Не будем отрицать, что материалы некоторых публицистов, весьма поверхностно знакомых с проблемой, но эксплуатировавших ее для собственной популяризации, действительно носили тенденциозный характер. Но надо понимать, что так происходит с любой актуальной темой. Означает ли это, что не надо было бить тревогу? Нет! Ее надо было бить даже, если жертвой "групп смерти" стал лишь один ребенок. Реальных же случаев десятки, а может и сотни. К сожалению, авторы статьи видимо не удосужились прочитать книгу "Дети в сети. Шлем безопасности ребенку в интернете" и другие публикации, где приводятся подробные истории, сканы интернет-переписок подростков с кураторами, интервью с родителями погибших детей, а сделали поверхностное суждение, основываясь лишь на кратких материалах, перепечатках и мнении критиков.

Интересно, что Бухолцс и Денис-Лиепниеце, намекая на создание теории заговора прессой и общественными активистами, сами незаметно сплели таковую. Так, в статье подчеркивается, что власти Казахстана уже применили меры по ограничению доступа к интернету. Естественно, авторы видят в этом злой умысел — желание тотального контроля, даже не рассматривая другие, более простые версии мотивации таких запретов. Например, страх депутатов и чиновников быть обвиненными в бездействии, когда могут погибнуть дети. Ведь понятно, что государственные служащие не обладают специализированными знаниями и часто не умеют иначе реагировать на такого рода угрозы, как инстинктивно хватаясь за первое наиболее простое решение.

Абсурдно выглядит и предположение о целенаправленной раскрутке темы в Латвии пророссийскими силами. Как известно, правящая коалиция Латвии не отличается любовью к России вообще и к Путину в частности. Таким образом, запреты и ограничения, ввести которые в данном случае может только власть, как раз коснулись бы оппозиции, большая часть которой симпатизирует восточному соседу. Получается, они вредят сами себе.

Ссылаясь на российский оппозиционный портал "Медуза", исследователи приводят слова психиатра Евгений Любова: "нельзя никакими ухищрениями заразить суицидом или безумием". Если данная фраза не выдернута из контекста и не искажена, то возникает вопрос о компетентность данного эксперта. Психиатр, специализация которого суицидология, должен знать истории "Народного храма", "Ветви Давидовой", "Храма солнца" и многих других сект, последователи которых по приказу своих лидеров покончили с собой. Тем более ему должен быть знаком труд одного из корифеев собственной профессии Владимира Михайловича Бехтерева "Внушение и его роль в общественной жизни", в котором еще в начале XX века великий ученый описал поведение адептов нескольких сект, подчеркнув именно роль фактора заражения в неадекватной готовности подчинятся вожаку. Касательно же "заражения безумием", уже много десятков лет описана технология подрыва восприятия окружающей реальности "газлайтинг", которая также должна быть известна Евгению Любову.

Кстати, история упомянутого нами "Народного храма" показывает, что даже такой шаг, как самоубийство, не является самым страшным продуктом техник насильственного воздействия. Из 923 погибших по воле лидера этой секты Джима Джонса 270 были дети, большинству из которых яд влили собственные матери. Таким образом, был сломан не только инстинкт самосохранения, но материнский инстинкт. Практически во всех упомянутых случаях решение о лишении себя или других жизни принимали взрослые. Психика подростка гораздо более уязвима для влияния.

Критикуя действия журналистов, общественных активистов и властей, Бухолцс и Денис-Лиепниеце так и не предложили методов защиты детей, которые, на их взгляд, были бы приемлемыми. Чтобы положить конец спекуляциям на тему "закрытия интернета", мы, как специалисты, занимающиеся исследованием данного явления, заявляем, что подобный запрет не может стать эффективной мерой защиты. Тем более, не подходит такой метод, когда речь идет о подростках, у которых в процессе кризиса идентичности часто обостряется нонконформизм по отношению к взрослым. Табу в таком случае запросто превращается в запретный плод, который, как известно, сладок.

Из этого не следует, что ничего не надо предпринимать вообще. Сегодняшний интернет во многом заменил функции улицы для подростков XX века и стал отдельным инструментом социализации. Как любая площадка человеческих взаимоотношений, он имеет свои формальные и неформальные правила, нарушение которых приводит к опасным ситуациям. Еще за долго до появления "групп смерти" многие взрослые люди пострадали от мошенничества или шантажа. Все это указывает на неумение безопасно использовать интернет-пространство.

Самой разумной мерой профилактики опасного влияния из сети будет не запрет интернета, как показалось Бухолцсу и Денис-Лиепниеце, а обучение безопасному обращению в нем.

Дети и подросткам следует:

  • понимать, какая информация, оставляемая ими в соцсетях, пабликах, на форумах и т.п. становится доступной другим;
  • распознавать ситуации, когда на них оказывается насильственное воздействие и знать, как защищаться от него;
  • отличать фейки от достоверной информации;
  • в более старшем возрасте обладать, хотя бы на элементарном уровне, навыками оценки, обобщения и анализа внешней информации.

На наш взгляд, обучать подобным навыкам необходимо уже сегодня как в школе, так и за ее пределами. Сейчас мы, и другие наши коллеги занимаются разработкой таких материалов.

Борьба за жизнь и здоровье детей объединила людей разных политических взглядов. В поиске вакцины с новой эпидемией, мы готовы слушать разные мнения, конструктивную критику, альтернативные предложения, но мы не будем доказывать очевидное — сам факт наличия проблемы.

Галина Мурсалиева, обозреватель "Новой газеты", писатель.

Виктор Елкин и Светлана Крылова - психологи, представители рабочей группы Латвийского комитета по борьбе с тоталитарными сектами по проблеме "групп смерти".