Что же такое экспорт финансовых услуг? Иностранные граждане и компании, которые обслуживаются в Латвийских банках, платят им комиссию и проценты за сделанные переводы и выданные кредиты. Это и есть экспорт услуг.

На самом деле Латвия не так успешна в области финансового экспорта. Просто у самих латвийцев слишком мало средств и на фоне их скромных сбережений доля нерезидентов кажется огромной. Если оценивать успех экспорта финансовых услуг как отношение нерезидентских вкладов к ВВП, то Латвия находится в середине списка из 28-ми стран Евррпейского союза (ЕС), где-то между Швецией и Бельгией. Дания, к примеру, опережает нас в эффективности финансового экспорта приблизительно на один порядок, то есть в десять раз.

Хотим ли отказаться от 2,45% ВВП?

В отношении экспорта финансовых услуг сейчас стоит выбор: отказ или существенное снижение роли нерезидентских вкладов и потеря приблизительно 2.45% от ВВП страны или дальнейшее развитие отрасли и решение социально-экономических проблем страны благодаря доходам от этой деятельности.

Банковский сектор, как и любой другой, несет с собой не только доходы, но и риски. Доходы стоят риска в том случае, если риски можно контролировать. В Латвии банковская деятельность обросла и некоторыми мифами и разговорами о псевдорисках. Deloitte провел исследование, чтобы оценить опасность существующих рисков и эффективность мер по их снижению.

Практически все эксперты единодушны во мнении, что основными рисками являются отмывание денег и вопросы репутации. Все остальные упоминаемые риски либо не представляют серьезной опасности, либо ими можно эффективно управлять.

Экспорт финансовых услуг не создает угрозы для Фонда страхования вкладов

Существует миф, что экспорт финансовых услуг создает угрозу для Фонда страхования вкладов. Такое утверждение не выдерживает критики, так как в банках, которые занимаются обслуживание преимущественно нерезидентских вкладов, объем депозитов, подлежащих государственному страхованию, составляет 17% от общей суммы вкладов (соответствующий показатель в банках, обслуживающих резидентов, составляет 66%). В то же время коэффициент ликвидности держится на уровне приблизительно в 77.5%. Это означает, что в случае неплатежеспособности банка, в нем будет достаточно средств для застрахованных вкладчиков и нет риска опустошить государственный Фонд страхования вкладов. Регулятор должен следить, и он это делает, чтобы два показателя — 17% и 77.5% не слишком приближались друг к другу. Регулятор также не должен разрешать банкам смешивать две модели бизнеса — резидентскую и нерезидентскую — в виду столь разных степени угроз для макростабильности.

Экспорт финансовых услуг не ухудшает кредитный рейтинг и репутацию страны

Есть также расхожий миф о том, что наличие нерезидентского сектора ухудшает кредитный рейтинг страны, соответственно удорожает стоимость кредитных ресурсов для всех остальных пользователей. Это — неправда. По результатам наших расчетов, нет никакой зависимости между наличием нерезидентских депозитов и доходности суверенных облигаций. Инвесторы также, как и мы, не видят проблемы в существовании нерезидентского банковского сектора. К примеру, Литва имеет самый низкий показатель в Европе по нерезидентским вкладам — всего 500 млн, однако рейтинг и у Латвии, и у Литвы одинаковый.

Литва — самый неэффективный экспортер банковских услуг. Люксембург — самый эффективный. Латвия конкурирует с Люксембургом не только за клиентов, но и за своих граждан: в финансовом секторе Люксембурга работает много Латвийцев. Мы провели многофакторные сравнения репутации двух стран. Наш анализ развенчивает миф, что Латвия страдает от плохой репутации в области борьбы с отмыванием денег. Среди 28 Европейских финансовых центров Рига занимает 19 место, а Люксембург — 28 по Базелевскому индексу по отмыванию денег. При этом, Люксембург занимает второе место в Европе среди лучших финансовых центров, а Рига — 11.

Что действительно подрывает репутацию Латвии, так это уровень коррупции (6-е место для Люксембурга и 21-е для Латвии). Какой инвестор захочет оставить свои деньги в стране, где законы писаны не для всех?

Требования и стоимость

Главная дилемма, которая стоит перед банками, сфокусированными на экспорт услуг, заключается в том, как сохранить эффективность бизнеса ввиду новых требований в области борьбы с легализацией преступных средств.

В течение ближайших 18 месяцев банкам необходимо внедрить большой пакет новых правил FKTK, 4-ой Директивы ЕС по борьбе с отмыванием средств, мер по обмену информации CRS, 2-ой Директивы ЕС по платежам (PSO2). Но самое важное — банкам предстоит внедрить комплексную систему рекомендаций после аудита американскими фирмами в середине 2016 года. Все эти инициативы дорого обходятся банкам, как, с точки зрения, дополнительных административных затрат, так и в виде отказа от наиболее рискованных клиентов. Часть клиентов, возможно, даже уйдут сами в другие более либеральные юрисдикции ввиду возросших требований и тарифов на обслуживание в Латвийских банках.

Сектор находится в процессе поиска новой равновесной точки тарифа, спроса и предложения на банковские услуги. Пока не выкристаллизуются окончательные требования, не будут ясны и связанные с ними затраты.

Мы наблюдаем за динамичным процессом перемен в т.н. "нерезидентском" банковском секторе. За первые 6 месяцев 2016 года — а это только начало процесса перемен — количество клиентов упало на 3.5%, а объем вкладов на 11%. Первая цифра означает пересмотр клиентской базы. При том что количество клиентов падает, объем комиссионных доходов вырос на 3%. Однако полностью переложить на клиентов затраты по борьбе с легализацией средств не получается: за 6 месяцев административные затраты уже выросли на 18%. Они растут быстрее, чем одновременно растут доходы и сокращается клиентская база.

По нашим выводам, оптимизация клиентской базы останется и должна оставаться главным приоритетом банков. Часть клиентов не захочет или будут не способны платить за дополнительную, связанную с ними административную нагрузку по управлению рисками, и будут вынуждены покинуть банковскую систему Латвии. Даже при повышении тарифов, общая прибыльность сектора несколько снизится.

Введение дополнительных "налогов на риск", предлагаемые некоторыми консультантами только отнимут у отрасли средства, так необходимые для инвестиций в улучшение качества управления рисками, что в результате негативно скажется на развитии сектора.

Наши возможности и конкуренты

Управление активами — в чем преуспевает Люксембург — часто называется, как одна из лучших перспектив для Латвийского экспорта услуг. Эта перспектива — длительная, так как она прежде всего требует усиление правовой системы и борьбы с коррупцией, где Латвия особенно отстает от ведущих финансовых центров.

Пока уровень налогового бремени в Латвии разумный, но прогнозируемость налоговой политики и качество налогового администрирования компаний, которые занимаются международными операциями, требуют улучшений.

Латвии нужна комплексная программа по развитию в качестве международного финансового центра. Отсутствие языкового барьера ставит Латвию, как экспортера, в преимущественное положение в отношении рынков стран бывшего СССР. С общим 11-ым местом в Европе среди финансовых центров по рейтингу Z/Yen Group, у нашей страны слишком много конкурентов, чтобы думать об отказе от этого преимущества.