Консумация: профессия, которой нет

Кусок мяса с кошельком. Чем живут рижские консуматорши
Foto: PantherMedia/Scanpix

В объявлениях никто, конечно, не пишет, "ищем консуматоршу". С такой откровенностью я сталкивалась лишь раз — лет пять назад. Обычно ищут танцовщиц, go-go или официанток. Причем зачастую оформляют не на постоянную работу, а как самозанятых лиц — "артисток". Мол, девушка продает шоу-программу, а чем в свободное время занимается — откуда мы знаем.

Даже не знаю, есть ли в Латвии такая профессия — консумация. Вот в Скандинавии — есть. Когда я списывалась с клубом, где начинаю работать, поразилась, насколько у них там все это дело прописано — до мелочей и налогов. А у нас все вроде и не запрещено, вроде и полиция нас не дергает, если какое-то заведение совсем уж не зарывается, но все как-то полулегально. А если ты еще и стриптиз готова танцевать — на это клубам нужна отдельная лицензия, причем в 100 метрах от заведения не было ни одного госучреждения, что в Старой Риге непросто.

В основном консумацией занимаются местные девушки от 18 до 40 лет — рижанки и приезжие из маленьких городков-деревень. Вот в Париже я видела "коллег" и хорошо за 50 — вели они себя очень уверенно, даже борзо. Возможно, и наши дорастут до тех годов, а куда "девочке" до пенсии податься, если она привыкла к легким заработкам? Кстати, не такие уж они и легкие, но суммы за раз могут быть очень большими. Наверное, в этой профессии есть что-то от азартных игр — жажда сорвать куш. Постепенно становишься зависимой от такой игры — уже не можешь отказаться.

Среди моих экс-коллег много студенток — девушка приезжает в Ригу учиться в вузе или техникуме, ищет подработку и оказывается в одном из таких клубов, а дальше шальные деньги и ночной образ жизни засасывают. Во-первых, голова поутру шумит — не до лекций, во-вторых, девушки понимают, что такие суммы если когда-то они и будут зарабатывать, то или не в Латвии, или долго и упорно карабкаясь по карьерной лестнице. Впрочем, есть среди наших и девушки, которые успели где-то отучиться, даже магистры встречаются.

Большинство девочек, разумеется, скрывают свой род деятельности даже от знакомых и родственников — говорят, что они танцовщицы, администраторы или официантки. Ведь, что ни говори, а в обществе имидж у нашей профессии не самый светлый — большинство нас осуждает, особенно те, кто никогда и в клубах-то таких не был. Этим моралистам можно сколько угодно рассказывать правду — не поверят. Даже если в реальности ты дальше разговоров за деньги (по сути — работы психолога) не идешь.

Даже если кто из девушек выходит замуж и рожает детей, то, если вовремя не оставить профессии (а для этого нужен состоятельный муж), брак очень скоро разваливается — ночные смены, ревность, алкоголь, добрые друзья-шептуны делают свое черное дело. Если хочешь счастливую семью — уходи, а лучше — уезжай подальше.

Мальчиков среди коллег я что-то не встречала — если уж кому-то из клиентов приспичит пообщаться по-мужски, охранник может подсесть и поболтать — лишь бы наливали по прайсу. В отличие от мужиков, одинокие дамы к нам не заходят — бывает парочка женщин зайдет, но обычно они долго не задерживаются. Секс-меньшинства — тоже не наш профиль, у них есть свои места.