Удивительная история, что культурный центр нуждается в защите от… министерства культуры России. Именно этот государственный институт ополчился против общественного культурного центра. Уж слишком лакомо оставленное общественности наследие, которое, как в прошлом дважды признавали российские суды, принадлежит Международному центру Рерихов. Но в этой истории телефонное право, похоже, стоит выше закона. Третий суд решения предыдущих отменил. В России не признали ни нотариально заверенное завещание Рериха, ни публичную, зафиксированную в средствах массовой информации и в переписке с властями волю дарителя…

Свой удар в набат, который не может быть не услышан в Кремле, делаем и мы, латвийское отделение Международного центра Рерихов. Тем более что наша страна была тесно связана с судьбой и корнями художника, археолога, просветителя, общественного деятеля Николая Рериха.

Николай Рерих
Foto: Publicitātes atēls

На днях Международный центр Рерихов был номинирован на Нобелевскую премию Мира. И именно в эти дни решается судьба общественного Музея имени Рериха в Москве: около тысячи картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов, семейные архивы, личные вещи членов этой удивительной семьи, принесенные Святославом Рерихом в дар общественности — все это наследие стоимостью во многие миллионы евро, а по сути бесценное, подверглось настоящему захвату со стороны российского министерства культуры во главе с Владимиром Мединским. Звучит невероятно, но проясню суть дела…

После революции семья Рерихов оказалась отрезанной от России, в 20-х годах они поселились в Индии, что не мешало Николаю Константиновичу вести активную просветительскую деятельность по всему миру, в том числе, в 1929 году его центр был открыт в Нью-Йорке, здесь же был подписан Пакт Рериха — первый международный договор об охране культуры, который брал под защиту культурные учреждения и памятники во время военных действий.

Рерихи
Foto: Arhīva foto

На фото: Николай Рерих с сыновьями Святославом и Юрием.

Несмотря на мировое признание, Рерихи всегда мечтали о возвращении на родину и обращались с заявлениями к советскому руководству. При Сталине это было невозможно — люди, имеющие высочайший авторитет в мире, не вписывались в жизнь тоталитарного государства. Когда наступила оттепель, Хрущев во время визита в Индию познакомился со Святославом Николаевичем и дал добро на возвращение.

В 1957 году старший сын Рерихов Юрий Николаевич приехал в Москву работать в институте Востока. Привезенные с собой 400 картин отца он передал государству с тем, чтобы создать государственный музей Николая Рериха. Но власти распорядились картинами по-своему — рассеяли их по всей стране. А через три года Юрий Николаевич скоропостижно скончался. Государственный музей так и не был создан.

Уже при Горбачеве Святослав Николаевич договорился о передаче в Россию своей части наследия отца. Его категорическим условием было, чтобы Музей Рериха не был подчинен никаким госучреждениям, а находился в общественной собственности. Чтобы музеем управляла академик-индолог Людмила Шапошникова при поддержке ученых из Российских академии наук, Академии естественных наук, Академии космонавтики, Академии художеств…

Рерихи
Foto: Publicitātes atēls

На фото: Музей Николая Рериха в московской усадьбе Лопухиных.

Святославу Николаевичу предложили самому выбрать место под новый музей — и он остановился на старинной усадьбе Лопухиных, в которой некогда жила первая жена Петра Первого, а затем Екатерина Вторая… Здание, находившееся в ведении правительства Москвы, пребывало в плачевном состоянии. Позже помещение отреставрировали на деньги меценатов. А с мэром Лужковым подписали договор о бесплатной аренде на 49 лет.

Шапошникова перевезла из Индии четыре тонны наследия Рерихов — картины, книги, архив, коллекции из экспедиций. На время ремонтов Музею Востока были переданы на хранение 288 картин Рериха, но их тут же зарегистрировали на Госфонд и не вернули. Неудивительно, что Святослав Николаевич оговаривал, чтобы новый центр Рериха не был никоим образом связан с Музеем Востока.

Все эти годы музей существовал исключительно на деньги общественности. Главную поддержку оказывал глава "Мастер-Банка" Борис Булочник. Когда в 2013 году у банка отозвали лицензию, образовавшуюся финансовую брешь стали покрывать последователи Рериха со всего мира. Общественный музей, как и хотели Рерихи, стал заботой общественности многих стран.

В прошлом году Международный центр Рерихов постиг очередной удар — скончалась Людмила Шапошникова. А уже через месяц команда Мединского кинулась во все тяжкие, чтобы осуществить свою мечту. Для начала они добились, чтобы мэр Москвы Собянин передал усадьбу в ведомство Росимущества, а 20 ноября прошлого года за спиной МЦР осуществилась передача усадьбы Музею Востока.

