Foto: Shutterstock

Латвийский Сейм принял поправки к закону об иммиграции, согласно которым требования к новым получателям временного вида на жительство ужесточаются, а людям, которые ВНЖ уже получили, придется платить 5000 евро за его продление. Новая пошлина заставила многих задуматься о том, насколько правильным было решение по переезду в Латвию.

Граждане России на этой неделе направили открытое письмо президенту страны Раймонду Вейонису, а портал Delfi публикует несколько монологов людей, для которых латвийская законодательная реальность стала неприятной неожиданностью.

Foto: Из личного архива

Мария Шумихина, психолог.

Мы живем в Латвии три года. Наша семья переехала в Латвию по многим причинам: и в Москве жить стало неприятно, и во всей стране росло напряжение со всех сторон. Рига нам очень понравилась как город, а нам хотелось улучшить качество жизни. И тогда, в 2012 году нам в Латвии подошло все: программа по предоставлению ВНЖ, дружелюбная обстановка, перспективы ассимиляции и для нас, и для детей.

Наш переезд выглядел так: когда мы поняли, что надо срочно переезжать (мой муж-экономист еще тогда прогнозировал все те процессы, что происходят сейчас в России), мы составили небольшой список вариантов. Рига оказалась в нем первой. Приехали на разведку: декабрь, темные пустынные улицы, мороз -15 градусов. Но мы сразу влюбились в этот город, в эти невероятно красивые улицы, здания. Было чувство родного, уютного места. Купили дом рядом с прекрасным сосновым бором.

Нам подошло все, включая климат, хотя это многих удивляет. Прекрасно здесь все: люди, экология, архитектура… Понятно, что русский язык нам помог адаптироваться быстрей. Да, наши близкие остались в России. Но без преувеличения могу сказать, что в случае чего я смогу оказаться там быстрей, прилетев туда из Риги, чем добраться от одного конца Москвы до другого по пробкам.

В России я была журналистом, но в последние годы сменила профессию, пошла учиться и стала психологом. Пока у меня еще много разной профессиональной учебы в России, и я планировала открывать здесь свою частную практику. Но теперь, в свете запланированных поправок к иммиграционному закону возникает резонный вопрос: надо ли мне заниматься инвестициями в этот проект. Надо ли прикладывать какие-то усилия и энергию, зная, что в любой момент закон может измениться, и у меня не будет возможности продолжать работу? Просто внезапно узнаешь, что правила неожиданно изменились, а ты остаешься в подвешенном состоянии.

Нашей старшей дочери 16 лет, пока она учится в русской школе, но планирует в ближайшее время переходить в латышскую. С уровнем языка она справилась. Она довольна школой и обстановкой, хотя в Москве училась в прекрасной школе, но тут хорошая атмосфера. Она вообще довольна, что мы приняли решение о переезде. Процесс интеграции пока идет достаточно гладко.

По сути, сейчас все дети являются участниками глобальных процессов, происходящих в мире. Может быть, мы это просто почувствовали раньше, поэтом у и переехали. Что мы видим на сегодняшний день? Конкуренция между странами растет быстрыми темпами. И вот в контексте этих процессов, чем плохи эти поправки в латвийском законодательстве? Они плохи не ценой в 5 000 евро, а тем, что ставят под удар репутацию Латвии как государства-контрагента. Поверьте, приезжающие в Латвию россияне, — это не самые плохие и не самые глупые люди. Они могут быть очень полезны с точки зрения человеческого капитала. Если бы Латвия начала нас продуманно интегрировать, эта принесло бы стране пользу. Может, это идеалистическая точка зрения, но я так думаю.

В чем плюсы Риги? Это место культурного диалога. Благодаря географии и другим факторам у Латвии есть все шансы развиваться. Но если не думать на несколько шагов вперед, ограничиваться сиюминутными решениями, можно потерять конкурентные преимущества.

