Госсекретарь МИД признал, что жизнь латвийских дипломатов сегодня насыщенна вызовами, как никогда — Сирия, дело Скрипаля, санкции, брекзит, "сложные соседи" Россия и Беларусь… Только успевай давать ответы: чтобы национальные интересы отстоять, но "жизненно важный орган ЕС" не задеть; России претензии высказать, но транзит не перекрыть; беженцев принять, но местных жителей не перепугать; брекзит пережить, но евроденьги не утратить; границы оставить открытыми, но нежелательных персон не впустить…

О единой системе обороны ЕС. Тема собственной структурированной оборонной политики ЕС — новая на повестке дня. Латвия в прошлом году примкнула к этой новой инициативе. Безусловно, для нас НАТО — главный орган обеспечения коллективной безопасности, но и европейцы не должны быть на иждивении НАТО. Может, не надо копировать структуры НАТО, но и больше сотрудничать в рамках ЕС. Тем более что в нашем регионе есть Швеция и Финляндия (они не в НАТО) — важные партнеры по обеспечению безопасности.

О просьбе Германии освободить ее бизнес от участия в новых антироссийских санкциях. Санкции достигают цели, если они хорошо скоординированы в рамках ЕС и среди близкодумающих партнеров. Тому примеры — санкции Ирану по ядерной программе, Ливии, России после незаконной аннексии Крыма — все они эффективны. Последние санкции США, связанные с действиями России в Сирии, приняты на днях — пока они не применялись, а партнеры пытаются получить от Америки более подробные разъяснения, как они работают. Делегация Латвии во главе с министром финансов ведут переговоры в Вашингтоне — на следующей неделе все станет более ясно. Пока ЕС новых санкций в отношении России не принимал.

Санкции — тонкая материя. Законы в ЕС и США сильно разнятся. Если в США законодательство не позволяет компаниям оспаривать решение Минфина США в суде (оно обязательно к исполнению, без обсуждений), то в ЕС каждые санкции можно оспорить в суде — они могут повлечь сложные тяжбы. Тут решения надо принимать, основываясь на очень достоверных фактах…

О слабом лоббировании Латвией своих интересов. (В том числе о самых низких в ЕС дотациях сельскому хозяйству.) Это немного мазохистский подход, а я не хотел бы призывать заниматься самобичеванием. Надо работать. Например, вместе с министерством сельского хозяйства мы отстаиваем вопросы квот последовательно на каждом финансовом цикле — они увеличиваются. На данный момент мы координируем наши позиции со странами Балтии (в Латвии пособия в полтора раза ниже, чем у Латвии с Эстонией, — прим. Ред.) и Польшей. Да, пока мы отстаем, но движение есть.

О жалобе ЕС в ВТО на новые пошлины США. Подобные вопросы мы решаем в рамках международных арбитражей — это цивилизованный метод отстоять свою точку зрения в экономических вопросах. Безусловно, ЕС и США — крупнейшие стратегические экономические партнеры в мире. Действует несколько десятков многосторонних соглашений. Но есть темы, которые находятся в подвешенном состоянии — в том числе, договор о свободной торговле, который мы плотно прорабатывали с предыдущей администрацией США — сейчас тема заморожена. Ждем, пока администрация Трампа, которой уже исполнился год, закончит процесс изучения темы.

Мы активно работаем на двусторонней основе: балтийские президенты были в Белом доме. В оборонных вопросах у нас хорошая динамика. По двусторонней торговле США — в четверке крупнейших партнеров вне ЕС. По статистике, товарооборот с США у нас такой же, как с Китаем — более 500 млн евро. Экспорт растет.

О речи Вейониса на встрече президентов Балтии с Трампом. (По опросу TNS, речи Вейониса поставила "двойку" половина жителей Латвии.)

С нашей точки зрения, саммит и бизнес-форум в его рамках были очень успешны и эффективны. Это одно из наиболее значимых событий внешней политики Латвии. Подобное мероприятие на президентском уровне проходило лишь 5-6 лет назад — президент Обама посещал Таллин. Так что поддержка и развитие балтийско-американских отношений происходит как при демократических, так и при республиканских администрациях США. У нас есть полная поддержка безопасности и территориальной целостности, контакты между бизнесменами в области энергетики, транспорта и образования.

