В публикации AP утверждается, что с 2010 по 2014 годы Илмар Римшевич посещал Россию как минимум 10 раз.

Вот что автор пишет далее: "В одно из этих посещений Римшевич отправился на нечто, что похоже на охоту, согласно фотографиям, полученным AP. На одной из этих фотографий он изображен с Дмитрием Пильщиковым, тогдашним главой Научно-исследовательского института информационных технологий, российской компании, работающей в сфере военных технологий и позже попавших под санкции США. Фото предполагает дружеские посиделки в домике в лесу: разговоры и смех за столом, бутылка алкоголя и растворимого кофе. На столе лежит гитара, на стене — винтовка. Боссом Пильщикова в тот время был Сергей Чемезов, союзник и друг Владимира Путина с 1980-х годов. После вторжения в Крым компания попала под санкции США. Чемезов продолжает управлять главным российским военным конгломератом, Ростехом".

Таким образом, в публикации AP выстраивается логическая цепочка "Римшевич — Пильщиков — Чемезов — Путин". Однако все не так однозначно.

В публикации AP Дмитрию Пильщикову придан солидный вес ("боссом был Сергей Чемезов… копания попала под санкции США"), лицо он очень не публичное. Настолько не публичное, что в российских СМИ есть, похоже, ровно одно его упоминание — в статье, посвященной открытию в Твери (родной город НИИИТ) нового памятника в виде самолета МиГ-23.

Статья датирована 2009 годом, с тех пор Пильщиков в СМИ не появлялся, директором НИИ информационных технологий он тоже уже не является. Где он сейчас и чем занимается — неизвестно. Непонятно, зачем его было вообще упоминать в статье про главу Банка Латвии — разве что для того, чтобы через него вывести связь "Римшевич — Путин". Но существует ли эта связь на самом деле?

Прежде всего: НИИ информационных технологий в Твери занимается очень скучными с точки зрения неспециалиста вещами:

  • Проведение прикладных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в сфере создания АСУ общего и специального назначения;
  • Производство и поставки АСУ в интересах государственных организаций, обеспечивающих безопасность Российской Федерации;
  • Проектирование объектов информатизации в защищенном исполнении и их аттестация по требованиям безопасности информации, монтаж, пусконаладочные работы, эксплуатация и ремонт.

Говоря простым языком, этот институт разрабатывает "системы управления военными системами управления". И делает это с 1970-х годов (сначала как филиал Московского НИИ приборной автоматики, потом — как самостоятельная структура), накопив солидную базу изобретений и наработок. Но они известны только узким специалистам. Продукция выглядит "немного" устаревшей, хотя не стоит забывать, что военные во главу угла ставят совсем не дизайн.

В 2010 году Сергей Чемезов никак не мог быть "боссом Пильщикова", потому что тогда НИИИТ был отдельной структурой. Лишь два года спустя институт стал частью ОАО "Системы управления" (наряду с еще 13 предприятиями), которое еще через два года (2014 год) стало частью "Объединенной приборостроительной корпорации" российской госкорпорации "Ростех". Только после этого Чемезов стал "боссом" (но не непосредственным начальником) руководителя НИИИТ.

Наконец, НИИИТ крайне сложно, если не невозможно найти в санкционных списках США (нам это не удалось). Похоже, под санкции компания попала просто потому, что является частью гигантского российского военного концерна.

Логическая цепочка "Римшевич — Пильщиков — Чемезов — Путин" не выглядит прочной. Да, можно сказать: это очень подозрительно, что глава Банка Латвии отдыхает в компании человека, имеющего отношения к военной индустрии России. Но учитывая то, что ему инкриминируется — было бы подозрительнее, если бы он отдыхал с российскими банкирами.

К тому же напомним, что до 2014 года отношения между Россией и Латвией были совсем другими, и ездить друг к другу в гости было не зазорно даже на самом высшем уровне.