Мы живем во времена, когда уважаемые латышские писательницы на полном серьезе говорят, будто в Латвии правит "тоталитаризм (Гундега Репше: "Ложь — это латвийская повседневность, она не вызывает отвращения, мы уважаем махинаторов, интриганов, жуликов"), а публицисты с экзальтацией повествуют о том, что у власти "лица, которые считают народ стадом дойных дурачков" (Отто Озолс: "Они считают народ Латвии стадом трусливых дурачков"). Так что, весьма к месту размышления коллеги Минтаурса о том, кого в действительности представляют авторы таких мнений, и какова их ответственность за сказанное. Вполне уместно и то, что за точку отсчета принимается текст Паула Юревича. Даже если аналогии с Михелсом и критика демократии Шилде — возможно, не самый очевидный контекст для данной беседы.

Прежде всего, речь об одной практической проблеме. А именно: в практической политике все более заметна нехватка хорошо образованных и натренированных умов. Об этом, между прочим, красноречиво свидетельствует и недавний процесс принятия бюджета и т.н. "дискуссии" по налоговой политике. Но, с другой стороны, те, кто зарабатывают на хлебушек текстами и (хотя бы чисто теоретически) мышлением, с каждым днем все безжалостнее ругают тех, кто связан с политикой и управлением.

Кажется, это два взаимосвязанных процесса: меньшая концентрация интеллигенции внутри политической машины создает большее давление и шум за ее пределами. Разумеется, как уже заметил Юревич, очень трудно убедить порядочного интеллигента заниматься чем-то столь "грязным" как повседневная политическая работа. Но корень проблемы глубже.

У нас действительно реальные проблемы с человеческим капиталом в политике, и люди, которые способны к работе в адвокатуре, банках, бизнесе или международных организациях, скорее всего, туда не пойдут. Во-первых, там сравнительно низкие зарплаты, во-вторых, негативный публичный образ, в-третьих, совершенно непонятные карьерные перспективы и, в-четвертых, трудности с возвращением в предыдущую сферу деятельности. При этом я не утверждаю, будто в нашей политике нет светлых голов и разумных людей. Есть, но они в меньшинстве, перед которым стоит снять шляпу. Не уверен, что в политике действительно не хватает тех "публичных интеллектуалов", которые иногда устраивают шум в СМИ. Как показывает опыт, этот контингент в практической политике довольно беспомощен. Но неоспорим тот факт, что в политике наблюдается острая нехватка натренированных мозгов и элементарной способности формулировать мысли.

Можно было бы еще понадеяться, что в какой-то критический момент в политическую элиту Латвии войдут более современно образованные и знающие люди. Но надеяться, что часть интеллигенции прислушается к Юревичу и перестанет бессмысленно поливать свое государство, уже труднее. И нечего отмазываться, утверждая, что ругая стоящую у власти "клику", "систему", "элиту", "банду", "политиков", мы якобы вовсе не ругаем государство. Ругаем. Никто никогда не видел и не увидит эдакой идеальной интеллигентской Латвии, "похожей на бриллиантовое яичко без единого пятнышка". А вот реальная Латвия всегда будет с недостатками, как и все, что создается людьми. Это понимание позволяет спуститься с морализирующих высот и лучше понять, как функционирует демократия. Она не требует для власти божественно праведных людей, а полагается на способность общества с течением времени учиться на ошибках и ограничивать по-здоровому корыстных политиков определенными рамками общественного интереса.

Ну не абсурдно ли утверждение, будто народ Латвии в течение 25 лет на свободных и честных выборах непрерывно избирал коррумпированных преступников, которые теперь, как клещи, паразитируют на здоровом организме народа? Такие утверждения создают впечатление, что гуманитарная интеллигенция имеет право судить остальные социальные группы, которые, как ни крути, избрали политическую элиту. Да и утверждение, будто такие интеллигенты своей руганью как-то "воспитывают" или "просвещают" общество, быть может, звучало правдоподобно во времена "народников", но не сегодня. И не будем о том, что воспитание и просвещение требуют хотя бы минимальной компетентности.

Главное безумие в том, что таким "просветительством" можно, скорее, вызвать полное отвращение к соответствующему предмету, и ничего более. К тому же, довольно трудно понять желание критиков как-то отделять себя от "любимого, но несознательного" народа, который, мол, в массовом порядке голосует за Кайминьша, Лембергса, Ушакова и других "злодейских" политиков. Мне в силу своего ремесла приходится встречаться с довольно разными жителями Латвии — от банкиров, предпринимателей и политиков до лесорубов и автомехаников. Среди всех этих групп встречаются очень разные люди. Ни одна из них не обходится без своих недостатков. Но со всей ответственностью могу сказать, что эти группы, включая политиков, по большому счету, очень равноценные. Все это жители Латвии, со своими талантами и недостатками, со своей мудростью и глупостью, своими мелкими проделками и своим патриотизмом.

В последнее время в Европе и США много говорится о популизме. Под этим подразумевается противопоставление "хорошего народа" "плохой, коррумпированной элите". Латвийским политикам это тоже не чуждо, и Артусс Кайминьш еще достаточно ярко это подтвердит. Но было бы неверно думать, что самые большие и главные популисты в любом обществе — это политики. Как раз наоборот: чтобы быть популистом, необязательно быть политиком. Даже удобнее им не быть, ведь в политике за такие шаги приходится платить высокую цену. Существуют ведь и более спокойные сферы деятельности.

Перевод DELFI. Оригинал