Разговор случился за два дня до выборов, на которых Марис Кучинскис намерен проголосовать в 130 км от Риги — в Стренчской области, где он задекларирован в сельском доме. "В нашей области голосовать просто: там живет 4000 жителей, почти все всех знают и смотрят на реальные дела каждого кандидата", — сообщил премьер.

В целом по его словам, результаты грядущих выборов вряд ли как-то отразятся на раскладе в правительстве, даже если покажут непопулярность отдельных правящих партий, но в парламенте "некоторая нервозность может начаться". Но и тут все понимают, что на местных выборах избиратели "больше смотрят не на партию, а на фамилии конкретных личностей в списке".

На сегодня главная задача правительства — решить вопрос с финансированием здравоохранения. 1 июня закончился срок, взятый на разработку вариантов Рабочей группы — она ясно дала понять, что жителям Латвии придется приплатить за свое здоровье, потому что внутренних ресурсов у государства уже нет. С предложениями Рабочей группы можно ознакомиться здесь. К началу следующей недели коалиция Сейма должна выбрать окончательный вариант, как уже с 2018 года будут изымать деньги населения на медицину. Кучинскис предположил, что к 2020 году финансирование здравоохранения доведут до 4% от ВВП. Сейчас оно составляет 3,4% — это 800-830 млн евро, а будет — 1,2 млрд евро.

Про перспективы налоговой реформы. После решения судьбы здравоохранения правительство к середине июня планирует все же одобрить законопроект всей налоговой реформы. Уже сейчас ясно, что придется сделать ряд отступлений от разрекламированного амбициозного плана Даны Рейзниеце-Озолы. Во-первых, доходы населения снизятся из-за введения обязательного страхования здоровья. Во-вторых, возможно, придется искать ресурсы для покрытия образовавшегося в ходе реформы дефицита бюджета в сто миллионов евро. Кучинскис считает дефицит спорным ("тут, смотря как считать"), но, если коалиция не решится на риск, "придется делать еще какие-то отступления от запланированного": ввод прогрессивной шкалы налогообложения или отсрочка по некоторым налоговым льготам на полгода-год.

Про нерешительность правительства. Ситуация с новой налоговой реформой напоминает предновогодний "много шума из ничего" с введением обязательных соцналогов — пошумели и забыли. Про ту историю Марис Кучинскис пояснил: "Да, тогда с соцналогом получился брак. Стало ясно, что уже в феврале мы бы увидели на улицах пикеты в больших количествах. Во-первых, система была не готова найти, где и кто работает, особенно если человек трудится во многих местах. Во-вторых, я все остановил после того, как объездил регионы: если в Риге для человека можно найти полную загрузку, то за 100-200 км от столицы человек счастлив, если он 100-200 евро зарабатывает, и облагать еще его работодателя полным соцналогом было бы просто нечестно. Вот если бы государство могло на тот момент выявить, кто честно работает, а кто умудряется обойти — это был бы другой вопрос".

Про замечание Еврокомиссии, что налоговая реформа увеличит неравенство. Кучинскис заверил, что он с этим замечанием категорически несогласен: "Мы цифрами докажем, что так не получается. Снижение ПНН с 23% до 20% — это уже дает людям дополнительные деньги, а будет еще увеличение необлагаемого минимума (в том числе — за каждого ребенка), от которого мы не отступим. Конечно, мы любим посмотреть на тех, кто много зарабатывает… тут могут быть требования, чтобы с них брать больше, введя прогрессивную шкалу. Но у обладателей маленьких зарплат доход серьезно повысится".

Про то, чьим рекомендациям правительство следует. "Нас интересует, как мы могли бы лучше жить и развиваться. Надо понять, что точку по всем вопросам ставим мы, и окончательные решения принимаем тоже мы. Конечно, мы выслушиваем всех, кто советует быть осторожными, но у нас есть свои аргументы. При этом я никогда не пойду на риск, который больше каких-то процентов. Я привык отвечать за свои поступки".

