Конечно, за столь короткое время невозможно понять и проникнуться жизнью в чужой стране, тем более, если это страна центральной Азии, да ещё и занимает по площади девятое место в мире. И, тем не менее, у Латвии и у Казахстана много общего – в XVI веке в состав Российской Империи вошла Ногайская Орда, с 1917 по 1920 годы в республике устанавливалась советская власть, 16 декабря 1991 года была провозглашена независимость и развитие Республики Казахстан как суверенного демократического государства.

Поэтому, находясь в Казахстане, я невольно сравнивал два пути – путь, который выбрал Казахстан и путь, которым идёт Латвия.

Формула «Казахского патриотизма»

В одном из разговоров я услышал, что в Казахстане – один из самых высоких уровней патриотизма в мире. И это действительно так – казахи гордятся своими спортсменами, своей наукой, производством, своим «Байконуром», своей культурой, историей, своим президентом и своей новой столицей.

По данным регулярных исследований, уровень патриотического отношения населения с 2006 года вырос почти в два раза. В Казахстане проживает 130 этносов. Число русскоговорящих – больше 23%. В Астане, столице республики (с 1997 года), число русскоговорящих в 1989 году составляло 54%! Сегодня их всего 23%, но не потому, что русским показали, где отходит поезд до Москвы, просто население города увеличилось больше чем в два раза.

Среди жителей республики – 70% исповедует ислам и 25% - христианство. И как оказалось, общее объединение разных национальностей и вероисповеданий возможно не только под одним флагом, в пределах одной границы, но под одной национальной идеей.

За двадцать лет развития казахстанский народ сохранил главное – понимания осознанной взаимозависимости, которая по своей природе не приемлет национализма. Здесь я услышал интересную формулу национальной идеи: «Ребенок на дороге – и мой, и твой».

От национальной трагедии к национальной гордости

На территории Восточного Казахстана в 1949 году было произведено первое в Советском Союзе ядерное испытание. В дальнейшем c 1949 по 1989 год на Семипалатинском ядерном полигоне было произведено около 500 ядерных испытаний, в которых было взорвано не менее 600 ядерных и термоядерных устройств. За пределы полигона вышли радиоактивные облака 55 воздушных и наземных взрывов и газовая фракция 169 подземных испытаний. Эти взрывы обусловили радиационное загрязнение всей восточной части территории Казахстана.

Число жителей, в той или иной мере пострадавших от ядерных испытаний может достигать полутора миллионов человек. Это огромная цена, которую народ Казахстана продолжает платить по сей день.

Провозглашая указ о закрытии Семипалатинского Испытательного Ядерного Полигона, президент Назарбаев сказал следующее: «Учитывая, что Казахская ССР выполнила свой долг по созданию ядерного потенциала, обеспечившего стратегический военный паритет между СССР и США, и, принимая во внимание требования общественности республики, постановляю: закрыть Семипалатинский испытательный ядерный полигон…»

И в этих словах лично я вижу глубокий смысл и сообщение для всей нации, достаточно гордой, сильной и уважающей себя настолько, чтобы не насаждать свою боль, не выставлять счета и не высказывать бесконечные претензии, но признать себя сопричастной и в равной степени ответственной за общие великие достижения.

Спустя всего четыре месяца после обретения Казахстаном независимости.
создан Национальный Ядерный Центр. Все силы научных работников направлены на использование атома в мирных целях. Сотни человек ежегодно посещают опытное поле наземных и воздушных испытаний, на котором по сей день сохранены огромные бетонные сооружения, где располагалась видеоаппаратура; бомбоубежища, различные инфраструктурные объекты; а в месте проведения подземных испытаний международные группы учёных исследуют полости подземных взрывов. Полигон превращается в «Большую мировую лабораторию радиационных исследований».

