Фото: Publicitātes foto
8 августа на Огрской эстраде пройдет фестиваль "Цой-жив", приуроченный к 25-летию гибели музыканта под Юрмалой. Организатор мероприятия Андреас Платонов, экс-президент Рижского рок-клуба Андрей Яхимович и соавтор латвийского памятника Виктору Цою Руслан Верещагин рассказали порталу Delfi, почему память о легенде русского рока до сих пор жива.

После трагической аварии 15 августа 1990 года на 35-м километре трассы Слока-Талси (возвращаясь с рыбалки, 28-летний музыкант заснул за рулем, и его автомобиль столкнулся с автобусом) в Кривоарбатском переулке Москвы появилась надпись на стене "Сегодня погиб Виктор Цой". В ответ кто-то приписал: "Цой жив". С тех пор власти не раз предпринимали попытки "привести стену в порядок", но молодежь встала грудью.

В Латвии на 35-м километре в 2002 году энтузиасты установили памятник Цою на деньги, собранные его поклонниками. На родине музыканта уже десять лет не могут найти места скульптуре Алексея Благовестнова — Цой на мотоцикле (образ из фильма "Игла") — которую одобрила и очень хотела видеть в качестве памятника вдова Марианна Цой. Монумент хотели установить сначала на Старом Арбате, потом на пересечении Университетского проспекта и проспекта Вернадского. Проект был согласован с властями, но против выступили местные жители — они побоялись скопления моторизованных поклонников под окнами.

Зато в прошлом году в Петроградском районе Санкт-Петербурга около легендарной котельной "Камчатка", где работал и концертировал Цой, открыли сквер его имени. Улица Виктора Цоя есть в городе Ноябрьск Тюменской области, где музыкант родился. Свой памятник есть и в Барнауле — инициатором его установки был известный барнаульский бизнесмен и бодибилдер, большой поклонник творчества группы "Кино" Александр Старыгин. Поскольку открытие монумента все время откладывалось, он так и не дожил до осуществления своего проекта.

Сегодня никто не сомневается: Цой-жив. Редкий российский музыкант не перепел хоть одну песню из репертуара "Кино". Все они исполняются на многочисленных фестивалях памяти музыканта — "Киномания", "Кинопробы", "СимфоКино"… В этом году свой "кинофестиваль" появился и у Латвии — страны, где Цой провел последние дни своей жизни.

Продюсер мероприятия Андреас Платонов рассказал Delfi, почему считает важным именно сейчас организовать фестиваль памяти Цоя и именно в Латвии.

Андреас Платонов: последний герой сегодня нужен Латвии


Фото: no privātā arhīva.

Андреас Платонов, продюсер фестиваля "Цой-жив", организатор концертов Элтона Джона, Джастина Бибера, Rammstein, Lady Gaga… 

Почему фестиваль Цоя нужен Латвии? Совпало много факторов. 25 лет со дня гибели Цоя в Латвии, которую он очень любил и где в 1990 году дал свой последний балтийский концерт — в 1990 году они с "Алисой" собрали на стадионе "Даугава" более 20 000 зрителей.

Именно сейчас, когда сложились очень непростые отношения Латвия-Россия с запретами на въезд многих артистов, самый большой фестиваль русского рока в Балтии может показать людям, что музыка объединяет. К нам едут целые автобусы из Польши, Финляндии, Эстонии, Питера, Москвы, Пскова, Украины, Праги… Очень важно, чтобы приехали русские из разных стран и убедились, что тут спокойный демократичный город, в котором нет места тем страшилкам, о которых пишут и говорят. Надеемся сделать фестиваль ежегодным.

Самому мне, увы, так и не посчастливилось пересечься с Цоем. Хотя шанс был. С 1988 года я возил по Сибири многих музыкантов — Жанну Агузарову, "Арию", "Аквариум", "Цветы"… Привозил к нам несколько своих групп и продюсер Юрий Айзеншпис. Он предлагал организовать и сибирский тур "Кино", но не сложилось. Цой стоил дороже "Аквариума" и "Машины Времени", и был расписан буквально по дням. Приличных звуковых аппарата тогда было всего два на всю Россию — один в Москве и один в Питере. Совместить Цоя с аппаратами и гонораром как-то не получилось. Увы.

