Утром 23 ноября Синтия, как обычно, вышла из дома, села на общественный транспорт и уехала в университет. Чуть позже созвонилась с матерью. Это был их последний разговор.

"Без пяти восемь она мне позвонила и задала такой вопрос: "Дома все в порядке?" Я подумала, с чего такой вопрос… Говорю — "Да, а ты?" Она говорит — "Я еду". И на этом у нас кончился разговор. И потом, когда я ей хотела позвонить, звонок постоянно переадресовывался… Я больше не могла до нее дозвониться", — вспоминает Марика Балиня.

Дочь должна была вернуться домой около пяти вечера. Поняв, что Синтия задерживается и не звонит, мать забила тревогу — по ее словам, для дочери такое поведение было нетипично. Синтия редко где-то задерживалась, всегда звонила и говорила, где она находится. Большую часть времени она проводила дома за учебой.

"Посоветовали обзвонить все больницы. Обзвонили — не нашли ее. Тогда я уже обратилась в полицию по адресу Аллажу, 2. Пришла инспектор и приняла от меня заявление о пропаже. Тогда же я упомянула, что были угрозы", — рассказывает Марика.

Переписка с актером из украинского телесериала

По словам Марики, все началось просмотра украинского телесериала на телеканале 1+1. "Мы смотрели украинский сериал, нам понравился актер, который там играл. Мы ставили ему "лайки" [в "Фейсбуке"]. Началась вроде бы нормальная переписка с этим актером (якобы это был он) о том, как снимаются фильмы, и так далее. Он сказал, что не будет со своего профиля писать — но со странички фан-клуба", — говорит Марика.

Вскоре Марику и Синтию в этом общении начало что смущать. Женщины перестали переписываться с "актером". С этого момента, по словам Марики, все и началось.

"Когда мы перестали идти на контакт, начались угрозы. Угрозы такого плана, что, если мы не пойдем на контакт с ним, нам будет очень плохо и, может быть, даже будем "лежать в белых тапках"… Мы этому не верили.

Еще он [утверждал], что занимается черной магией, и сделает такой ритуал, что завтра моей дочери не будет. Мы этому просто не верили",— рассказывает мать Синтии.

Марика утверждает, что злоумышленник не требовал денег. Вместо этого он призывал ее к странным сектантским ритуалам.

Непонятные происшествия с телефонами

"Он требовал, чтобы я стояла на коленях перед монитором и чтобы плакат нарисовала, что он самый лучший. Я этого не делала. […] Мне написали, что знают мой адрес и 26 декабря приедут ко мне в гости", — говорит рижанка.

По ее словам, одними угрозами дело не ограничилось.

"После этого он — я не знаю, как, — взломал телефон моей дочери и стал загружать видео из сериала со сценами насилия, где душат женщину и кричат "Помогите! Помогите! Вашу дочку убивают!"

Был взломан и мой аккаунт, были уничтожены все принт-скрины нашей с ним переписки", — утверждает мать Синтии.

Марика удалилась из "Фейсбука", купила себе и дочке новые телефоны, сменила абонентские номера. И отправилась вместе с Синтией писать заявление в полицию.

"В начале ноября мы пошли в отделение полиции в Вецмилгрависе, изложили всю суть ситуации. Инспектор сказал, что не будет принимать от нас заявление такого рода. […] Мы сказали, что угрозы исходят из Украины. Инспектор ответил, что это "международные дела", такое заявление он не может принять. […] Просто отказались принять заявление от меня и от моей дочери", — подчеркнула мать Синтии.

После этого, говорит Марика, Синтия перестала чувствовать себя безопасно.

"Дочка сказала, что боится ехать в "Турибу", где она училась. Два раза я ездила с ней, ждала, когда кончатся лекции. […] Потом вроде бы все утихло. Я купила ей новый телефон, но с ним тоже началось что-то странное: я ей звоню, а звонок переадресовывается. Она пришла домой, я спрашиваю — "А почему так?" Она говорит — "Я ничего не делала с телефоном". Говорит, что ждала, когда я ей позвоню, но так и не дождалась", — вспоминает мать студентки.

По словам Марики, накануне пропажи, вечером 22 ноября, Синтия готовилась к контрольной работе по английскому языку. Ничто не предвещало беды. Но странности с телефоном продолжались.

"Утром она встала, и видит, что звонят с американского номера. Потом с японского. Мы хотели это зафиксировать — но через минуту все пропало, ничего нет, все чисто", — недоумевает Марика.