Государственный язык

«Опекуном» во время экскурсии был мой тёзка, Сергей, как оказалось с украинскими корнями. Уже третье поколение его семьи живёт в Казахстане. Сам он работает на госслужбе, в торговом комитете. На мой вопрос - как отражаются на карьере его способности говорить на казахском, сказал, что на государственную службу люди могут попасть и без знания казахского – в конституции республики казахский язык определён государственным, а русский - официальным языком. К каждому отделу в госучреждении прикреплены переводчики, а в недавнем времени внедрена электронная система регистрации документов: если русскоговорящий «чиновник» сам составляет документы и ведёт переписку на казахском – он получает в качестве поощрения прибавку к зарплате. Таким образом, постепенно увеличивается число документов на казахском, и расширяется использование государственного языка. А ведь совсем в недавнем прошлом вся документация в госучреждениях велась полностью на русском языке.

И такой подход никого не вводит в националистический экстаз, несмотря на то, что русских в стране 23%, и рядом Россия с населением в 10 раз превышающим население Казахстана.

Тонкое балансирование

Несомненно, Казахстан является сегодня лидером центральноазиатского региона. И это несмотря на то, что ему достались не самые «простые» соседи – Китай, Россия, Иран, Афганистан... Некоторые – такие как Китай и Россия – конкурируют за зоны влияния и не всегда стремятся учитывать чужие интересы, другие – такие как Иран и Афганистан – являются постоянными источниками нестабильности. Да и бывшие братские республики – страны Каспийского моря до сих пор не избавились от множества совместных претензий.
И, тем не менее, Казахстан умело балансирует, сохраняя прекрасные отношения с Россией, странами СНГ, выстраивая прагматичную политику с Европой и США.

Интересно, что в 90-е годы Казахстан мог стать первой мусульманской ядерной державой в мире. Непосредственно после распада СССР у Казахстана были и специалисты, и необходимая инфраструктура для ведения военных ядерных программ, и средства доставки ядерного оружия к целям – тяжелые бомбардировщики и ракетоносители. Тогда Казахстан добровольно отказался от четвертого в мире ядерного арсенала а ведь соблазн использовать «ядерную дубинку» для укрепления влияния – великий соблазн для любой державы.

Хорошо там, где нас нет?

Приезжая в гости в страну, с которой у нас были равные условия «на старте» - невольно начинаешь сравнивать – чего она достигла по сравнению с твоей родиной. И конечно, сравнивая – нужно всегда одёргивать себя, напоминая избитую фразу – «хорошо там, где нас нет»... Как мне кажется, я не опустился до слепого восхваления и привёл примеры вполне объективные. Но к сожалению, в конце каждого приведённого мной примера я мог бы с горечью добавить «...в отличии от Казахстана, в Латвии дела обстоят по-другому...»

Обидно и досадно, что лидеры «атмоды» не выбрали в девяностые годы такой же прагматичный путь развития, который сегодня позволил бы назвать Латвию «действующей региональной силой, основной упор делающей на экономическое взаимодействие».
А ведь они были к этому близки, но вместо этого настоящую объединяющую национальную идею заменили на «боль от оккупации», которая поделило народ Латвии на «потерпевших» и «потомков оккупантов».

Жаль, но вместо того, чтобы воспитывать гордость за своё прошлое, свою историю и свои достижения, пятидесятилетнюю историю своего народа подменили периодом серо-коричневой безысходности, где не было и не могло быть ничего хорошего, потому что это была «Soviet story». И ещё жаль, что патриотизм и любовь к своим национальным ценностям поменяли на русофобию и борьбу с русской культурой и языком.

История Семипалатинского полигона – пример того, как, отдав дань пострадавшим и погибшим, можно перевернуть страницу истории, при этом признать всё хорошее что было, и двигаться дальше! Эта способность позволила Казахстану не только сохранить фундаментальную науку, промышленность, образование, но и возглавить многие мировые процессы. Позволила найти себя, сохранить самобытность, конкурентоспособность и не потерять свою национальную идентичность. Но ведь и мы к этому стремимся, и потому – возможно, опыт Казахстана может в чём-то и нам послужить примером?