В каком-то смысле, эти поправки к текущему, взвешенному законодательству, — это симптом большой тревоги, которая циркулирует в обществе. Разумеется, государственным деятелям, да и не только им, трудно не тревожиться, когда рядом идут такие болезненные политические, геополитические процессы. Но из-за тревоги возникает деление на "своих" и "чужих", развивается паранойя, и это исключает возможность каких-то созидательных процессов (это не преувеличение, а закономерности социальных процессов). При этом отдельно скажу, что нахожусь под большим впечатлением от того, что несмотря на такие сложные государственные процессы, президенты Латвии умудряются как-то трезво и взвешенно оценивать ситуацию. Это мы могли наблюдать и в Андрисе Берзиньше, и в нынешнем главе государства Раймонде Вейонисе. Это несомненный плюс для Латвии на фоне подчас необдуманных решений Сейма.

Разумеется, мне бы хотелось свои профессиональные знания, навыки реализовать в Латвии, заниматься какими-то актуальными социальными проектами, работать с подростками (например, сейчас очень интересное направление — футурологическое профориентирование, ведь нам надо учитывать, что в течение ближайших 10 лет появится множество новых профессий). Но теперь приходится задуматься: если противостояние, деление на "своих" и "чужих" будет усугубляться (а нынешние поправки к законодательству усиливают эти процессы), не становится ли опасной социальная деятельность, ведь ее так легко посчитать, допустим, шпионской?

Можно добавить, что люди, которые переехали в Латвию, делятся на две категории. Конечно, есть те, кто "просто купил" дорогую недвижимость, и приезжает сюда в основном летом. Но есть множество обычных людей, которые смогли что-то заработать, продать недвижимость в России, взять кредит и перебраться в другую страну. И эти люди очень лояльны Латвии — им нравится здесь — и более психологически благополучное общество, намного ниже уровень социальной агрессии, в том числе, — на дорогах. И совсем другой уровень вежливости и доброжелательности государственных чиновников — и это очень приятно, и непривычно.

А теперь создается впечатление, что в Сейме нас видят врагами, и поэтому вводят дополнительные ограничения. Но разве мы вписываемся в образ врага? Мы — обычная семья, с двумя детьми и золотистым ретривером. Одна дочь уже умеет шутить на латышском, вторая ходит в билингвальный садик, и мы планируем перевести ее в латышский, как только там появится место. Мы очень заинтересованы в том, чтобы закон не разрушал наши жизненные планы тут, и не хотелось бы, чтобы оказалось, что возникли какие-то юридические лазейки, благодаря которым нам придется покинуть эту прекрасную страну. Знаете, я очень часто езжу на учебу в Москву. И хотя я люблю Москву при всех ее объективных недостатках, но каждый раз, когда возвращаюсь в Ригу, и снова слышу эти неспешные доброжелательные, вежливые интонации, я прямо чувствую облегчение — это похоже на возвращение домой.

Анна Зарубина, программист, дизайнер обуви.

Мы переехали в Латвию два с половиной года назад. Купили рядный дом, взяв ипотечный кредит в латвийском банке. Процесс переезда происходит постепенно — для он нас стал ответственным шагом, нужно было завершить дела в Москве, закончить ремонт в купленном доме в Латвии, который мы с мужем делали своими руками. Сейчас ремонт закончен, но планы переезда, видимо, придется корректировать, в связи с вновь принимаемыми поправками к закону. Честно говоря, с ремонтом и переездом мы не спешили потому, что по старой редакции закона могли получить повторно временный вид на жительство в Латвии по прошествии пяти лет, а потом уже готовиться к получению постоянного вида на жительство. В этом нас заверили в УДГМ. Сейчас правила игры меняются, мы не проживали в Латвии постоянно, и не можем претендовать на постоянный вид на жительство, пошлина в 5000 евро ставит под сомнение наши дальнейшие планы. Это беспокойство разделяют с нами многие наши знакомые, купившие жилье при помощи ипотеки.

Помимо основной работы программистом, у меня есть небольшая мастерская по изготовлению обуви. Мое увлечение переросло в небольшой бизнес, который я, конечно, хотела продолжать и развивать в Латвии. И из-за этого тоже замедлился наш переезд — перевести мастерскую, обустроить несколько рабочих мест — дело небыстрое. Разумеется, это маленький бизнес, и для него сумма в 5000 евро — тяжелое бремя.