Кто приглашен? Я общаюсь со многими музыкантами, которые хорошо знали Виктора. Только вчера созванивался с Сашей Ляпиным (экс-"Аквариум", экс-"Попмеханика"), который уже три года живет в Калифорнии. Надеюсь, в Ригу приедет Сева Гаккель ("Аквариум"). Соведущими фестиваля приглашены бессменный президент Ленинградского рок-клуба Коля Михайлов и исполнительница главной роли в фильме "Игла" Марина Смирнова, которой Цой посвятил песню "Когда твоя девушка больна". Сын Цоя Александр обычно не принимает участия в подобных мероприятиях, но он нас поддержал и прислал письмо зрителям.

С подбором артистов тоже проблем не было. Хотелось привезти современников Цоя и интересных молодых артистов, которые исполняют "каверы". Конечно, первому фестивалю не обойтись без Вячеслава Бутусова, у которого, к тому же, сейчас играет Юрий Каспарян — автор многих песен для "Кино", друг Цоя, с которым он и провел последние дни в Юрмале. Никак и без "Алисы". Хотели "Аквариум", но у него дата занята. ДДТ недавно играла в Латвии — на 9 мая. Удалось договориться с Земфирой. Хотели также взять Полину Гагарину с "Кукушкой", но у нее концерт в Казани.

Среди серьезных групп Рижского рок-клуба лишь "Цемент" достойно сохранился. Из местных групп будет также играть подходящий по звучанию UpSent. Для молодежи везем очень популярную в России панк-команду F.P.G с крутым кавером "Ночь" и Андрея Князева ("Король и шут"). Плюс две молодые московские команды — RadioLife и Tomas-band.

Что в программе? Договоренность была такая, чтобы, по возможности, все подготовили что-то из репертуара Цоя плюс свои хиты. Земфира собиралась петь только "Кино". Специальным гостем мы позвали Илью Лагутенко — он исполнит всего одну песню "Малыш". Зато это будет премьера — панк-вариант, совместный с группой "Странные игры". До трех ночи будут петь монстры рока, а потом до утра — молодежь.

Помимо музыкальной части, будет киношная "киношная". Мы получили права на показ фильма Алексея Учителя "Последний герой" — во время антрактов будем его крутить на большом экране.

Где пройдет? Первым объявленным местом проведения фестиваля был Межапарк. Но от этой идеи пришлось отказаться. Там очень старая электропроводка. У меня уже были с ней проблемы, когда делал концерт группы Killers. Этим летом нам обещали, что к Празднику песни все поменяют, но лето выдалось дождливым — работы снова отложили. Мы решили не рисковать и перенесли фестиваль на Огрскую эстраду. Что даже лучше. Она компактна, а первый фестиваль не соберет больше 6-8 тысяч зрителей. Там отличные гримерки — в Межапарке их нет, а у нас 130 артистов. О том, что в Огре живет еще и президент Латвии, мы даже не думали. Надеемся, что и ему понравится перспектива выйти во двор и услышать отзвуки русского рока.

Мы организуем бесплатные автобусы от Origo — с 16.00 до двух ночи. На три ночи — спецэлектричка. Сам концерт продлится до 6 утра, но до утра останется молодежь. Зрителей перемена места не испугала — нам вернули всего 36 билетов.

Но может оно и не плохо, если президент Латвии сможет выйти на прогулку и услышать хорошую русскую музыку. А посол России Александр Вешняков обещал посетить фестиваль лично. 

Почему Цой жив? Он был очень харизматичным человеком, который прожил недолгую, но очень яркую жизнь. Его песни были очень просты, сам он говорил, что никаких революционных смыслов в них не закладывал, но мы то ясно слышим призыв к переменам и верим в его пророчества. Цоя фактически канонизировали.

Андрей Яхимович: это был поющий Мао Дзедун! (+редкое фото)


Фото: Māris Morkāns

Группа "Цемент". В центре — Андрей Яхимович, президент Рижского рок-клуба, лидер группы "Цемент", одной из участниц фестиваля "Цой-жив".

