Не бывает бизнеса, в котором нет рисков. На протяжении многих лет ABLV Bank занимался экспортом финансов в страны СНГ, и по причине географического расположения Латвии важность этой отрасли для страны никогда не ставилась под сомнение. Мы в это тоже верили, и на год за годом создали команду из самых профессиональных сотрудников, развивали новые продукты и услуги как для зарубежных, так и для местных клиентов, и зарабатывали деньги, чтобы потом инвестировать их в Латвии.

У нас были большие планы. Не являются секретом инвестиции в размере почти миллиарда евро, которые мы и наши партнеры планировали вложить в территорию New Hanza, а также желание уже в этом году эмитировать акции компании на бирже. Это была одна из причин, по которым мы с каждым годом вводили все более жесткие требования к клиентам, все более современные системы мониторинга, вкладывали огромные средства в людей, сотрудничали с регулятором, предоставляли всю возможную информацию службе контроля и правоохранительным органам.

Мы сообщали, если замечали, что кто-то пытался использовать наш банк недобросовестным путем. Да, мы были большим игроком на рынке в регионе, большим экспортером финансовых услуг. Это увеличивало риски, но такое происходит с предприятием в любой сфере, когда растет объем его бизнеса и географический рынок. Такие риски есть у банков и в тех странах, которые известны нам в качестве финансовых центров Европы.

С учетом геополитических событий мы диверсифицировали бизнес и предлагали все более широкий спектр услуг, в том числе более активное кредитование в Латвии, финансирование торговли, эмиссии облигаций, консультации, управление фондами вложений, оставляя на транзакции всего 15% от наших доходов.

Без ответа остается вопрос: отказалась ли Латвия от развития экспорта финансов в восточном направлении в течение месяца? Отказалась, не предложив систему, регулирование и надзор, которые служили бы для развития этой сферы?

Нет предпринимателей, которые не совершали бы ошибок. У нас тоже были ошибки, на которых мы учились. В рамках дел, по которым публично и громко сообщалось о нашей связи, мы сообщали ответственным службам о своих подозрениях, закрывали счета, действовали согласно регулированию.

К сожалению, это не исключило того, что наше имя там фигурировало, даже если мы сделали все, что от нас требовали.

ABLV Bank фактически больше не существует. Но мы неустанно продолжим прилагать все усилия для того, чтобы сотрудничать с FinCEN и вернуть репутацию своим работникам, партнерам, акционерам и финансовой системе Латвии.

Перевод с латышского - Delfi. Оригинал.