В Центр госязыка в понедельник по этому поводу обратился замглавы фракции VL-ТБ/ДННЛ в РД Дайнис Лоцис. Он подчеркивает, что слово "kepka" является варваризмом в латышском языке, потому что перенято из русского языка. И оно не может стать товарным знаком в Латвии.

Лоцис отмечает, что кепка по-латышски называется "cepure ar nagu" или "naģene", а решение Ушакова использовать слово "kepka" для обозначения "горы отходов" на ул. А.Деглава, по его словам, недопустимо.

Кроме того, напоминает Лоцис, согласно договору с Министерством по защите окружающей среды и региональному развитию, после реализации проекта рекультивации этой территории гору нужно было сохранить нетронутой в течение пяти лет, а РД это условие уже не соблюдает, и жителей пускают на территорию.

"Мы попросили пояснений у комитета Рижской думы по безопасности и порядку, чтобы не допустить неэффективного использования средств еврофондов, привлеченных для проекта с помощью государства", — сказал Лоцис.

Как сообщалось, Патентное управление признало регистрируемым поданный Ушаковым товарный знак "Кепка Ушакова". Мэр столицы как частное лицо подал заявку на регистрацию этого товарного знака на трех языках — латышском, английском и русском (на кириллице и латинице). Теперь до 24 октября Ушаков должен уплатить пошлину в размере 3620 евро, чтобы товарный знак был зарегистрирован.

Кепкой Ушакова рижане называют искусственный холм в микрорайоне Плявниеки, это название использует и сам мэр.

Как ранее пояснил Ушаков, он хочет зарегистрировать товарный знак "Кепка Ушакова" только потому, чтобы кто-то другой не начал под этим названием производить что-то "очень сомнительного содержания". Также он подчеркнул, что у него нет никаких планов официально называть холм в Плявниеки "Кепкой Ушакова".