Я пытаюсь понять, в какой момент и кто именно развернул наши дорожные указатели так, что нам стало трудно увидеть, где мы находимся и куда идем. Это уже не перекресток, на котором сидит маленький ребенок. Судя по решительности и стремительности, это, скорее, автобан. И куда же он ведет?

Страна без будущего — неужели это то, чего мы добились, когда брались за руки на "Балтийском пути" и строили баррикады на рижских улицах? Нас, как стадо овец, сейчас тащат в загон на задворках Европы. Мы же хотели быть в мире равными среди равных — сами управлять своим народным хозяйством, формировать отношения с другими странами и устанавливать ориентиры во всех аспектах жизни наших людей и общества.

Речь не о евро. Речь о том, хотим ли мы раствориться в федеративной Европе, которая смертоносна для будущего нашего народа, или мы хотим строить страну, о которой мечтали на заре Третьей Атмоды. Вступление в еврозону затруднит для нас освобождение из этих смертельных объятий. Латышский народ не голосовал за присоединение к федеративной Европе, поэтому референдум теперь обязателен. Но вопрос должен быть не о вступлении в еврозону, а о невступлении в утопический проект, который называется "федеративное европейское государство".

Уже сегодня Евросоюз — больше не та организация, за вступление в которую граждане Латвии голосовали 20 сентября 2003 года. 1 декабря 2009 года вступил в силу Лиссабонский договор. Конечно, со временем любая система вынуждена меняться. Но если эта потребность продиктована теми, кто контролирует финансовые ресурсы, но возникает вопрос — предусмотрен ли ЕС для защиты таких интересов. Я отдал голос за вступление Латвии в Евросоюз, так как был уверен, что Латвия обретет реальный суверенитет и способность определять свое будущее.

Мы знаем, как мы добрались до края этого болота. Только мы не знали, что болото. Издалека оно казалось ухоженной клумбой, землей, "где цветут лимоны". И мы двинулись вперед — один договор, одна конституция, потом второй договор, вторая конституция, одни механизмы, потом другие, одни инструменты, потом другие. Если оглянуться вокруг, газон разглядеть трудно, зато мы по горло в коричневой жиже. Реально ли из нее выбраться? Чтобы не утонуть совсем, мы должны подражать тем двоим, которые стоят по горло в грязи и говорят друг другу — не двигайся, не поднимай волну!

Получается, что мы были не в состоянии управлять своей экономикой. Получается, что монетарная политика, важнейший инструмент контроля и управления народным хозяйством, не находился в Латвии. А что же, в конце концов, все эти годы делали наши лучшие (в плане зарплаты тоже) финансисты и экономисты?

Следили за соблюдением чужих инструкций? Тогда нечего удивляться, что у нас были и Banka Baltija, и Parex, и Krājbanka.

Возможно, нашему восстановленному государству не хватило умелых людей, особенно таких, которые переживают за судьбу народа и страны. Возможно, такой у нас был только один — Карлис Улманис. Уж в патриотизме нас не заподозришь. Добра у нас хватает. Иногда его столько, что затуманивается взгляд и ничего не видно.

Если нет умения, чем его заменить? Инструкциями, тем, что говорят сверху. Не надо напрягать мозги, груз ответственности тоже к земле не тянет.

Но ведь и с авторами инструкций тоже не все ясно. Неужели они, давая советы другим, не видели, что творится у них дома? Теперь они за закрытыми дверями взвешивают свой товар, а наши лидеры снаружи стоят и ждут, пока им вынесут и выдадут нужное количество. Из-за дверей сообщают, что товар хороший и увесистый. Но их весы со всей их финансовой политикой и евро — легче легкого. Ведь на другой чаше весов лежит то, что не взвесишь, — судьба нашего народа, наших людей.

Вы говорите о безопасности, подталкивая наш народ к такой опасности, которой мы еще не видели. Да, в советские годы плоть нашего народа безжалостно раздирали и пытали. Но дух народа поднялся до невиданных высот. Такого расцвета культуры и искусства как в 1960-1990-е годы Латвия никогда не переживала. Вы иронизируете о ностальгии по тем временем. Но лишь слепые не видят, что знаменитый железный занавес в большой степени защищал наше сознание от той клоаки, которая теперь щедро выливается на нас с Запада и с равнодушием цунами сметает защитные барьеры, которые наш народ строил тысячелетиями, чтобы защитить своих людей и себя.

Моя Латвия и мой народ заслуживают чего-то лучшего — полноценного, прекрасного, безопасного будущего. Наступающие западные "ценности" такое будущее не обеспечивают. Возможно, восточноевропейские народы, освободившись от одних оков, упустили возможность идти путем сохранения и развития своей идентичности. Но, может, еще не поздно. И если так, то мы должны строже взглянуть на себя и на тех, кого называем своими друзьями и союзниками.

Что мы потеряли в Иране? Что теперь ищем в Афганистане? Разве нам мало тех одурманенных латышей, которые в свое время сеяли смерть на просторах российской земли? Долго ли еще на рижской Ратушной площади будет красоваться этот памятник нашего позора? Или кто-нибудь собирается скоро поставить рядом с ним другие постыдные знаки?

Латвию брутально одурачили и обчистили. И мудрости наших прежних лидеров хватило лишь на то, чтобы увидеть свою выгоду и попытаться что-то урвать для себя. Система ценностей, которую пропагандирует западная цивилизация, полностью обанкротилась, а мы пытаемся втиснуться туда любой ценой и берем в советчики тех, кто называет дегенерацию сознания прогрессом, а снос тысячелетних ориентиров человечества — "западными ценностями".

Каждый, кто стремится защитить свой народ и страну, — наш друг и союзник. В современном мире — это ценности, записанные на первой странице Красной Книги Человечества. Биографии народов отличаются. Они становятся на путь погибели по разным причинам. Одни там оказываются из-за своего неуемного аппетита, другие — из-за того, что этот аппетит вызвали. Но те, кому сегодня действительно грозит опасность, должны стать союзниками.

Все, кто хочет сохранить себя и свой народ, сегодня должны находиться в одних окопах. Сегодня нам нельзя быть орудием в грязных лапах старой ведьмы Политики.

Для меня неприемлемо и пугающе то, что сегодня происходит в Латвии. Я ищу в мире тех, кто пытается этому противостоять, и вижу, что по соседству президент Беларуси Александр Лукашенко старается защитить свой народ и страну, как бы не возмущались "демократические" шакалы обанкротившегося Запада. У нас по соседству президент России Владимир Путин не позволяет превратить свою страну в проходной двор, в трактир или игорный дом, куда каждый может влезть со своими порядками и, если повезет, урвать что-нибудь в свой карман.

Я мечтаю, что, быть может, однажды и в Латвии появятся государственные мужи, которые не будут смотреть на все только через призму собственного понимания или собственной выгоды.

В конце концов, любое ограничение суверенитета можно оспорить в Конституционном суде.


Перевод DELFI. Оригинал здесь