Содержание вышеупомянутого призыва сильно напоминало фальшивую новость об ужасах сексуального воспитания детей дошкольного возраста в странах северной Европы, которую в свое время позаимствовал у российских источников и опубликовал в социальных сетях профессор Университета имени Страдыня господин Вилкс. Председатель фракции СЗК, Аугуст Бригманис, давая интервью на телевидении, предупредил, что: "Ратификация конвенции является прямым путем к однополым бракам". Неудивительно, что ввиду этих новостей значительная часть населения все еще не понимает, какова суть Стамбульской конвенции, и почему Латвия должна ее ратифицировать, следуя за многими другими странами Евросоюза.

Предмет Стамбульской конвенции никоим образом не относится к понятию "социальный пол", а также к определению семьи или к остальным актуальным для консервативной гвардии СЗК во время предвыборной кампании темам. Цель конвенции совсем простая: защитить женщин от насилия, в том числе насилия, обусловленного стереотипами о гендерных ролях, а также от сексуального насилия. Также конвенция нацелена на защиту от семейного насилия и других членов семьи, в том числе мальчиков. К вышеупомянутым видам насилия, в числе других, относится принудительное бракосочетание, изнасилование, сексуальное домогательство.

Подписывая конвенцию, страны берут на себя ответственность обеспечить то, что все учреждения и должностные лица, начиная с полицейского и заканчивая министром, не допускают насилия в любой форме и активно ему противостоят. Конвенция также предполагает ответственность определенных учреждений за предотвращение насилия (ответственная институция определяется страной), и будет действовать точно таким же образом, как и любая другая конвенция, которая на данный момент в силе. Выражаясь простым языком, конвенция подкрепляет стремление государства обеспечить наименьшее количество случаев, при которых члены семьи (чаще всего женщины) подвергаются избиению или насилию сексуального характера.

Прикрываясь разговорами о разрушении основ общества, мы недостаточно углубляемся в вопрос о том, действительно ли Стамбульская конвенция включает в себя определенные юридические инструменты для интерпретации понятия "социальный пол". Это утверждение неверно: понятие "социальный пол" в конвенции используется только с целью определения конкретных понятий о социально принятых ролях и поведении, которые отвечают нашему пониманию "женственности" и "мужественности". Как это связано с насилием? Самым прямым образом.

В тех случаях, когда насилие оправдывается тем, что женщина сама виновата, так как носит слишком короткие юбки, в Instagram опубликовала фотографию провоцирующего характера, или пила вино, насилие легитимируется тем, что женщина ведет себя не в соответствии с нормами женского поведения. Не так давно похожая ситуация широко обсуждалась в интернет-СМИ в России. В комментариях, а также и в некоторых статьях, утверждалось, что парня, который изнасиловал и убил студентку, спровоцировало ее бесстыдное поведение и профиль в Instagram.

Свободны ли мы в Латвии от таких интерпретаций? Судя по многочисленным публикациям в социальных сетях, кажется, нет. А, следовательно, и нам нужно в очередной раз напомнить, что то, как женщина выглядит, ее поведение, которое кому-то может показаться провоцирующим, или ее манера употребления алкоголя, НЕ могут быть основанием для того, чтобы женщину бить, насиловать или убивать. Стамбульская конвенция помогает нам закрепить в памяти эти простые истины, и ратификация этой конвенции подкрепит стремление страны не допускать насилия против женщины.

Какой страной хотят видеть Латвию противники конвенции, если борьба с насилием в них вызывает страх о разрушении основ мироздания? Хотим ли мы жить в стране, где избиение людей относится к семейным ценностям?

Давайте в деталях проанализируем один из аргументов противников конвенции: отзыв о несоответствии конвенции Латвийской конституции, заказанное Министерством юстиции. Об отсутствии какой-либо логики, а также о невероятной поверхностности этого документа свидетельствует одно из утверждений его авторов: конвенция не соответствует конституции Латвии, так как "без латвийских мужчин, борцов за независимость, у нас не было бы своей страны. Мы не можем чтить борцов за нашу независимость, в то же время утверждая, что они исторически ограничивали возможности полноценного развития женщин и доминировали над ними". Где конкретно в Стамбульской конвенции говорится о том, что борцы за независимость ущемляли права женщин? Найти ответ на этот вопрос нельзя ни в тексте отзыва, ни в тексте самой конвенции. Любая попытка рационально и логически проанализировать текст юридического отзыва, заказанного Министерством юстиции, обречена на провал.

Есть ли основания для беспокойства, выраженного господином Бригманисом, о том, что ратификация конвенции приведет к легализации однополых браков? Вполне возможно, что Европейский суд по правам человека уже в ближайшее время примет решение о том, что ни у одной страны ЕС нет права не принимать за действительный брак, заключенный в другой стране ЕС, в том числе брак между лицами одного пола. На данный момент, такое дело против Румынии находится на рассмотрении и, судя по прогнозам, существует вероятность положительного решения. Есть ли связь между этим и Стамбульской конвенцией? Только настолько, насколько в обоих случаях говорится об усилении механизмов, которые гарантируют защиту прав человека. Прямой причинно-следственной связи между конвенцией и принятием однополых браков нет.

P.S. Тем гражданам, которые доверяют своим мыслительным способностям и у кого есть время для погружения в изучение вопроса, я могла бы посоветовать прочитать текст конвенции на русском языке.