На просьбу оценить размеры коррупции в Латвии, Калнмейерс выразил точку зрения, что они "довольно большие".

"Это как айсберг, который над водой виден только на треть. Остальная его часть скрыта под водой. Я не знаю, как обстоит дело в других странах, но, на мой взгляд, в Латвии политическая среда очень срослась с предпринимательством. Если мы посмотрим, у сколь многих депутатов парламента есть родственники в предпринимательской деятельности… В СМИ довольно часто появляется информация о сделках различного рода, которые связаны с непосредственным или косвенным влиянием политиков", — отметил генпрокурор.

Калнмейерс признал, что родственникам политиков никто не запрещает заниматься бизнесом, "но именно потому я и говорю, что предпринимательская деятельность очень плотно срослась с политической средой".

"Это не всегда плохо, я бы так не говорил. Однако очень трудно выяснить, где все в порядке и все честно, а где не все так прозрачно. Пролезть внутрь только на словах, без собранных фактов, — это рискованно. Я за это не взялся бы. Но Латвия — очень маленькое государство, нельзя бросать никого, кто честно занимается бизнесом, — за это ему уважение и честь. Если у него есть родственник в парламенте, это само по себе пока ни о чем плохом не говорит. Но существуют и проблемы. Много и разных", — отметил прокурор.

По его мнению, в Латвии очень некачественно составлен закон о предотвращении конфликта интересов между государством и должностными лицами самоуправлений. А в качестве наиболее существенной проблемы в учреждениях, следящих за финансовым контролем, Калнмейерс упомянул недостаток квалифицированных специалистов.

"В связи с начатой в прошлом году реорганизацией Таможенной полиции Службы Госдоходов (СГД) и Финансовой полиции люди либо ушли с работы, либо перешли в другие учреждения. Пришли новые, неопытные, которые только в будущем станут профессионалами. При этом, соответственно, страдает качество", — пояснил он.

"В Госполиции большая текучка кадров происходит два последних года. Все время, а вообще — с самого начала кризиса в 2008 году, наблюдался негативный баланс: работу в полиции оставляют больше людей, чем приходят. В 2014 году этот баланс впервые был положительным, но в 2015 и 2016 годах он вновь стал отрицательным. Работа действительно трудная, следователи загружены, требования по качеству все время повышаются. Суд просит прокуратуру, чтобы было качество, и нам опять надо просить о расследовании. Надо отметить, что в Госполиция прошла реформа о заработной плате — это положительная тенденция, она дает веру в то, что в будущем ситуация улучшится", — подытожил Эрикс Калнмейерс.