что такое безобразие с социальными взносами пройдет.

Подобные изменения в налоговой системе могут быть запланированы лишь, когда экономика оживает. Конечно, сейчас нет 18% падения ВВП, но нет и никаких резервов — у нас негативный баланс бюджета и надо расплачиваться за кризис. Да, Еврокомиссия прочит ВВП почти 3%, но эти расчеты были сделаны до новых решений правительства. К тому же, если посмотреть предпринимательский регистр Lursoft, то в 2015 году мы видим падение оборотов — экономика не растет, зато в следующем году подскочат цены на энергоресурсы…

На дворе — постиндустриальный век, вкалывают роботы, компьютеризация позволяет работать из дома, создаются бизнес-инкубаторы, площадка продаж наших продуктов — весь мир, а система мне говорит: так, милая дамочка, чтобы восемь часов отсидела — от звонка до звонка! Элина Эгле

Нам говорят, что европейские структурные фонды дадут позитивный рывок экономике. Но в первом полугодии влияния на экономику от этих фондов еще не будет — новый период только начнется, проекты только запустятся. К тому же малый и средний бизнес получают довольно скромную поддержку от структурных фондов — всего 8-10%. Зато на европейских фондах держится много государственных функций…

- Похоже, Рождество нам подарили еще то!

- Я каждый день встречаюсь с представителями двух-трех предприятий, которые говорят о том, что у них готов список на увольнение 50-70% работников, по 6-12 человек. Сколько будут стоить бюджету их социальные пособия? Как это отразится на доверии государству? Как тут можно планировать жизнь? При этом у нас подняли срок отработки для получения пособий, что только после 15 месяцев труда ты можешь претендовать на компенсацию по безработице. По счастью, хотя бы этот момент депутаты решили исправить - поняли, что в такой момент это уж слишком…

Основная волна увольнений пойдет в декабре, а кто не успеет — в январе. Причем в 2009 году мы заходили в экономический кризис одновременно со многими европейскими странами — у нас была возможность получить поддержку Европейского социального фонда. Для безработных, например, была программа столатовиков. Нам было с кого брать пример в похожей ситуации. Мы видели, что делают агентства по безработице и занятости в той же Голландии, Чехии. А сейчас? Сами!

Подсчитали только "прибыль" от новых налогов. Никаких убытков от увольнений и сокращений подсчитано не было! Никаких опросов предпринимателей, что они будут делать... Элина Эгле

Так что Рождество у многих будет далеко не тихим — все будем смотреть в свои трудовые договора, вести переговоры с людьми и, схватившись за голову, перепланировать следующий год: думать о грустном — не то том, как заработать, какие новые продукты внедрить и каких клиентов привлечь, а как оптимизировать человеческие ресурсы. Для многих семей рождественский подарок будет со знаком минус.

- Нам говорят, что многие микропредприятия были липовыми — просто способом оптимизировать налоги. Бывших работников, за которых надо было платить налоги по полной, переводили в статус "микриков", которые "продают услуги". Мол, таких правительство в первую очередь и пытается призвать к ответу.

- Уже на старте было ясно, какие предприятия и в каких отраслях оптимизировали таким образом своих сотрудников. К порядку их можно было призвать другим способом. К примеру, самозанятым у нас нельзя быть, если ты не может показать несколько контрактов, по которым работаешь. Такую же меру могли принять и в отношении микропредприятий — тех же таксистов или строителей. Это можно было сразу остановить, но этого не сделали. И проблема никуда не исчезает — она растет.

- Не менее обидное решение — требовать платить социальный взнос с минимальной зарплаты у тех, кто работает неполную ставку…

- Меня эта инициатива оскорбляет особенно! Свою докторскую диссертацию я писала о внедрении современных трудовых форм. Со знанием дела рассказывала, как в Европе внедряют более качественный баланс жизни и работы, чтобы люди не выгорали, чтобы более эффективно работали, чтобы не отсиживали лишние часы. Писала, например, что в Голландии около 70% женщин работают на неполную ставку — это их выбор, чтобы больше времени посвятить семье. Или возьмем Швецию, на которую мы так хотим равняться по части соцгарантий, — там хотят ввести четырехдневную рабочую неделю.