Тело Синтии нашли 26 ноября в лесном массиве Мангальсалы, в 150 м от дороги. Видимых признаков насилия на теле девушки не было, но она лежала в неестественной позе. При себе у нее не было многих личных вещей — денег, сумки, телефона, учебников, золотого кольца, косметички. Другие вещи были разбросаны неподалеку. Телефон Синтии до сих пор не найден.

Как стало известно позднее, смерть девушки наступила в вечер пропажи — 23 ноября.

Результаты судебно-медицинской экспертизы пока не получены. Полиция комментариев пока также не дает. Известно, что рассматриваются две основные версии произошедшего: убийство или суицид.

"На похоронах был какой-то парень"

Странности вокруг семьи не кончились и после смерти Синтии.

На ее похоронах у родственников вызвал недоумение никому неизвестный молодой человек. Близкие погибшей встретили его на кладбище и на следующий день после похорон.

"На похоронах был какой-то парень, которого никто не знал. Он сказал, что состоял с Синтией в переписке на "Фейсбуке". На второй день он тоже пришел. […] Ничего конкретного говорить не хотел, мы не знали о нем. Может, он и не странный, но это было неожиданно", — признается Монта, сестра Синтии.

"На второй день, после похорон, мы пришли на кладбище. И он тоже там. Вот это нас удивило. Мы — близкие, а тут какой-то незнакомый человек второй день тоже на могиле… Какая у него мотивация? Он уже был на похоронах, и пришел на второй день",— добавляет мама Синтии.

Сестра Синтии также рассказала, что заметила в соцсети фейковый аккаунт со своими именем и фамилией. По жуткому совпадению, в день смерти Синтии на этом аккаунте появился крайне неприятный пост. В полиции, однако, этим тоже не заинтересовались.

"23 вечером, когда полиция констатировала смерть, там было написано: "Наконец-то она сдохла". И неприятные комментарии. […] В профиле были общие друзья с Синтией. […] Мне показалось, это тоже какая-то провокация, но в полиции сказали, что это не имеет значения. Обещали позвонить, до сих пор никто не звонил", — говорит Монта.

Родственники: "99%, что это убийство"

Сестра и мать Синтии также признались, что однажды девушка уже пропадала. Однако тогда это было связано с ее подростковыми романтическими переживаниями.

"Это было три-четыре года назад. У нее появился друг-мальчик. […] Она сама не хотела говорить об этом, не рассказывала. Я думала, хорошо, когда захочет — сама расскажет. Не хотела навязываться. […] Эта тема была под табу", — признается Марика.

"Ее не было два дня. Ее друг написал, что она едет к нему, и тогда мы с отцом ее нашли. Но где она провела одну ночь, она нам так и не рассказала", — добавляет Монта.

Родственницы Синтии не верят, что она могла совершить самоубийство.

"В полиции тоже сказали, что это скорее всего убийство. Я слышала это, когда подписывала протокол — что 99%, что это убийство", — говорит Монта.

"Если бы заявление было принято, все могло бы сложиться по-другому"

По словам детектива и экс-сотрудника Криминальной полиции Ольги Зелик, она шокирована отказом полиции принять заявление со стороны Марики и Синтии Балини.

"Извините, я, может быть, скажу некорректно, но если бы заявление было принято, все могло бы сложиться по-другому. […] Как бывший сотрудник Криминальной полиции, могу сказать, что, конечно же, если есть угроза здоровью и жизни, полиция обязана принять заявление.

К сожалению, очень часто я слышу от своих клиентов, что полиция отказывается принимать заявление. Безосновательно. Мол, это все какие-то глупости, что вы рассказываете, это не имеет никаких оснований, что мы будем рассматривать? Ничего же не произошло пока!

Ну, ждать, пока что-то произйодет — рамками уголовного закона это не предусмотрено. Существует определенная статья уголовного закона: если есть угроза жизни и здоровью, полиция обязана принять заявление", — подчеркнула Зелик.

У детектива есть претензии и к нынешнему отношению полиции в рамках дела Синтии Балини.

"Полиция поступает очень неправильно. К сведению, не принимается информация, которую предоставляет Марика. Жертва уже есть, и задача в том, чтобы, не дай бог, не было новых жертв преступления. Сейчас Марика обращается к инспектору, который непосредственно ведет уголовный процесс, просит, чтобы ее дополнительно допросили по той информации, которая у нее есть. Ей смотрят в глаза и говорят: это не имеет значения, следствие не будет это рассматривать. Извините, коллеги, но я вижу, что ситуация выходит из под контроля. Серьезных мер [со стороны полиции], чтобы предотвратить угрозу жизни и здоровью моих клиентов, я просто не вижу", — заключила экс-сотрудник полиции.