Поэтому мы написали письмо президенту, в котором просим отправить на повторное рассмотрение поправки к Закона об иммиграции. Для таких, как мы подобные изменения в законе, принятие этих поправок, ставит под сомнение возможность проживания в Латвии. Мы выбирали Латвию как страну с понятным законодательством, которая проповедует европейские ценности. Мы любим Латвию, ее природу, море, сосны и ни с чем не сравнимый латвийский воздух. Но для меня 5 000 евро — это весомая сумма. Я бы с удовольствием вложила ее в малый бизнес, который собираюсь развивать в Латвии. Новые поправки, к сожалению, ставят под сомнение наши планы на будущее.

Денис Сергеев, создатель агентства кулинарных путешествий по Латвии GourmetRiga.lv.

Главными причинами, которые побудили меня переехать в Латвию, стали любовь к морю и желание жить в небольшой уютной стране. Не скрываю: свою роль сыграло и недовольство тем, что сегодня происходит в России. В последние годы там все стало слишком нестабильно, правила игры меняются постоянно. В России, на мой взгляд, сейчас невозможно заниматься долгосрочным планированием ни в одной из сфер.

Перед тем, как перебраться в Латвию, я предпринимал попытки переехать в Чехию. Но в результате выбрал Латвию. Я приезжал сюда, начиная с 2010 года, в рамках пресс-туров: то есть вначале несколько раз побывал в Латвии в качестве гостя. Наблюдать за тем, как развивались рижские рестораны и отели, было безумно интересно. Меня не покидало ощущение комфортной и дружелюбной страны. Одна из особенностей Латвии — традиции сервиса: он интеллигентный и душевный, хотя и не всегда быстрый. Ощущение заботы, которой тебя окружают, радует и подкупает всегда. Во многом поэтому и возникло желание приобрести недвижимость и перебраться в Ригу насовсем.

Среди россиян, переехавших в Латвию, кто-то живет здесь, но работает на внешний рынок — западный или российский. А кто-то (например, я) медленно и постепенно старается выстраивать собственное дело в Латвии, налаживает связи с деловыми партнерами. Это долгая, кропотливая работа. Но, как говорил Альберт Эйнштейн: ценность достижения — в пути к нему. 90% моих партнеров — латыши. И это очень полезный опыт общения и вхождения на рынок. Именно поэтому начинаешь больше ценить то, что удалось создать. Это обстоятельство и побудило нас подписать открытое письмо президенту Латвии. Это логично, что люди, которые здесь живут и пытаются устроить бизнес, хотят стабильных правил игры.

Конечно, мы не живем в розовых очках. Но повторюсь: Латвия — это потрясающая страна. Знаете, за то время, пока я здесь живу, ни разу не услышал в свой адрес какой-то негатив. Первый мой опыт случился на этой неделе, когда я почитал комментарии на портале Delfi после публикации нашего письма. Для этих злопыхателей я бы предложил 10-дневные туры в Россию, чтобы они поняли, как на самом деле устроена там жизнь. Чтобы люди в Латвии научились ценить работающие законы, функционирующие в нормальном режиме инстанции, прекраснейшую экологию, хорошие продукты в магазинах, вежливых полицейских, внимательных чиновников.

Что можно сказать иронизирующим комментаторам? Поезжайте в Россию и сходите, например, в районное отделение Госавтоинспекции, чтобы понять, что латвийская CSDD — это Версальский дворец. Что московское метро в час-пик — это ад. Что в паспортном столе вас встретит грязный, несвежий линолеум и хамство чиновников самого низшего ранга.

Хотелось бы подчеркнуть, что мы (средний класс) не въехали сюда с парадного входа, это иллюзии. Многие продали свою недвижимость в России, взяли в Латвии кредиты. Для очень богатых российских инвесторов 5 000 евро — это не деньги. Но у таких людей с острым чутьем при стремительных изменениях правил игры в стране возникают вопросы: надо ли инвестировать в Латвию, стоит ли тратить на это свои силы, время и деньги? Именно они, те, кто мог бы создавать рабочие места для местных жителей, затормозят свои проекты в первую очередь.

Я очень хорошо знаю, как устроена жизнь в латвийских регионах, поскольку по сфере своей деятельности езжу по стране и налаживаю контакты с фермерами, хозяевами ресторанов и дизайнерских мастерских. Там совсем другая жизнь. Да, там хуже с финансами, чем в Риге. Но люди честно делают свое дело. Мои симпатии на их стороне. Вы знаете, например, сколько в Латвии фантастически талантливых гончаров, которые делают уникальные вещи. Это штучный товар, для которого закрыты рижские сувенирные магазины и торговые сети. Мне нравится возить туристов по регионам и показывать им то, что они никогда не увидят в Юрмале.