Про опустение Латвии. "Помню, на праздновании 60-летия ЕС мы обсуждали, какие блага получили. Да, когда Латвия не была в ЕС, у нас была граница — мы не могли никуда уехать. Но это и огромный плюс, что мир стал более открыт, и наши молодые люди могут ехать учиться и стажироваться за рубежом… Нельзя сказать, что все, покидающие Латвию, делают это только из бедности".

Про план развития Латвии. "Это живой план… Главное сейчас — идти на подъем экономики. Для того и создана налоговая реформа. Для того и нужны реформа здравоохранения и образования, которое тормозит нас. Наше видение, в какой стране мы хотим жить, не изменилось — мы хотим жить в стране, в которой всем лучше и все получают больше доходов. И к этому мы пойдем… Одновременно мы должны поднимать и уровень нашего сознания: результат будет лишь в том случае, если государство будет эффективнее руководить, а работающие люди — платить налоги… Если сравнить нашу ситуацию с другими государствами — я не буду называть их по имени — то после выхода из Советского союза, в котором мы были более-менее равны, остальным сейчас не лучше…"

Про рекомендацию не участвовать в "Северном потоке-2". По словам министра, правительство могло лишь высказать мнение по поводу этого частного проекта, что оно и сделало — не поддержало. Кучинскис сообщил, что проект "немного опасен для окружающей среды" и "влияет на безопасность нашего порта". Он акцентировал, что подобные решения приняли также Дания и Швеция…Тем не менее премьер категорически опроверг информацию, что негативное мнение правительства Латвии остановило транзитные грузы из России: "Я специально попросил у Минсообщения новые цифры транзита — они даже поднялись. И сторона, которая по сообщению агентства Reuters, остановила транзит — сама удивилась этой новости… Потому что политика есть политика, а экономика — это экономика. Все же смотрят прагматично".

Про "разные скорости" в ЕС. "Мы со всеми дружим. В Евросоюзе, частью которого мы являемся, мы имеем свое имя и влияние. Когда мы все, 27 представителей стран, сидим за одним столом, у каждого есть один голос. И нет разницы — Люксембург это, Латвия или Германия. И никакой другой скорости ни у кого нет. Если смотреть темпы прироста экономики — она у нас даже больше. Просто исходные позиции у них другие. У них отсчет идет с 1945 года, а у нас — с 1990. Это разница, которую мы пока никак не можем сократить.

Про влияние на Латвию российских санкций. "Мы довольно быстро вышли из минусов, которые последовали за санкциями. Нашли новые рынки, и влияние потери России почти не ощущается. Главный урок, который мы извлекли: всегда надо диверсифицировать бизнес на рынках. Если ставишь на одного, всегда есть риск. Все же маленькой стране и небольшим заводам можно быстрее переориентироваться. Новые рынки нашли даже те заводы, которые делали консервы — сейчас в новом дизайне и качестве их отправляют в другие страны. Как говорят предприниматели, если в перспективе российский рынок откроется — это будет дополнительный плюс. Я бы сказал, что за исключением тех немногих предприятий, которые 100% ставили на российский рынок, мы все наверстали потери и сейчас идем только в плюс.

Про судьбу "Лиепаяс металлург". "Правительство было под угрозой того, что придется на аукционе продать железо и все оставшееся от завода — Латвия бы получила максимум 10 миллионов евро. Но оказалось, что интерес к тому, чтобы обновить производство, очень серьезен. Вряд ли правительство на этом что-то заработает, но сейчас на завод претендуют серьезные игроки на международном рынке… Это игроки из той части света, которой в прошлый раз не было. Мы оптимистично настроены — для правительства это был довольно приятный сюрприз".

Про нового кандидата на должность главы БПБК. "Сегодня я познакомился и встретился с новым кандидатом. Мы час говорили о планах и о том, как вернуть репутацию БПБК, чтобы коррупция исчезла или сократилась… Иногда мы ждем богов снаружи, которые придут и наведут порядок, но это человек, работающий в системе, который хорошо ее знает изнутри… Больше месяца нужно на то, чтобы проверить кандидата на доступ к государственной тайне, но на меня он оставил хорошее впечатление — это человек, который хочет и может… Уверен, что все идет к лучшему".