- Впервые Цой приезжал в Латвию в 1986 году. По приглашению Рижского рок-клуба, который я тогда возглавлял, он привез только вышедшую программу "Начальник Камчатки". В тот момент он всесоюзной славы он еще не обрел, но в Москве и Питере уже считался легендой. Ведь уже были спеты "Алюминиевые огурцы" и "Я иду по улице"… В память о том концерте у меня даже сохранился негатив с редким фото.

Фото: Виктор Цой

Уникальное фото: Виктор Цой на концерте в Рижском рок-клубе. Зал института "Латгипрогорстрой". Ул. Горького, д. 38. 6 сентября, 1986 год

Насколько мне известно, это был первый выезд группы "Кино" за территорию РСФСР. Питерских к нам тогда пускали свободно, а вот нас в Питер — ни в какую. Наверное, все же боялись "тлетворных веяний Запада". И мы возили всех, чьи записи ходили тогда по рукам. Первым зимой приехал БГ, а в марте — Цой. А вместе с ним — Каспарян, который на фестивале "Цой-жив" выступит в качестве гитариста Бутусова.

Ночевали все гастролеры по квартирам где-то в Болдерае. Цой вел себя очень скромно и тихо. Концерт длился около 1,5 часов. На меня Цой произвел впечатление что-то "вроде Мао Цзедун поет рок". Весь в черном, с напульсниками на запястьях. Наши любителей хэви-метала были уверены, что в таком прикиде можно только "металл давать", но металла не было. А зал был полон. Мы раздобыли хорошую аппаратуру — ребята из филармонии помогли. В частности, Боря Бондаренко, который будет делать звук и на этом концерте.

Вход на концерт тогда стоил два рубля. Но билеты нам было запрещено продавать — эти концерты считались творческим обменом молодежи. Поэтому мы собирали деньги в форме членского взноса Рижского рок-клуба. Комсомольских деятелей на концерте было много. Они внешне мало отличались от простых членов рок-клуба, но я их сразу вычислял по качественной финской обуви или кроссовкам, которые были доступны не всем. Вели себя прилично.

Через год Цой снялся в "АССЕ" и сразу стал героем всего советского пространства, нетитулованным народным артистом, чьи песни, нравятся ли они кому-то или нет, стали народными. Конечно, по линии Рижского рок-клуба его уже было не достать.

Руслан Верещагин: памятник делали всем миром


Фото: www.35km.lv

Памятник Виктору Цою на месте гибели музыканта — на 35-м километре трассы Слока-Талси. Соавтор — Руслан Верещагин.

- В жизни мне ни разу не посчастливилось побывать на живом концерте "Кино", но все его песни слушал по многу раз в записи. И навсегда остался его поклонником.

В 1998 году в день гибели Цоя я посетил это страшное место. Там было много цветов и люди с гитарами. Решили, неправильно это, что у такого человека в Латвии нет настоящего памятника. В тот момент я учился на художника, а мой друг Амиран Хабелашвили — на скульптора. Не откладывая в долгий ящик, оформили проект, согласовали с местными властями (они как-то сразу легко пошли навстречу) и взялись за работу.

Первый вариант скульптуры — из гипса с покрытием под металл — установили в 2002 году. Через два месяца заменили ее на чугунную. Я поработал моделью при создании туловища, а голову лепили на основе одной из самых известных фотографий Цоя.

В 2006 году отреставрировали постамент, который не выдержал суровых уличных условий, но вскоре он снова начал портиться. Два года назад решили сделать более монументальный — из гранита. Деньги собирали всем миром — открыли на интернет-сайте счет нашего общества Pareiza lieta ("Правильное дело"), куда переводили деньги поклонники из разных стран и континентов — Европа, Азии и даже США. Как-то я давал интервью на радио, позвонил мужчина и рассказал, что его дочь замужем за американским военным, так она чуть ли не всю базу НАТО заразила своей любовью к Цою. Теперь и там есть свой фан-клуб.

У нашего памятника всегда лежат живые цветы. Дважды в год — в день рождения Виктора 21 июня и в день его гибели 15 августа — здесь всегда собираются люди с гитарами и поют любимые песни. Значит, Цой жив.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !