Целуй меня, свобода!

Как начать новую жизнь после тюрьмы 

Все заключенные считают дни до конца срока, однако на свободе для многих наступают еще более темные времена. Как бы страшно это ни звучало, но для некоторых девушек и женщин тюремный порядок, где обед по расписанию, а в душе всегда есть теплая вода – лучшее, что случалось в их жизни.

«Если тебя на воле никто не ждет, приходится очень трудно. Очень многих девочек после освобождения мы определяем в приюты. В Риге на ул. Эйженияс сейчас как раз новый открылся. На первых прах им помогут и соцработники, и психологи, но жить они там могут только какое-то время, – говорит начальник исправительного учреждения Инна Златковская. – Дальше можно участвовать в проекте интеграции бывших заключенных в общество и на рынок труда. Управление мест заключения, например, заключает договор с Государственной службой занятости. Оттуда приходят специалисты, читают лекции, проводят тесты, кому какая профессия подходит».

В любом документе об образовании, которое женщины получают за решеткой, нет ни одного слова о том, что они учились в тюрьме. «Получив диплом, наши девочки устраиваются в кафе, в пекарни, на швейные производства, парикмахерами работают. Но все это может вернут бывшую заключенную к нормальной жизни только если их поддержат близкие. Девочкам нужен кров. Откуда у них деньги, чтобы снять комнату или квартиру?» – говорит Златковская.

По закону, заключенные могут копить деньги в специальном фонде освобождения. Они могут отчислять туда средства от своей зарплаты, полученной на зоне, от пенсии, от денежных переводов от родных и близких. «Это такой неприкосновенный запас, они не могут тратить его на магазин или на другие нужды. Единственное исключение – лечение. В тюрьме только неотложная помощь, все остальное лечение – за счет заключенных», – говорит Златковская. После освобождения администрация тюрьмы выдает бывшей заключенной деньги на дорогу. Сумма рассчитывается из того, куда она собирается ехать. В Риге оплатят городской общественный транспорт, если женщина захочет вернуться, например, в Даугавпилс, Лиепаю или другой город, то и денег дадут больше.

«Это хорошо, когда у девчонок есть мамы, бабушки, которые детей забирают. Но есть и такие, кто совсем одни на белом свете, даже помощи попросить не у кого. У нас налажено сотрудничество с кризисным центром Māras. И когда складывается безвыходная ситуация, мы девчонок туда посылаем. Там есть специалисты, которые помогают социализироваться плюс кров над головой, еда». Тем не менее, часть бывших заключенных, едва оказавшись на свободе, возвращается к старым привычкам. Идут воровать, занимаются мошенничеством, покупают героин на «точках».

Время от времени Златковская получает письма от бывших заключенных. «Пишут о том, кто и как устроился. Есть те, кто уезжает за границу: в Англию, Ирландию, Германию, Швецию, Голландию... Бывает, что они и там успевают набедокурить. Тогда их могут, конечно, экстрадировать. Но все зависит от того, где совершено преступление. Если, например, в Англии, то она отбывает срок там, но может попросить о переводе в Латвию. Если какое-то старое преступление, например, пробационный надзор – то ее возвращают».

«Знаете, что я чувствую, когда снова вижу в тюрьме девочку, которая, казалось бы, встала на путь исправления? Что у нее просто ничего не получилось. Не потому, что она этого не хотела, а потому что просто не было поддержки».  Инна Златковская