Каждый протестовал как умел — защитник футбольного клуба "Барселона" Жерар Пике, приверженец независимости Каталонии, сообщил, что готов покинуть сборную Испании, если придется федерации не ко двору. Ближе к вечеру не обошлось и без активных уличных протестов, с полицией и пострадавшими, а самих организаторов референдума оштрафовали. После референдума премьер-министр Каталонского региона Карлес Пучдемон поспешил заявить о победе, однако прошло уже две недели, а независимость так и не была провозглашена — в надежде на диалог с премьером Испании Мариано Рахойем. Даже Европейская комиссия успела сказать о том, что беспорядки в Каталонии — внутреннее дело Испании, которое решать ей самой.

Найти выход из этой сложной ситуации испанцам будет непросто. Если Рахой согласиться говорить с Пучдемоном, ему придется признать поражение — а это вряд ли произойдет. В свою очередь, если Каталония объявит о независимости, это только подольет масла в огонь, конфликт разгорится, и на горизонте может замаячить даже гражданская война.

Однако тут уместно вспомнить о том, что Испания является конституционной монархией — а это устройство может помочь уладить конфликт мирным путем. Все, что необходимо сделать молодому королю Филиппу VI, это пойти по пути своего отца Хуана Карлоса I.

Когда после смерти диктатора Франсиско Франко в 1975 году королем Испании стал Хуан Карлос, многим казалось, что его правление будет недолгим и что вместе с концом режима Франко настанет финал и самой монархии. Однако Хуан Карлос оказался прозорливым — став королем, он начал с демократических реформ, легализовал политические партии и распустил правящую партию — Фалангу. Через три года была принята новая испанская конституция, где короля провозгласили не последователем Франко, а наследником исторической монархии, таким образом гарантировав гражданские права и свободы. Провинции стали самостоятельнее. И только тогда другие европейские династии признали Хуана Карлоса законным королем.

Однако сложности, которые могут послужит наукой его сыну Филиппу VI, были еще впереди. Через несколько лет Хуану Карлосу пришлось пережить попытку государственного переворота, организованного военными-франкистами. Однако король сумел успешно этому противостоять, и его авторитет взлетел до небес. Говорят, что даже лидер испанских коммунистов Сантьяго Каррильо, который шесть лет подряд называл короля не иначе как "Хуан Карлос Недолгий", в порыве чувств кричал в телекамеры: "Боже, храни короля!"

С этого момента, то есть с 1982-го года, король практически не участвует в политической жизни страны, однако считается главным образом символом национального единства — того, что именно сейчас так необходимо Испании.

Только Филипп VI, повторив успех своего отца, может отстоять испанское единство. Пока каталонцы во главе с Пучдемоном продолжают бороться против испанского правительства, вопрос, смогут ли они отказать королю, будет скорее риторическим.

Примирение обоих сторон сейчас по сути становится обязанностью Филиппа VI, неисполнение которой заставит задуматься о том, зачем вообще Испании король, а также монархия.