Интервью вел журналист Янис Домбурс. Мы предлагаем его запись, а также текстовую выжимку — все самое главное, что сказал Нил Ушаков за один час.

О "сериале скандалов" в Риге…

Все это связано с циклом выборов…. Все эти скандалы и громкие высказывания ничем не закончились…. К тому же мы большое самоуправление, в котором работают 25 000 человек, которые работают восемь лет. Я прогнозирую, что какие-то скандалы возможны и в будущем. Если мы сравним статистически с любой государственной структурой, министерством, то у нас этих скандалов будет… Например, если сравнить с KNAB, то там в пересчете на одного сотрудника этих скандалов будет в пять раз больше, чем в любом самоуправлении.

О том, на сколько процентов выполнена предвыборная программа 2013 года…

На 70-75%.

О Рижском порте, который уступил лидерство Клайпеде…

Во-первых, наши порты завязаны на транзит, Клайпеда много переваливает того, что производится в Литве. Транзит упал у всех и те порты, которые зависят от транзита, потеряли больше. Во-вторых, литовцам по многим причинам удалось создать более тесное экономическое сотрудничество с Белоруссией.

О том, почему Рига вкладывает в инфраструктуру "до смешного мало" — около 8% бюджета…

Это не "до смешного мало", а "абсолютно адекватно" с учетом всех социальных программ, которые параллельно с этим обеспечиваются. К тому же, если мы возьмем карту и отметим все, что мы отремонтировали или построили за последние восемь лет, то это не будет "до смешного мало".

О том, где в Риге деньги тратятся целесообразно, а где нет…

В социальной сфере все траты целесообразны и хотелось бы тратить больше, но бюджет пока не позволяет. В других сферах всегда хотелось бы работать лучше… Вы ждете от меня ответа, что все можно сделать на 20% лучше? Мы стараемся все время работать, чтобы целесообразность все время росла. Конечно, я допускаю, что и я иногда ошибаюсь, и мои коллеги иногда ошибаются. И вы иногда ошибаетесь. У нас у всех коэффициент целесообразности не 100%, но оправданно высок.

Об ответственности за трагедию в Золитуде — моральной и юридической…

Что касается меры ответственности трех обвиняемых сотрудников стройуправы — я предлагаю дождаться решения суда. О моральной стороне дела — за то, что произошло в городе в 2013 году, я буду чувствовать ответственность до конца жизни. Это несомненно.

О том, какова должна быть Рига при мэре Ниле Ушакове…

Социально ответственная. Дружелюбная для бизнеса. Дружелюбная для семей. Город, который был, есть и будет главным в регионе.

О том, почему окрестности Риги теряют меньше жителей, чем Рига…

Это общемировая тенденция — люди везде из городов едут в их окрестности. Это нормально, что люди хотят получить преимущества не городской жизни рядом с большим городом.

О том, почему кажется, будто мэр Риги ездит "на Восток" чаще, чем "на Запад"…

Список моих командировок показывает, что командировок на Восток меньше, чем на Запад. Просто СМИ интереснее рассказывать о поездке в Москву, нежели о командировке в Берлин. К тому же мэры европейских столиц делают то же самое — тоже налаживают контакты и связи в России.

О том, почему в предвыборной программе "Согласия" нет слова "культура"…

Оно есть там же, где сказано, что мы продолжим делать все то же, что делали — ремонтировать и строить культурные объекты.

О политических конкурентах на предстоящих выборах…

Меня очень радует, что все, от "Единства" до Национального объединения, пытаются показать, что они большие социал-демократы, чем мы.

