Fоtо: Shutterstock
Швейцария повернулась Золотым берегом для бывшей телеведущей Анны Аболы — она возглавила службу работы с клиентами в местном приват-банке, поет в церковном хоре, обучает сына в частной австрийской гимназии… Своей в швейцарском обществе становиться не стремится, но и в Латвию возвращаться не собирается.

Портал Delfi запускает проект "Поуехали" — о том, как наши бывшие соотечественники живут в разных городах и странах мира. Почему покинули родину? Как выбрали новую гавань? С какими трудностями столкнулись? Что им помогает и мешает? Чем отличается менталитет и порядки новых сограждан? И что должно произойти для того, чтобы они вернулись в Латвию?

C начала века Латвию покинуло около 270 тысяч жителей — это чистые потери "уехавшие минус вернувшиеся". По официальным данным, в 2015 году в Швейцарии проживало 1980 латвийцев. Среди них Анна Абола, которая уже шесть лет работает в швейцарском банке.

Fоtо: no privātā arhīva.
Многим жителям Латвии имя Анны Аболы известно благодаря телевизионной программе "Шок-шоу" на ЛТВ, которую она вела пять лет вместе с мамой, Натальей Аболой. Но мало кто знал, что по образованию Анна — международный экономист: в конце 90-х закончив престижный МГИМО со свободными немецким и английским языками, она осталась работать в московском представительстве Parex, но после дефолта 1998 года вернулась в Ригу. Мама предложила сделать телевизионную паузу. "Это был невероятно интересный опыт, но моя профессия была совершенно другой, поэтому я вернулась в банковскую сферу", — вспоминает Анна.

Проработав пять лет руководителем балтийских представительств швейцарской "дочки" Parex (Citadele) AP Anlage & Privatbank, 1 августа 2010 года Анна подписала бессрочный контракт с цюрихским офисом, где сегодня возглавляет службу работы с клиентами. Клиенты в основном неместные — это уважаемые люди из России, Балтии, Украины и Белоруссии, которые доверяют швейцарскому банку.

"Мой отъезд стал совершенно закономерным развитием событий, — уверена Анна. — Для приват-банкира Швейцария — та страна, в которой он должен работать и жить. Это Мекка приват-банкиров. Да и тогда, в кризисном 2010-м, уехать из Латвии психологически было нетрудно — уж очень дискомфортной стала ситуация. Было стойкое ощущение страны без будущего, да и сейчас мало что внушает надежды. Насколько я наблюдаю за Латвией через Facebook моих знакомых и друзей, в стране развился бешеный разрыв между населением и властью, который переходит все этические и логические границы. Когда я в очередной раз натыкаюсь на историю о министре-миллионере, который пошел лечиться в обход очереди, а потом не мог признаться, лгал и изворачивался… Как такое можно терпеть? Это же на налоги жителей! От анекдотов из серии, кто последним выключит свет в аэропорту, мне не по себе".

В Швейцарию, по словам Анны, можно приехать только двумя путями: по рабочему контракту или замуж. Сама она вполне закономерным образом пошла по первому пути, о чем ни на секунду не жалеет. Анна очень трезво смотрит на положение вещей в Швейцарии, осознает, что до конца стать своей тут вряд ли получится, но лучшей страны на сегодня не видит…

(Далее все денежные суммы приводятся в швейцарских франках. Курс к евро почти 1 к 1 (точнее, 1 франк равен 0,9327 евро.))

Fоtо: no privātā arhīva.
Анна Абола с сыном Робертом, учеником частной гимназии в Австрии.

- Швейцария — очень патриархальная страна. В одном из отдаленных горных полукантонов Аппенцелль-Иннерроден избирательное право для женщин ввели лишь в 1991 году, да и в других не сильно раньше. В общем, их традиционная модель ячейки общества — когда мужчина зарабатывает хорошие деньги, а женщина сидит дома добросовестной женой и мамой их детей, ну и занимается каким-нибудь милым хобби. Трудовое рвение женщин государством никак особо не поощряется.

Декретный отпуск в Швейцарии длится всего четыре месяца после родов, а рожать уезжают с работы (те, кто работает). Озабоченные карьерой — чаще это иностранки — ищут возможности вернуться на работу. Возможностей три: сдаться в ясли с пяти месяцев (они стоят около 3000 франков в месяц), вызвать бабушку, нанять няню. Последняя берет около 35 франков в час, то есть за рабочий день набегает около 350 франков.

"Наши" люди стараются привезти няню подешевле из Латвии, Грузии, Украины или Молдовы, но это чревато. В Швейцарии все друг за другом присматривают (за "сообщение" куда следует платят поощрение). Соседи быстро могут доложить куда надо, что кто-то, возможно, нелегально работает. Есть вариант, как официально нанять привезенную дешевую няню (благо, в Швейцарии нет понятия минимальной зарплаты), но в этом случае надо оформить статус, то есть заключить рабочий контракт, а это предполагает обязательное страхование и кучу иных расходов-процедур. Моя знакомая семья пошла на это. И только официальная зарплата няни составляет 3,5 тысячи франков, плюс расходы на аренду комнаты для няни.

Детские пособия в Швейцарии — 200-250 евро в месяц на одного ребенка. Чисто символические, если сравнить со стоимостью тех же нянь. Если женщина в браке, то пособия платят исключительно на счет мужа. Жене их будут переводить лишь в том случае, если муж подпишет разрешение. Одиноким мамам, конечно, платят напрямую.

В общем, ехать в Швейцарию с маленькими детьми или рожать там — дело хлопотное и дорогое. Все исходит из позиции, что у тебя богатый муж, а ты — его тыл.