Этот захват проходит под разговоры о заботе государства о наследии Рерихов, а, по сути, речь идет о ликвидации независимой и очень активной общественной организации. Музеем Международного центра Рерихов восхищалась глава ЮНЕСКО Ирина Бокова, организованную им в Вашингтоне выставку в честь юбилея Пакта Рериха посетил генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Но кому-то это очень не нравится.

"Труды богоматери" Николай Рерих
Foto: Publicitātes atēls

Для наглядности: в 2013 году картина Николая Рериха "Труды Богоматери" ушла с торгов в Лондоне за 7,88 млн. фунтов стерлингов. А в коллекции музея — около 900 картин, плюс те 288, которые в свое время прихватизировал Музей Востока (всего за свою жизнь ученик Куинджи Николай Рерих создал около 7000 картин, и его сын Святослав Николаевич — еще несколько тысяч). Представьте, такими сокровищами распоряжаются не олигархи, ни бюрократия, а несколько десятков человек.

Тут говорит и элементарная зависть, ведь Международный центр Рерихов все 26 лет своей работы, создавая музей-жемчужину в центре Москвы, должен был и из своей, общественной среды изгонять людей, помышлявших о личной корысти, желавших использовать наследие в коммерческих целях. Недруги разных мастей, соединившись, создали мощную разрушительную силу. Наша задача — не дать им одержать верх и сохранить Международный центр Рерихов как действенный общественный организм для воспитания людей, умеющих оберегать культуру и понимающих ее важность для мира.

В марте на конференции Международный центр Рерихов изберет нового руководителя. Не сомневаюсь, что курс на борьбу за наследие будет продолжен.

Почему особенно хочется привлечь к этому конфликту латвийскую общественность? Отец Николая Рериха родился в Курляндии, в нынешнем Айзпуте, откуда позже переехал учиться и жить в Петербург. Николай Константинович не раз приезжал к деду, который на лето снимал дом в Майренгоффе (Майори), они бывали в Риге, слушали органные мессы в соборе св. Петра.

В 1930-е годы в Латвии возникло мощное рериховское общество под руководством знаменитого офтальмолога Феликса Лукина, который познакомился с Рерихом в Париже и стал его единомышленником. Именно это общество первым издало ряд книг, относящихся к философии космической реальности. Рерихи передали в дар обществу 47 картин, прислав их на корабле из Калькутты, и в 1937 году в Риге возник музей Рерихов, к которому Николай Константинович просил докупить картины балтийских художников. Увы, музей просуществовал всего три года — пришедшая в 1940 году советская власть закрыла все культурные общества Латвии. Картины арестовали, книги изъяли, а всех активных членов общества отправили в ГУЛАГ.

Общество было восстановлено в 1988 году, а в 1995 году было зарегистрировано Латвийское отделение Международного центра Рерихов. Мы занимаемся в основном издательской и просветительской деятельностью. За это время удалось собрать в библиотеке 4000 книг, связанных с жизнь и деятельностью Рерихов, философией космической реальности, а также добиться того, чтобы одна из рижских улиц носила имя Рериха. Людей в Латвийском отделении МЦР вроде бы немного — 21 человек, но подвижничество никогда и не было массовым явлением.

Недавно мы отправили письмо президенту России Владимиру Путину, в котором написали, что, если ликвидация общественного музея и огосударствление наследия семьи Рерихов случатся, то мы точно будем знать, что Россия не является страной великой культуры. Потому что великая культура — это не только наследие великих людей, но и соответствующее к нему отношение со стороны государства и общества.

На протяжении существования Музея Николая Рериха его общественный статус активно защищали выдающиеся люди, имеющие в России непререкаемый моральный авторитет — академик Дмитрий Лихачев, дипломаты Юлий Воронцов и Евгений Примаков. В прошлом году петиция в защиту МЦР собрала более 150 тысяч подписей представителей творческой и научной интеллигенции со всего мира. Номинирование центра на Нобелевскую премию — это проявление общественной поддержки на самом высоком международном уровне.

Сам Николай Рерих был номинирован на Нобелевскую премию мира в первой половине ХХ века. Сейчас этой чести удостоились усилия людей, продолжающих начатое им дело. Несмотря на всю остроту ситуации, мы верим, что общественности удастся отстоять Международный центр Рерихов, что он и дальше будет работать на благо культуры во всем мире.