Думаю ли я в случае принятия поправок возвращаться в Россию? Пока такие мысли меня не посещают. Моя личная программа в Латвии: получить ID-карту, ПМЖ. И я благодарен Латвии за возможность здесь жить, открыть стартап и видеть море почти каждый день.


Foto: Из личного архива

Сирануш Гиричева, соучредитель и директор управляющей компании в сфере гостеприимства NOEMA.

Сирануш Гиричева приехала в Латвию с семьей в 2013 году, получив ВНЖ, благодаря покупке недвижимости. К Юрмале Сирануш присмотрелась уже задолго до того, сомнений не было — это то место, где хотелось бы жить и работать. У Сирануш здесь свой бизнес в сфере гостеприимства в Юрмале — начали с оборудования благоустроенных островков на пляже, назвав их в духе юрмальской романтики, Čaika (Чайка). На сегодня компании семьи уже предоставляют услуги по управлению сетью кафе в Юрмале и Риге, параллельно продвигая проекты в сфере детского развития — мультилингвальный дневной центр, летний детский клуб. Сирануш считает делом принципа вести бизнес прозрачно, соблюдая требования законов, не уходя в серую зону.

- Давайте говорить начистоту: ни в одной стране мира нельзя быть уверенным, что не происходит что-либо подобное. Почему-то у людей есть заблуждения по поводу того, в каком мире мы живем, что есть некие волшебные места, где чиновники просто из кожи вон выпрыгивают, чтобы всем угодить, где все платят налоги, где политики ночей не спят, думая о своем народе… Таких белых и пушистых стран в мире нет! Есть только разные оттенки серого, в которых где-то черного побольше, где-то поменьше.

То, что произошло с поправками к Закону об иммиграции — нельзя даже сказать, что что-то поменяли. Просто раньше не было понятия, что будет после пяти лет обладания инвестиционным видом на жительство, а теперь это понятие ввели. К тому же, как я надеюсь те, кто хочет тут жить, просто будут подавать на постоянный вид на жительство. Было бы очень грустно, если бы людям, которые плотно живут в Латвии, говорили: или выметайтесь, или платите. И то, поскольку этот момент не был раньше прописан, надо было понимать, что "покупая" ВНЖ, вы идете на определенный риск в будущем. Увы, реальный мир без риска не бывает: налоги поднимают, цены растут, недвижимость дешевеет…

Приезжая в чужую страну, здравый человек понимает, что он рискует, и надеяться, что тебя все ждут с распростертыми объятиями, мягко говоря, недальновидно. Конечно, любому хочется, чтобы, если я тут понастроил кафе, создал рабочие места, меня за это на руках носили. Но будем реалистами.

5000 евро на человека — это много или мало? Вроде аргументы политиков логичны: если у человека есть 100-200 тысяч на недвижимость, почему бы ему еще 5 тысяч не заплатить?! Мол, не купит лишнюю шубу или бутылку раритетного вина! Чужие деньги всегда кажутся легко зарабатываемыми. Но если быть честными, то это не пять, а по пять с каждого члена семьи, а значит — 20-25 тысяч. За эти деньги я могла бы полностью оборудовать кухню кафе, или еще вариант, этой сумме может равняться фонд оплаты труда на предприятии за месяц. К тому же, финансовая ситуация россиян за это время катастрофически изменилась. Может быть, стоит дать людям выбор — либо заплатить по 5 тысяч, либо вложить их в экономику Латвии. С другой стороны, те, кто делает тут бизнес, могут получить другого рода ВНЖ — тогда вроде и не обидели нас.

Еще один непростой момент в изменениях к Закону об иммиграции — необходимость проводить в Латвии 9 месяцев в году. Это зачастую не просто для человека, который все время куда-то мотается по бизнесу. На мой взгляд, было бы логичнее ввести понятие "центра жизненных интересов" — человек может мотаться туда-сюда, но семья у него в Латвии, дети тут учатся, налоги тут платятся, деньги сюда привлекаются…И таким людям не отказывать в оформлении постоянного вида на жительство, потому что живут-то они тут, а там — только по работе.

Что смущает. Для любого бизнеса важно, чтобы в страну вливались инвестиции. Латвии совершенно очевидно нужны серьезные структурные сдвиги — надо останавливать депопуляцию, создавать качественный рынок труда, адекватную налоговую систему… Все это нужно, чтобы улучшить инвестиционный климат в страны для стратегических инвесторов, которые бы вложили сюда, так называемые "длинные" деньги. Нельзя бесконечно рассчитывать на структурные еврофонды, надо начинать действовать самим. И в этом смысле частые изменения в законах и правилах могут создавать негативный фон.

Ведь совсем не обязательно это могут быть инвесторы из России — мир огромен, денег много, они ищут тихую гавань, куда войти, в то время, как мир штормит. У Латвии есть все предпосылки, чтобы стать такой гаванью. Что нас делает привлекательными? Пусть у нас нет рынка — мы не Китай, зато у нас есть потрясающие люди — разовьем их, проработаем законы, чтобы там всем все было понятно, четко, прозрачно и стабильно; обозначим отрасли, которые будем развивать. Я уверена, что ту же сферу гостеприимства можно развивать смело, и не только в Юрмале, хотя начать можно с нее — здесь огромный потенциал и сильная историческая составляющая.

Если подводить итоги, мое мнение: если все делать максимально честно, по-честному относится к этой стране, то все в итоге сложится нормально. Я честно приехала, честно инвестирую, вкладываю в работу душу, и даю возможность работать другим… На сегодняшний день я на позитивной стороне, и вижу больше светлого, чем темного.

Foto: Из личного архива

Максим Крылов, родился и вырос в Москве, два высших образования. Программист, много лет руководит разработкой информационных систем.

- С самого детства, с двух лет, каждый год приезжал в Латвию отдыхать. Люблю ее как вторую Родину. Среди друзей, которых за 40 лет появилось больше чем во всем остальном мире и русские, и латыши, со всеми прекрасные отношения. Четыре года назад продал единственную квартиру в Москве и переехал с семьей из четырех человек в Ригу. До сих пор не жалею об этом. Очень надеюсь, что и не придется. Вслед за нами, переехала моя мама-пенсионерка, так же продав все что было в Москве, чтобы обустроиться здесь.

Новость о том, что Сейм принял обсуждаемые поправки, свалилась как снег на голову и повергла в шок. Во-первых, потому что для моей семьи это очень-очень большие деньги. Вопреки расхожему (как выяснилось) представлению о таких как я, как о толстосумах, чуть ли не новых русских в малиновых пиджаках, наворовавших денег в России, и приехавших их тратить в Европу, даже не в Латвию, а куда-то туда дальше, а ВНЖ использующие только как билет в Шенген, большинство из нас (точнее все, кого я знаю), и близко не подходят под это определение. Практически все мы, абсолютно обычные люди, честно зарабатывающие своим трудом на хлеб, большинство, продав все что у них было в России, и поверив призыву латвийского правительства, приехали сюда жить.

Кто-то потому что не хотел, чтобы его дети жили в авторитарном государстве, в которое превратилась Родина, кто-то, потому что больше физически не мог дышать угарным газом в Москве, стоя по 5 часов в пробке, кто-то просто потому что любит сосны, Рижский залив и его прекрасные пляжи. Но все мы, доверившись правительству Латвии, приняли серьезное решение и изменили нашу судьбу, не имея при этом ни фиги в кармане, ни какого-то плана Б, ни возможности куда-либо отступать. И вот теперь, неожиданно правила решили поменять. Я не утверждаю и не спорю о том насколько это было вообще правомерно, соответствует ли это конституции и международным нормам, было ли мелким шрифтом где-то с боку написано, что такие изменения допускаются, и я об этом предупрежден или нет. Если это не так, то тогда вообще этот вопрос должен решать конституционный суд, или другие надзорные органы.

Предположим, то, о чем мы говорим — законно. Но разве все, что соответствует закону, человечно? Разве не должно современное демократическое общество, в котором жизнь и счастье человека декларируются как цель, а не средство, разве то общество в котором, уверен, хотел бы жить каждый, не должно поступать по-человечески, и не принимать такие поправки, такие законы, которые противоречат этому. Я повторяю, что для многих из нас эти неожиданные 5 тысяч евро на человека, не вопрос того что придется один год не съездить на "карибы", и даже не вопрос того, что придется отложить покупку машины или ремонт в квартире, для многих это вопрос, на который у них нет ответа. Им неоткуда взять эти деньги. Что им делать? Куда им возвращаться, если никакого другого жилья нет, а их дети только-только адаптировались к новым условиям, пошли в местные сады и школы, начали учить латышский? Да, такая печальная картина разумеется будет не у всех, кто-то достанет свои кровные, отложенные на образование, или на операцию, или пусть даже на отдых, отдаст их, выдохнет, и продолжит работать дальше. Кто-то может быть даже и не заметит такой потери вовсе. Но разве это может быть аргументом, чтобы забыть о тех, о ком я сказал в начале?

И второе, даже если вообще отбросить проблему денег, и предположить что мы все и вправду миллиардеры, которым ничего не стоит взять и вынуть пару десятков тысяч из кармана и что "нам так и надо", как увы считают многие, то остается еще один момент. То, что эти поправки (если они действительно приняты) не честны по своей сути и отношению к нам, мне кажется, должно быть очевидно любому мало мальски думающему человеку, о степени несправедливости, "заслуженности", оправданности испытываемого при этом некоторыми злорадства и т.д., можно спорить отдельно, но факт остается фактом — если вы с кем-то о чем-то договорились, стукнули по рукам, то потом менять свои слова и подставлять другого, даже если у вас в кармане есть какая-нибудь справка о том, что вы имеете на это полное право — не честно. Не честно в любом обществе при любых обстоятельствах.

Поэтому, если латвийское общество сейчас плюнет на нашу проблему и отвернется в сторону, ну чего париться из-за каких-то 100 или 1000 человек, которые к тому же граждане другой страны, к тому же все равно не самые бедные, к тому же, мы их сюда не звали и тд и тп, то уверяю вас из этой маленькой несправедливости сегодня, потом вырастет большая несправедливость, а потом еще больше, кого-нибудь посадят за карикатуры, а еще через несколько шагов, несправедливость станет нормой и начнет применяться к простым латвийцам, так как аппетит приходит во время еды, как нас упорно учит история. Да, я предвижу что в этом месте многие радостно хлопнут в ладоши и воскликнут "ха! очнулся! а где вы были когда часть русскоязычного населения лишили гражданства?" — отвечу, мы были далеко, и в том нет нашей вины, вопрос с негражданами крайне непростой, очень болезненный, и очень старый.

Уверяю вас, что никто из нас уж точно никогда не злорадствовал поэтому поводу, хотя взгляды на проблему у нас могут быть разные, и иногда диаметрально противоположные, даже в кругу одной семьи. Точно так же как и на вопрос о статусе русского языка, оккупации и еще куче больных, кровоточащих мест латвийского общества. Но, неужели все считают, что однажды допущенная по отношению конкретно к ним несправедливость, дает им моральное право допускать новую несправедливость по отношению к совершенно другим людям, не виновным в их бедах? Если, да — то, увы, нас всех не ждет ничего хорошего, значит мы движемся в сторону, где людей кидают в тюрьмы за моральные убеждения, выселяют из их домов, загоняют как скот в вагоны, депортируют, расстреливают, сжигают и т.д., в ту сторону где уже нет ни правых ни виноватых, потому что однажды все решили, что имеют право на несправедливость, на месть, на злорадство, на то чтобы просто отвернуться в другую сторону. Вот этого не хочется больше всего.


Житель Латвии Mr. Luk in Glazz, обладатель ВНЖ, но не гражданин России, изложил свою позицию в письме редакции. Публикуется без сокращений.

Пишу под псевдонимом, так как не до конца уверен в адекватности восприятия моих мотивов, хоть мои мотивы носят исключительно позитивный характер. Мое весьма не плохое заокеанское университетское образование в области управления финансами и опыт работы в пару десятилетий дает мне некоторое право на выражение скромного и, конечно же, субъективного мнения по данному предмету. Живу в Латвии. Бизнеса в Латвии не имею. С политиками ни в Латвии ни в других странах связей не имею.