Нил Ушаков в интервью на Delfi TV: о трагедии в Золитуде, признании оккупации и планах в Риге
Foto: Кадр из видео

О скандальной карикатуре и о том, не способствует ли она, по заявлению Полиции безопасности, "геополитическим интересам России в Латвии"…

Главная ошибка, которую я допустил — надо было сразу сказать, что этой карикатурой я не говорю про то, что было в 1940-х годах, а только о том, что происходит сейчас… Я уверен, что работа этой комиссии, публичные высказывания ее членов не способствуют сплочению общества, а кроме того они занимаются политикой, помогая определенным политическим силам, которые используют эту риторику в своих целях. И я продолжаю считать, что каждый раз, когда сегодня кто-то продолжает говорить "а давай посчитаем, сколько миллиардов нам должны…" — это не способствует развитию государства. Что касается "геополитических интересов" — так глубоко я не анализировал, чьим интересам она способствует.

О том, каковы геополитические интересы России в Латвии…

Улица Антонияс, дом… какой там? (имеется в виду адрес посольства России в Латвии — Прим. Delfi).

О том, призвал бы Нил Ушаков голосовать на референдуме о русском языке как втором государственном, если бы он прошел завтра…

В той ситуации, когда шла риторика о том, можем ли мы взять "этих русских" в правительство, я чувствовал необходимость поступить так, как я поступил. После этого я прошел через выборы 2013 года, получил мандат на еще четыре года от избирателей, как русскоговорящих, так и латышскоговорящих. Учитывая это, избиратель оценил все, что я сделал и принял мои разъяснения, которые я сделал как по-русски, так и по-латышски… Сегодня у нас и близко нет той исторической ситуации, которая была в 2011 году.

Об оккупации Латвии в 1940-м году…

— В 1940 году независимость Латвии была насильно разрушена. Латвия потеряла свою независимость. После этого последовали безжалостные репрессии сталинского режима, депортации и 1941-го, и 1945-го годов. Если мы сегодня хотим сломать все, что можно сломать; пытаемся понять, кому как лучше сказать — инкорпорация, аннексия или оккупация, чтобы обозначить те события… этим можно заниматься, но это не меняет суть вещей.

— Дайте ответ. Была оккупация или нет?

— У меня есть ответ. Латвия не хотела присоединяться к СССР, Латвия была присоединена против воли народа. Латыши и представители других национальностей были безжалостно репрессированы как в 1941-ом, так и в 1949-ом году. В этом нет никаких сомнений. И я очень сознательно принимаю участие в мероприятиях как в честь тех, кто был репрессирован… И кстати, именно мы были теми, кто поставил мемориал в Торнякалнсе.

— То есть вы говорите, что те, кто хотят называть это оккупацией, инкорпорацией или…

— Можно дискутировать и использовать это в политических целях, рассуждать, можешь ты использовать одно слово или должен другое по каким-то критериям лояльности. Я в эти игры не играю.

— Я правильно понимаю, что те, кто хотят использовать слово "оккупация" — у них своя правда, но и у тех, кто использует "инкорпорация" — у них тоже своя правда?

— Давайте еще раз. Я допускаю, что никто из нас не дискутирует о том, что произошло в 1940-ом году, правильно?

— Ну, исключая нас двоих.

— Разве я где-то ошибся, описывая события 1941 или 1949 года?

— Ну, например, 9 мая к Памятнику Освободителей приходят люди… я думаю, что там есть те, кто считает иначе, чем другие о том, что произошло в 1940-ом году.

— Очень возможно.

— Поэтому я не согласен с тем, что вы говорите, что все одинаково думают о том, что произошло в 1940 году. Думают по-разному. Поэтому вопрос…

— Было бы странно, если бы у нас, как в Северной Корее было бы только одно мнение по всем вопросам.

— Меня не интересуют другие мнения, только ваше.

— Мое мнение — Латвия была насильно присоединена к Советскому Союзу, после чего последовали безжалостные репрессии.

— Это называют "оккупацией"?

— Это можно называть, используя в этой ситуации как минимум три слова.

— В том числе и "оккупация"?

— В том числе, конечно.

О том, что Нил Ушаков — как частное лицо, и как лицо публичное — планирует сделать для своей страны в обозримом будущем…

Вне работы и вне политики у меня только одна обязанность — вырастить сына. Как у публичного лица, политика — сделать так, чтобы народ был един и его не делили ни по национальности, ни по социальному статусу.