Сколько нас останется в Латвии?

Прогнозы CERTUS отличаются от тех сценариев, которые составили Eurostat и Департамент экономики и статистики ООН. Международные организации полагают, что население Латвии в ближайшем будущем продолжит исчезать примерно с той же скоростью, что и раньше (за 25 лет наша страна потеряла 700 тыс. человек, что составляет 26% от общего числа жителей). Латвийские исследователи считают, что темпы депопуляции начнут замедляться и ситуация стабилизируется на отметке 1,8-1,9 млн. человек (в 2016 году в Латвии официально насчитывалось 1,97 млн. жителей).

В основе столь оптимистичной оценки лежит прогноз о конвергенции зарплат, который должен приблизить уровень доходов латвийцев к среднестатистическим показателям по ЕС. По мнению экономистов CERTUS, к 2020 году темпы эмиграции станут сопоставимы с показателями иммиграции, то есть на родину будет возвращаться примерно столько же, сколько будет уезжать за границу в поисках лучшей жизни.

Аналогичные процессы уже наблюдаются в Эстонии: второй год подряд там наблюдается положительное миграционное сальдо. В прошлом году в страну въехало на 1030 человек больше, чем выехало из нее. В основном, это реэмигранты. Ничего подобного в Латвии и Литве пока нет.

Главной причиной массового возвращения эстонцев на родину считается быстрое повышение уровня жизни и благоприятная ситуация на рынке труда. Уровень занятости в Эстонии достиг рекордных показателей за всю новейшую историю — 66%, а уровень доходов населения растет быстрее, чем в других странах Балтии — 7,6% по сравнению с 2015-м. Средняя зарплата в Эстонии до уплаты налогов в четвертом квартале 2016 года составила 1182 евро, в Латвии — 894 евро, а в Литве (без учета индивидуальных предприятий) — 822 евро.

Достоверность сценария CERTUS подтверждают и социологи. Согласно опросу компании по изучению общественного мнения SKDS, за год на 4 процентных пункта снизилось число тех, кто готов уехать на заработки за границу. Если в начале 2016-го на чемоданах сидело 17% жителей Латвии, то сейчас уже только 13%.

Какими мы будем?

По подсчетам CERTUS, в 2030 году медианный возраст населения Латвии достигнет 43 лет. Простыми словами, каждый второй будет старше 43 лет. При этом продолжительность жизни будет, как и прежде, возрастать, что заметно увеличит нагрузку на налогоплательщиков и социальную инфраструктуру. Если в 1990 году на каждую сотню жителей Латвии в работоспособном возрасте (15-64) приходилось только 18 пенсионеров, то к 2030 году пропорция изменится как 100 к 43.

Стоит добавить, что в Стренченской волости уже сейчас на 1000 жителей приходится 759 людей неработоспособного возраста, свидетельствуют данные ЦСУ.

Коэффициент рождаемости в Латвии будет постепенно расти, но все равно останется ниже показателей смертности. Прогнозируется, что к 2030 году на каждую женщину репродуктивного возраста будет приходиться в среднем 1,8 ребенка. Для поддержания постоянной численности населения требуется, чтобы этот показатель был как минимум 2,1.

Где мы будем жить?

Исследование рисует пессимистичные перспективы для провинции. По прогнозам CERTUS, население Латгале за ближайшие 12 лет сократится на 60 тыс. человек или на 22%. Низкий уровень заработков в регионах будет побуждать людей переезжать в столицу, особенно активной будет миграция среди молодежи. Уже сейчас уровень заработков по стране отличается почти в два раза — в Риге в 2016 году, по данным ЦСУ, средний размер зарплаты на всех предприятиях, не включая малый бизнес, составлял 1048 евро до уплаты налогов, а в Даугавпилсе можно было заработать "грязными" только 632 евро (средний уровень доходов в Курземе был равен 716 евро, в Земгале — 725 евро, в Видземе — 675 евро, в Латгале — 592, в Рижском районе и Юрмале — 935 евро).

Как следствие, население в сельской местности и маленьких городках станет еще старше и еще беднее. Зато Рига и Рижский район, наоборот, получат для развития новый импульс благодаря приезжим работоспособного возраста.

Ожидаемые демографические процессы исследователи CERTUS иллюстрируют при помощи моделирования изменений в системе образования. Так, к 2030 году число старшеклассников (16-18 лет) в Риге увеличится на 62% по сравнению с показателем 2016-го, а в Рижском районе — на 34%. В свою очередь в Курземе количество потенциальных студентов за 12 лет сократится на 13%, в Видземе — на 18%, в Латгалии — на 23%. Относительная стабильность сохранится в Земгале — там сокращение численности молодежи составит лишь 3%.

Что делать?

Выводы исследователей можно выразить одной фразой — Латвии нужно выстраивать экономику с учетом нынешних демографических реалий. Неизбежное уменьшение численности налогоплательщиков в регионах резко сократит финансовые возможности самоуправлений для содержания инфраструктуры (школы, дороги, система уличного освещения и т.д.). Зато экономический потенциал столицы и столичных окрестностей будет расти, и этот фактор необходимо использовать для общего развития. Иными словами, нужно позволить Риге зарабатывать, поскольку от этого выиграют все регионы Латвии.

Чтобы уменьшить скорость "опустошения" провинции, нужно сократить разницу в зарплатах между Ригой и регионами. По подсчетам CERTUS, например, если разрыв уменьшится на 50% по сравнению с базовым сценарием (с нынешним темпом роста ВВП), то это позволит той же Латгале к 2030 году сохранить население на 21,5 тыс. человек больше, чем при основном сценарии (речь идет примерно об одном Резекне в 2030-м).

Развитие регионов, по мнению исследователей, можно обеспечить, в первую очередь, через привлечение иностранных инвестиций в обрабатывающую промышленность. В свою очередь Рига должна позиционировать себя как центр деловой активности, причем, не только на уровне стран Балтии, но и постсоветском пространстве. Например, для этого следует развивать экспорт высшего образования (в 2016/2017 учебном году иностранные студенты уже помогли экономике Латвии создать 170 млн. евро добавленной стоимости, по подсчетам CERTUS, потенциал отрасли позволяет рассчитывать на 500 млн. евро в год). Второй пример — привлекать в Ригу бэк-офисы международных финансовых компаний, особое внимание уделяя корпорациям, которых до "Брекзита" базировались в Лондоне.