Как мне кажется, вопрос об изменениях к иммиграционному законодательству есть смысл анализировать именно с государственной позиции. То есть сначала предположить, что господа политики, которые влияют на это решение, являются истинными патриотами Латвии, независимо от собственных политических взглядов и "стульев, на которых они в данный момент сидят". Это допущение предполагает, что все они, безусловно, желают для Латвии только добра и уж конечно же ни в коем случае не желают принести родному государству вред.

Теперь попытаемся разобрать вынесенный в заголовок вопрос с позиции SWOT анализа. Проще выражаясь оценим плюсы и минусы этой инициативы и попытаемся сделать вывод: что из себя представляет принятие этих поправок для государства? Пользу или вред?

Плюсы

Во-первых оговоримся, что плюсы — это то, что господа политики сами называют плюсами. Попытаемся разобраться действительно ли они реальны и значимы для государства?

Первый и главный мотив, который преподносят нам инициаторы поправок — это желание собрать 5 миллионов Евро от поступлений за продление ВНЖ, будучи уверенными, что 60% иммигрантов заплатят по 5000 за это.

Первый же вопрос, который возникает: откуда цифра в 60%? Почему не 70%? А может быть, 30%? Условно весь контингент людей, воспользовавшихся программой ВНЖ за недвижимость можно разделить на две категории: те, кто приобрел себе право безвизового въезда в Европу и не связывает свою дальнейшую жизнь с Латвией. Скорее всего, это весьма состоятельный контингент, который не приемлет того, чтобы их "кидали" (приношу извинения за сленг). Какова будет реакция этих людей? Очевидно, что они сменят юрисдикцию. И дело не в сумме 5000. Дело в принципе. Эти люди не привыкли платить ни за что. Это вопрос имиджа. А альтернативных вариантов сейчас в Европе и мире появляется все больше. Ответьте сами на вопрос: будет ли из них 60% тех, кто заплатит? А ведь через год могут принять и поправки про 10000. А кто гарантирует, что не проголосуют за 200000?

Думаю, что очевидно, поступления от этой категории будут на порядок меньше прогнозируемых.

Вторая категория — люди, которые приехали в Латвию жить. Они пытаются быть лояльными, учат язык, они работают, их дети учатся в школах. Они надеются получить постоянный статус и связывают с этой страной свои планы. Эти люди — в основном средний класс. У меня есть хороший пример моих знакомых. Семья (кстати, не из России). Продали недвижимость и свой бизнес в своей стране. Купили дом в Латвии и живут здесь уже 3,5 года. Вся семья, включая детей, уже сдали госэкзамен по латышскому языку, а мама, выучила государственный язык на таком уровне, что преподает в латышской школе. Это педагог по призванию. Человек, получающий кайф от своей работы. Кроме кайфа от работы, человек получает зарплату 4800 евро в год. Как вы думаете, они заплатят 5000 по поправкам к закону об иммиграции? Ответ тоже очевиден. Заплатят только если не найдут другого выхода. Заплатят, может быть один раз, пока не найдут другого решения. А решение ведь всегда найдется. Если не юридическое, то альтернативное по иммиграции. А таких семей ведь много. И если от безысходности, первый раз они и заплатят, то потом обязательно найдут альтернативное решение своего вопроса. А как насчет их дальнейшей лояльности к государству? Господа политики уверены, что лояльность воспитывается "плевками в лицо" изначально настроенных лояльно людей?

Теперь давайте разберемся с тем, был ли полезен приезд (получение ВНЖ) обеих категорий иммигрантов для Латвии. Уверен, что безусловно полезен с любой точки зрения. С политической точки зрения первая категория вообще малозначима, а вторая представляет из себя потенциально лояльных и активных людей. С экономической точки зрения обе категории несут в себе только пользу. Я не знаю где господа политики набирают себе советников, но высказывания о том, что инвестиции в недвижимость — это малоэффективно и необходимо эту "лавочку" прикрывать — носят, мягко говоря, неубедительный характер.

