"Скажу как есть, когда пожар, ты тушишь, где горит! — честно призналась министр здравоохранения Анда Чакша. — как человек из системы, я знаю все проблемы современной медицины. Но просто руки коротки…"

Сегодня Латвия — в хвосте Европы всей по доступности медицинских услуг для населения, о чем наглядно свидетельствует отчет Организации экономического сотрудничества и развития ОЭСР) за 2017 год: 42% своих расходов на медицину пациенты вынуждены оплачивать сами (средний показатель ОЭСР — 20%), 17,1% домохозяйств Латвии вообще не могут позволить медицинские услуги по финансовым причинам (средний показатель в 28 странах ЕС — 4%).

Для решения проблемы Сейм в прошлом году принял Закон о финансировании здравоохранения, который в 2019 году вольет в систему дополнительные 200 млн евро за счет увеличения на 1% соцналога с зарплаты (платят пополам: работник и работодатель). Плательщикам нового налога (а также 21 группе неплатящего его населения — детям, пенсионерам, беременным и т.д.) обеспечат доступ к расширенной корзине медуслуг, остальным будет доступна минимальная — семейный врач и неотложная помощь. Неплательщики смогут, по желанию, сделать добровольный взнос в систему страхования и получать те же услуги, что и плательщики.

Тем не менее, по словам Чакши, проблемы в системе здравоохранения Латвии будут наблюдаться еще долго — слишком много лет она финансировалась по остаточному принципу. Но сегодня министр смотрит на будущее с оптимизмом: изменение отношения правительства к сфере здоровья очевидно — появились дополнительные 200 миллионов евро. В итоге общий бюджет здравоохранения — больше миллиарда евро. В прошлом году было 840 млн евро — тогда выделили 32 млн дополнительно.

Не все также оптимистичны, как Анда Чакша. Вчера Латвийское объединение регионов при поддержке 10 депутатов Сейма предложило выразить недоверие министру здравоохранения, по их мнению, "министр давно не управляет ситуацией!", она начала реформу без необходимых подсчетов и не имеет представления обо всех нужных расходах и влиянии системы на общественное здоровье.

Что ответит министр на обвинения Латвийского объединения регионов? Интересное обвинение в ситуации, когда мы получили хорошее финансирование на этот год, сократили очереди и добавили компенсируемых лекарств в список! Я это "недоверие" связываю с двумя моментами:

1. Три недели назад мы сообщили, что будем более жестко регулировать фармацевтический рынок, создавая "коридор" для медикаментов по единому химическому названию. А лобби фармацевтических компаний сильно.

2. Идет борьба за то, кто будет участвовать в разработке общей базы данных — большой и сложной системы, работающей по всей Латвии. Она нацелена на то, чтобы врач не отправлял пациента за семнадцатью справками об уплаченных налогах или взносах обязательного медицинского страхования, а мог всю информацию получать сам. Надо, чтобы вся система работала моментально и онлайн, а не через месяц кто-то что-то туда вводил. К тому же сегодня очень жесткие требования к защищенности персональных данных. В 2020 году вся эта сложная государственная система должна заработать. На все это мы запросили 1,8 миллионов евро.

Какой диагноз системе здравоохранения Латвии ставит министр? Я не считаю, что это кома. Долгое время система была без соответствующего финансирования.

Я даже смеялась: может, это потому, что Veselība — на букву V, одна из последних в алфавите. Сейчас мы идем на обязательное страхование, чтобы создать стабилизирующий механизм для системы. Если смотреть на соседей, в Литве на здравоохранение идет 9% социальных взносов, в Эстонии — 12%. Мы сделали первый процент — это уже дает стабильное финансирование, но нужно больше.

Мы любим сравнивать себя с Эстонией — там финансирование на одного человека вдвое больше, чем в Латвии. В в этом — все: лечение, доступность врачей, зарплаты врачей и медсестер… В итоге врачи из Латвии учат эстонский (я уж не говорю про немецкий и другие языки) и едут работать к соседям. А следом за недостатком финансов, все остальное рушится, как карточный домик: нет доступа к врачам, потому что нет объема визитов, нет врачей, потому что им недоплачивают, нет медсестер, потому что они уходят в частных сектор, нет лекарств, нет инфраструктуры… То есть наш диагноз очевиден — малокровие.

Куда пойдут дополнительные 200 млн евро? Они не решают всех проблем, но мы пытаемся наладить баланс — и чтобы пациент попал к врачу, и чтобы врач остался в системе, и чтобы были новые компенсируемые лекарства (например, от аритмии, которые помогут предотвратить инсульт), и внедрялись новые технологии… И надо делать так, чтобы все было прозрачно, чтобы у людей не появлялось чувства, что деньги уходят в никуда.

85 млн — на увеличение зарплат медиков (чтобы мы их не теряли, им добавят по 200-300 евро), 113 млн евро пойдут на улучшение доступности медуслуг для пациентов. (В следующем году на добавку к зарплатам мы хотим еще 70 млн евро, на доступность услуг — еще 50 млн евро.) Конечно, трудно что-то заметить, если очередь была 5000 дней, а стала 500 дней. Но тенденция — правильная. Будем постепенно работать с каждым направлением. Все новое, что мы предлагаем, будет появляться на интернет-странице Национальной службы здравоохранения NVD, также надо спрашивать у своего врача.

Когда дорогие лекарства от рака станут доступны всем больным? С апреля государство будет компенсировать 13 медикаментов нового поколения от рака, курс которых стоит десятки и сотни тысяч. Они предназначены только для конкретных диагнозов в области онкологии (рак груди, простаты, желудка и т.д.), но они очень эффективные и работают на поздних стадиях. Это новое направление в "зеленом коридоре", начатом год назад.

Сколько людей умирают в очереди к врачу, не дождавшись помощи? Всего в Латвии за год умерло 27 тысяч человек. Сколько из них стояли к врачу или на обследования… Скажу, что в прошлом году очереди сократились на 40%. По сути, из-за недоступности обследований и анализов, никто не должен остаться в очереди (до смерти), для того мы и сделали "зеленый коридор" в области онкологии. А в остальных случаях, медпомощь в острых случаях доступна во всех больницах — там нет очередей. Все получают помощь. Увы, 60% пациентов, которые "скорые" везут в больницу — это необоснованные вызовы в случаях, когда надо было идти к семейному врачу.

Если обследование надо провести не в больнице, а амбулаторно, по направлению семейного врача, я советую заходить в раздел "rinda pie ārsta" сайта NVD — там можно посмотреть, где можно получить выписанную врачом услугу быстрее всего. Конечно, в больнице им. Страдиня очередь будет одна из самых длинных, но в поликлиниках Риги можно уже через неделю получить нужную услугу. Конечно, лучше бы это сразу сообщал семейный врач — где быстрее, где дольше получить госуслугу. Мы хотим сделать так, чтобы в острых случаях услуга была доступна быстрее.

Правильно ли делить людей на "две корзины"? (Тем, кто не платит соцналог, государство компенсирует лишь семейного врача и услуги "скорой помощи". На сегодня таких — 300 000 человек.) Всемирная организация здравоохранения рекомендует каждому государству исходить из своих ресурсов. Это очень популистично говорить, что надо всем все дать.

Надо быть реалистами. Когда мы шли на систему привязки медуслуг к социальному взносу, мы договорились, что кроме налогоплательщиков, обязательное страхование распространяется на 21 группу населения (детей, пенсионеров, инвалидов, молодых мам и т.д.) К тому же даже в "малой корзине" есть семейный врач, а именно он удовлетворяет все базовые нужды пациентов. Мы никого не оставляем на улице и без помощи. Это то, что мы можем себе позволить. К тому же надо быть честными в отношении тех, кто платит все налоги. Если бы все платили — у нас вообще проблем бы не было.

Выдержат ли семейные врачи и "скорая" нагрузку от пациентов, которым доступны только они? (По сегодняшним подсчетам, таких людей может быть 300 000.) Надо разобраться, а почему человек не платит налоги, если он не входит в одну из 21 группы, которую государство страхует автоматически? На что тогда этот человек живет? Почему он не может уплатить 1% минимальной зарплаты, чтобы попасть в систему? Я не думаю, что таких людей будет 300 000.

Как долго вступление в систему будет "стоить" 1% от минимальной зарплаты? В этом году. В следующем — 3%, еще через год — 5%… Это для тех, кто не в системе. Тем же, кто платит в систему 1% от своего соцналога, повышать взнос не будут.

Что улучшится в системе семейных врачей? Мы тесно сотрудничаем, ведь это самое важное звено всей цепи здравоохранения. Мы даем поддержку семейным врачам на открытие новых практик. Особенно поддерживаем тех, кто выбирает практику в сельских регионах. В Риге новые врачи ждут очереди, но мы хотим, чтобы они шли в регионы. Также мы планируем усилить обеспечение нужд пациентов по вечерам и выходным, чтобы пациенты в некритическом состоянии (с температурой, давлением, кашлем и т. д.) не ехали сразу в больницу.

Скажем, в Сигулде самоуправление организовало работу педиатра по вечерам и в выходные и само ему доплачивало — пациенты были рады. У нас есть опция "педиатр прямого доступа" — педиатры должны быть во всех региональных больницах. Также хотим договориться, чтобы на 5-6 семейных врачей был педиатр, который поможет с детскими болезными, а также дежурный врач для вечеров (хотя бы до 22.00) и выходных. Это бы разгрузило больницы и "скорые".

Почему некоторые услуги — намного дороже, чем в России и Беларуси? (Например, платное ПЭТ КТ для обследования опухоли — 2000 евро, а у соседей — около 700 евро.) Цены на коммерческие услуги медицинские центры регулируют сами, исходя из стоимости медикаментов, амортизации аппаратуры, зарплаты врача и т.д. Но когда мы беремся закупать услугу для государственной корзины (в частности, ПЭТ КТ), мы будем бороться за цены, чтобы они не разнились с ценами на подобные услуги у соседей — Литвы и Эстонии. Мы не хотим переплачивать.

Каких врачей не хватает? Всех специальностей, где работают головой: ревматологи, эндокринологи, неонатологи, психиатры… Педиатров катастрофически не хватает. И это понятно: надо очень любить детскую психиатрию, чтобы пройти весь путь к ней. Это надо учиться полный курс на психиатра плюс еще три года — на детского. Сейчас работаем над тем, как улучшить ситуацию.

Когда все врачи и лекарства для детей будут бесплатны? Консультации и исследования у нас бесплатны. До двух лет некоторые антибиотики компенсируются на 50%. В этом году список компенсируемых лекарств подрос. На следующий год еще больше подумаем в следующем году.