Да, состояние отношений России с США, а теперь и с Великобританией, сейчас хуже, чем в 1950-х годах, а вероятность прямого конфликта — выше, чем когда-либо со времен Карибского кризиса 1962 года. Учитывая сложность современного стратегического ядерного вооружения и систем, которые созданы для его нейтрализации, нельзя исключать вероятности, что на любой из сторон (или на третьей стороне) кто-то может спровоцировать эскалацию.

Ситуация усугубляется тем, что коммуникации между руководителями США и России практически отсутствуют из-за отсутствия доверия с обеих сторон. Чувства американцев по отношению к России граничат с ненавистью, а в России многие сейчас относятся к американцам с плохо скрываемым презрением.

Такой психологический фон в двусторонних отношениях выглядит действительно хуже, чем во времена Холодной войны. Но это не означает, что сегодняшняя напряженность является ее второй серией. Подобная конфронтация потребовала бы идеологического компонента, который решительно отсутствует на российской стороне.

У России нет намерений развязывать новую Холодную войну. В какой-то степени конфронтации с США действительно помогает президенту Владимиру Путину объединить общество, подчеркивая националистическую репутацию российской элиты, однако Россия не является идеологически мотивированным государством. Та идеология, которая у нее есть, базируется на российской культуре и цивилизации, в экспорте которой она не заинтересована.

Кремль на самом деле предпочитает не проповедовать идеи от имени России. Российский подход к международным делам давно основан на уважении к национальным интересам и суверенитету, а также на убеждении, что все народы и нации должны иметь возможность свободно осуществлять собственный политический, экономический и культурный выбор. Россия также поддерживает универсальные человеческие ценности — вера в Бога, семью и родину, а также самореализация через службу обществу и нации.

Я мечтаю о том, чтобы хотя бы 2% обвинений, касающихся "вмешательства" России в американские выборы в 2016 году, оказались правдой. Это повысит мою самооценку как россиянина, и при этом покажет американцам, насколько опасно кидаться камнями из стеклянного дома, ведь их правительство уже давно вмешивается во внутренние дела других стран.

Впрочем, проблема в отношениях России и Запада в реальности является внутренней проблемой самого Запада. Истеблишмент США пользуется пугалом российского вмешательства для восстановления утраченного политического контроля, особенно в сфере социальных сетей, где недовольное население, а также независимо мыслящие политики, наконец-то, обрели свой голос.

Но даже в том случае, если американская элита действительно сумеет вернуть себе контроль, более глубинный источник беспокойства на Западе сохранится. Уже по крайней мере десятилетие мир наблюдает за финалом 500-летней гегемонии Запада. Она началась в XVI веке, когда Европа, создав более качественное оружие и корабли, занялась имперской экспансией. На протяжении последующих столетий европейцы использовали свое экономическое, культурное, политическое и — особенно — военное доминирование для выкачивания мировых богатств.

Во второй половине XX века в течение нескольких десятилетий доминирующие позиции Запада оспаривались СССР и Китаем. Но после того как СССР лопнул, США оказались единственным гегемоном, а мир, как казалось, вернулся к своему историческому статус-кво. Впрочем, вскоре США перенапрягли свои силы, погрузившись в геополитические авантюры, подобные вторжению в Ирак. А затем наступил финансовый кризис 2008 года, обнаживший слабости капитализма XXI века.

Одновременно США уже давно стремятся к военному превосходству. В 2002 году Америка в одностороннем порядке аннулировала Договор об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года. А в последнее время она занялась серьезным наращиванием обычных вооружений и крупномасштабной модернизацией своего ядерного арсенала.

Но Россия, Китай и остальные страны мира не допустят возврата американской гегемонии. Путин недавно это четко показал, объявив о целом ряде новых, сверхсовременных стратегических системах вооружений в рамках стратегии, которую я бы назвал стратегией "предупредительного сдерживания". Сигнал таков: США не могут надеяться на восстановление абсолютного военного превосходства, даже если они решат исчерпать все свои силы на гонку вооружений по примеру СССР.

По предварительным оценкам, которые мы с коллегами недавно провели, даже в том случае, если США решат развязать Холодную войну в одностороннем порядке, их шансы против России, Китая и других развивающихся стран будут не очень высоки. Баланс военных, политических, экономических и моральных сил просто сдвинулся уже настолько далеко от Запада, что развернуть его обратно невозможно.

Тем не менее, новая Холодная война, даже если она будет в основном односторонней, может оказаться крайне опасной для человечества. Крупнейшие державы мира должны сосредоточиться на укреплении международной стратегической стабильности при помощи диалога; на возобновлении каналов связи между военными; на восстановлении корректности в своих взаимоотношениях. Мы должны также подумать о расширении дипломатических, законодательных, научных и учебных обменов. Но в первую очередь, мы должны прекратить демонизировать друг друга.

Мир вступает в опасный период. Однако если мы будем мудры, мы сможем построить более сбалансированную международную систему, в которой крупнейшие державы будут сдерживать друг друга, одновременно сотрудничая ради решения глобальных проблем. В то же время меньшие страны получат возможность свободней развиваться в соответствии со своими собственными политическими, культурными и экономическими предпочтениями.

Прежняя система во главе с Западом рухнула. Для обеспечения мирного будущего нам нужно начать совместную работу над строительством новой.

Сергей Караганов — декан Школы международной экономики и международных отношений при НИУ Высшая школа экономики (Москва), почетный председатель российского Совета по внешней и оборонной политике.

Copyright: Project Syndicate, 2018.

www.project-syndicate.org