Любые деньги (отбросим откровенно криминальные, но для этого есть специальные службы.), пришедшие в латвийскую экономику несут пользу. И не нужно делить инвестиции на правильные и неправильные. Человек, купивший у латвийского резидента дом, передал ему определенную сумму средств. На эту сумму латвийский резидент купил себе недвижимость в новостройке. Этим он простимулировал развитие строительной отрасли. А ведь все знают, что строительная отрасль является одним из важнейших "локомотивов" любой экономики. Ведь она в свою очередь дает стимулы для производства материалов, проектирования, производства работ. Даже если получивший от сделки деньги латвийский резидент вложил сумму в собственный бизнес или просто потратил эти деньги где бы то ни было в Латвии — это все равно стимул для экономики, а значит иммигранты, покупающие недвижимость несут только пользу. Я уже не говорю о том, что при покупке они заплатили налоги, платят налог на недвижимость и тратят свои деньги в магазинах. А те, в свою очередь, платят налоги. А еще многие из них работают и тоже платят налоги.

Ну вот так приблизительно обстоят дела с так называемыми "позитивами" от поправок. Мой прогноз — 5 млн. не соберут. Может быть, два в начале. Так как будет эффект неожиданности и людям нужно будет время на поиск альтернатив. Потом денежный поток будет только уменьшаться.

Вред

Главный вред от поправок — это ущерб для инвестиционного имиджа государства. Не очень важно, справедливым ли можно считать с юридической точки зрения высказывание о том, что поправки придают закону об иммиграции "обратную силу". На поведение инвесторов влияют ожидания и оценка рисков. Так что здесь важен имидж государственной политики в области инвестиций. А картинка здесь вырисовывается очень неприглядная. То есть условия для инвесторов меняются после того, как серьезные инвестиции были сделаны на определенных условиях. И что бы ни говорили господа юристы, а картина именно такова. То есть в латвийской экономике существенно возрастает уровень политических рисков. Нетрудно предугадать поведение будущих инвесторов. Кто же, будучи в своем уме, будет вкладывать ресурсы в экономику, где правила меняются по ходу действий? А ведь часть инвесторов еще и будет пытаться выводить из Латвии свои средства при таких условиях. Ущерб будет считаться не в единицах миллионов а как минимум в десятках.

А еще, как я уже писал, государство потеряет лояльно настроенных людей, которые будут рассматривать Латвию не как перспективу для своей жизни и жизни своих детей, а как промежуточный этап для переезда куда-либо еще. Подальше от непрогнозируемых политиков.

Как мне кажется, вполне можно сделать вывод, что поправки к иммиграционному закону несут вред как для экономики Латвии, так и для имиджа государства.

Господам политикам хотелось бы предложить поразмышлять на досуге над таким тезисом: "Нельзя людей заставить платить налоги. Можно лишь создать оптимальную среду для деятельности, когда уплата налогов будет восприниматься справедливой и адекватной". Никакие силовые воздействия не помогут. Если господа политики не верят — пусть проанализируют демографию. Сотни тысяч уехавших из страны латвийцев — это их последний и решающий аргумент против нерациональной экономической политики. Если человек не считает налоговую систему справедливой — он в конце концов просто уезжает. Такая налоговая система не дает развиваться бизнесу и соответственно не дает стимула для роста уровня оплаты труда в стране. И тогда, что ни делай с системой налогов, все равно приходится умножать на ноль.

Я далек от мысли о том, что мои размышления покажутся полезными для господ патриотичных политиков, но все же хотел бы к ним обратиться с "врачебным призывом": "Не навреди!". Если уж не получается принести пользу.

И последнее.

Минимум, который необходимо предпринять — это отменить любые изменения для иммигрантов, которые уже имеют вид на жительство. Поверьте, гоcпода, 5 млн. вы не соберете, а убытков государство получит в среднесрочной перспективе — десятки миллионов евро. Ну, а максимум, на который вообще надежды мало — перестаньте делить инвестиции в экономику на правильные и неправильные отрасли. Деньги потом сами найдут свой путь в наиболее перспективные направления. Пусть они только идут в экономику родного государства. Зайдя в Латвию через недвижимость, они в конце концов уйдут в отрасли, где есть перспективы для развития и доходов. К вам лишь одна просьба — не мешайте и не вредите. Ну а если чем сможете помочь — от от всех оставшихся жителей Латвии будет вам отдельное спасибо.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!