Чем подкупить народ на следующих выборах в 2018 году? Обещать повышение пенсий. Откуда их взять, хотя бы на бумаге? Из соцбюджета. Элина Эгле

Я считаю, что это очень снобистская позиция: нечего нанимать на работу человека, если не можешь обеспечить ему нормальной минимальной ставки! Почему предприниматель должен платить за несделанную работу? Думаю, этот вопрос можно задать в Конституционном суде.

Это нововведение затрагивает очень разные группы. Начиная с негосударственных организаций, в которых люди трудятся практически за идею. Например, Общество самаритян, которые готовы за треть ставки оказывать социальную помощь людям в регионах. Или взять мой бизнес — в сфере дошкольного образования. У нас есть много учителей, молодых мам, которые не хотят оставлять своих детей на полный рабочий день, но готовы вести отдельные предметы ограниченное число часов. Или возьмем наши вузы: мы хотим, чтобы студентам преподавал профессор, который работает в вузе по 20 лет и ничего не сотворил, или приглашать на ограниченное время практикующих профи высшего уровня?

На дворе — постиндустриальный век, вкалывают роботы, компьютеризация позволяет работать из дома, создаются бизнес-инкубаторы, площадка продаж наших продуктов — весь мир, а система мне говорит: так, милая дамочка, чтобы восемь часов отсидела — от звонка до звонка! Ну или плати налоги, как будто отсидела. Скоро нам будут говорить, сколько и за что мы должны зарабатывать и сколько наш продукт должен на выходе стоить. Если Служба госдоходов лучше меня знает, сколько я должна заработать, пусть тогда она и занимается бизнесом!

- Как вы оцениваете масштабы бедствия?

- То-то и оно, что подсчитали только "прибыль" от новых налогов. Никаких убытков от увольнений и сокращений подсчитано не было! Никаких опросов предпринимателей, что они будут делать в случае изменения системы налогообложения, не проводилось. Мы в вузе у каждого студента спрашиваем в реферате аналитику, а тут принимается закон без ничего. И самое циничное, что мониторинг по социальным взносам в Латвии будет вестись только через три года. Это дико. Человека выбросят на улицу, а через три года спросят: ну, как ты устроился?

Прогнозировать что-то на пальцах трудно. В Латвии всего около 120 тысяч предприятий. Примерно 20 000 из них — нулевые, существующие лишь на бумаге — они ликвидируются и умрут естественной смертью. Микро- и малый бизнес вместе — около 60 000 компаний, из них более 50 тысяч выбрали режим плательщика микроналогов.

Чтобы увидеть картину бедствия в целом, надо просчитать, как поведут себя люди, которые работали на неполную ставку (это около 160 000 человек) и на микропредприятиях (их около 50 000), кто будет уволен на время (скажем, до весны, когда рынок оживет), а кто — навсегда, кто уедет из Латвии, а кто останется…

Но кто об этом думает? Решался лишь вопрос, чтобы плательщики микроналога не создавали конкуренции обычным плательщикам. И конечно, вопрос пополнения социального бюджета: он не растет (Латвия — стареет), а нагрузка на него повышается — пенсионеров все больше. Чем подкупить народ на следующих выборах в 2018 году? Обещать повышение пенсий. Откуда их взять, хотя бы на бумаге? Из соцбюджета. И тут опять же оставляем за скобками прозрачность использования наших социальных взносов.

- Что предлагаете делать?

- Несмотря ни на что, мне бы не хотелось никого звать на улицы и, тем более, собирать чемоданы. Все же это наша страна, нельзя ее отдавать тем, кого интересуют лишь свои зарплаты. Призываю максимально использовать инструменты мирного воздействия — голосовать на платформе manabalss.lv. Наш Союз поддерживает там четыре инициативы. Кроме пересмотра системы социальных взносов и сохранения микропредприятий, мы продвигаем идею государственной поддержки Дня малого и среднего бизнеса, а также требуем сделать открытой систему работы СГД… Надеюсь, что люди, наконец, задумаются, за кого голосуют.

- А за кого надо? Других ведь нет?!

- Будем надеяться, что появятся — время есть. Наверняка, многие будут голосовать протестно — против тех, кто был до сих пор. Если исторически смотреть, то у нас партии без идеологии выдерживали максимум два созыва, зато идеологические, без особых экономических программ, стояли десятилетиями. Думаю, это изменится. В общем, интересно будет.