Не хотел бы развивать мазохизма в отношении того, как саммит освещала пресса. Люди зачастую перебарщивают в своих оценках, что похоже на местячковый мазохизм… Важно, что мы почувствовали: для президента Трампа страны Балтии важны. Сейчас готовимся к следующей встрече — в июле в Брюсселе.

О событиях в Сирии. Ситуация крайне драматичная. За последние несколько недель произошло серьезное обострение. Несколько дней назад выявили новый случай применения химических веществ режимом Башара Асада в отношении мирного населения — это недопустимо в XXI веке. Расследование инцидента затруднено. Международная общественность пыталась поднять вопрос на Совете безопасности ООН, но уже в шестой раз Россия наложила вето.

Напомню, когда были подписаны документы в Гааге, по которым правительство Асада взялось ликвидировать все запасы химического оружия, Россия взяла на себя статус гаранта исполнения. Но гарантии не соблюдаются — десятки мирных жителей были удушены химическими веществами. И это повлекло ответную реакцию западной коалиции, которую мы поддержали… Пока эта библейского масштаба трагедия продолжается.

О вероятности "третьей мировой". Очень надеюсь, что сирийский конфликт все же не станет предтечей "третьей мировой", но конфликт непростительно затянулся. Идет разрушение краеугольной страны Ближнего Востока, в конфликт вовлечены все соседние государства, откуда к нам идут миллионы беженцев. Пусть это звучит голословно, но призываем все стороны остановить мясорубку, провести разоружение и восстановить диалог Асада и оппозиции…

О доказательствах применения химоружия в Сирии. Для полных доказательств в Гааге, крайне необходимо, чтобы независимые эксперты были допущены к населенным пунктам, где химикаты применялись. К сожалению, доступ экспертов в Думу и восточную Гуту — крайне затруднен. Но сомнений в применении данных химических реагентов у нас нет.

О сборе миллиона подписей живущих в ЕС нацменьшинств за усиление их прав. Латвия этой теме на госуровне предает огромное значение… И Европа в целом — континент, где в наибольшей степени гарантированы подобные права. Не хочу лакировать действительность, что все у нас решено и нет примеров нарушения прав, но для того есть Европейский суд по правам человека… На Совете Министров мы регулярно рассматриваем случаи, когда компенсируем единичные случаи нарушений пострадавшим, но в целом Латвия блюдет права…

Возьмем тот же вопрос образования: Латвия — достаточно уникальный пример, когда из госбюджета, карманов налогоплательщиков, финансируется образование на семи-восьми языках, обеспечивая возможность и молодому поколению осваивать те же русский, белорусский или украинский языки. Сейчас идет дискуссия по дальнейшим реформам образования, но в целом права нацменьшинств соблюдаются.

О судьбе Шенгена в связи с наплывом беженцев. Хоронить Шенген не стоит — опросы в Латвии это подтверждают. Свобода передвижения — один из пунктов, по которому ЕС наиболее высоко котируется среди жителей Латвии. Сложности возникли, когда вопрос миграции был в острой фазе пару лет назад. Сейчас ситуация стабилизировалась. Поток беженцев ограничен. Этого мы добиваемся плотным сотрудничеством с транзитными государствами — Эфиопией, Эритреей, Турцией, Ливаном.

О развитии отношений с Россией. Сейчас отношения сложные. При этом есть темы, по которым мы хорошо понимаем друг друга. На следующей неделе вступит в силу документация по оформлению всех 273 км восточной границы — по всем международным стандартам. Из стран Балтии мы — первые. Для нас важно, чтобы граница была как проводником транзита (на днях госсекретарь Министерства сообщения участвовал в московской выставке TransRussia), так и серьезной преградой для нелегальной миграции, оргпреступности и наркотрафика.

Несмотря на политические разногласия, в прошлом году наш товарооборот вырос. И покупательная способность российских партнеров повысилась. Не хотел бы все оформлять в темных красках. Конечно, есть сложности по многим вопросам и даже диаметрально противоположные позиции — аннексия Крыма, российско-украинский конфликт, Сирия, попытки России вмешаться в нашу реформу образования и влиять на решение вопросов гражданства…

О "черных списках" с Россией. Скажем так, пока они не сокращаются.