Зато особых ювенальных свирепостей я не заметила. Они обычно расцветают в тех странах, где государство много вкладывает в детей, а в Швейцарии такого нет. Поэтому государство постулирует: воспитывайте, как знаете. Тут нет законов, которые запрещают детям быть одним дома — все на ответственность родителей. Если ребенок что-то натворил — отвечаешь, а нет — и слава богу…

На фото: Цюрих.

- Роберт в первый класс пошел шестилеткой, еще в Риге, а в Цюрихе пошел сразу во второй класс. Точнее, поскольку он не знал немецкого, его пытались отправить в первый, но уже через две недели он там настолько освоился, что его перевели во второй. Во-первых, он очень быстро выучил язык (в Швейцарии отличные возможности для интеграции детей — в школе в течение двух лет иностранцы занимаются дополнительно с учителем, и это бесплатно), а во-вторых, в Швейцарии начальная школа, по сравнению с Латвией, это даже не старшая группа латышских и русских детсадов. Там в детском саду не учат ничему — дети приходят в школу чистыми листами.

Обязательный бесплатный садик в Швейцарии начинается только с 4-5 лет и только на четыре часа в день (с 8 до 12 утра) — исключительно для социализации детей. Никаких букв, цифр, а тем более слогов там нет и в помине. Если ты решила работать и хочешь отдать ребенка в садик на полный день — это стоит 2,5 тысячи франков в месяц, ясли — до 3000. Никаких кроваток там нет: если дети хотят спать, то могут прилечь на пол на матрасы и вздремнуть. В общем, я предпочла для Роберта чудесный золитудский садик за 30 евро, где ребенка развивают и учат, а днем он спит в нормальной кроватке.

Система образования в Швейцарии достаточно специфична. Снова все заточено под неработающую мать. Образование в школе довольно ненапряжное, главный девиз: "без стресса". Дети учатся в свое удовольствие с 8 до 12, потом идут домой обедать до 13.30, а потом возвращаются и учатся до четырех вечера. В среду учебные заведения работают только до 12.00. При какой профессии мать может себе позволить такой рабочий график? Для тех, у кого родители работают, есть продленка, которая стоит, как крыло самолета. Роберт обедал в школе, за что я платила 25 франков в день, а потом оставался в школе до 18.00 — в сумме это стоило 1200 франков в месяц.

В Швейцарии нет фетиша высшего образования — его тут получают лишь 15% от всех учащихся. Государство озабочено тем, чтобы эта цифра была как можно меньше. Вузы — это дорого для бюджета, гораздо проще купить готового специалиста за границей и использовать сколько надо, чем растить своего.

Для родителей высшее образование ребенка чревато временными и денежными затратами -при том, что оно фактически бесплатно. Но возможности совмещать работу и учебу в вузе практически нет. Студента кто-то должен кормить и обеспечивать, а это в Швейцарии недешево.

Если родители решаются направлять ребенка в вуз, то после шестого класса школы он сдает вступительный экзамен в гимназию, который на порядок выше по объему знаний, чем тот, который ребенок получает в школе. Чтобы успешно поступить в гимназию, надо оплачивать репетитора (это 80-100 франков в час) или идти на подготовительные курсы. В гимназии дети учатся еще шесть лет, не получая никаких стипендий (причем первые полгода пробные — можно вернуться обратно в школу). Плюс надо оплачивать учебники и транспорт — это еще где-то 2,5 тысячи в год.

После гимназии ребенок получает аттестат зрелости matura, с которым идет в университет или институт. В вузе идет жесткий отсев — можно легко вылететь после первого же курса. Высшее образование для местных почти бесплатно: два семестра могут обойтись в тысячу франков. Но учиться надо основательно — никакой подработки.

В общем, вузы — это далеко не для всех. 85% швейцарцев выбирают средне специальное образование. После шестого класса школьников делят на категории A, B, C по способностям, в таком составе они доучиваются до 9 класса, после чего их распределяют по специальным учебным заведениям, где можно получить и профессию и завершить образование. Несколько дней в неделю учатся, а в остальные — работают и получают за это стипендию 500-800 франков в месяц.

Доучившись до шестого класса, Роберт сдал экзамен и поступил в гимназию. Но пробных полгода не вынес — слишком уж был расслаблен школой. К детям, которые до этого шесть лет росли, как растения мимоза в ботаническом саду, в гимназии совсем другие требования. Там с ними никто не цацкается: приходит в класс профессор, читает лекцию — понял ты или нет, твои проблемы. В дополнение к английскому, у детей 11-12 лет появляется французский и латынь. Чем больше отсеется — тем лучше. Выживут сильнейшие.

В общем, Роберт был вынужден вернуться в школу, но там уже не понравилось ни ему, ни мне — шло активное окучивание на тему, что высшее образование не нужно, а зарабатывать можно и со средним специальным — электриком, например. Роберт сообщил, что мечтает стать пилотом, но ему внушили, что для управления самолетом тоже не нужно вузы заканчивать.

В итоге на семейном совете решили, что дальше Роберт будет учиться в Австрии, в лучшей частной гимназии-интернате, основанной Марией-Терезией в 18-м веке. Роберт прошел довольно жесткий отбор, но учеба там ему нравится. Там совсем иная организация процесса — каждому гимназисту достается внимание и контроль. Чтобы пойти играть в футбол или в бассейн, он должен предъявить сделанное домашнее задание. Кроме того, в отличие от Швейцарии, где главный мотив "не высовываться", в Австрии идет соревнование за оценки, а лучшие сочинения зачитывают перед классом. Стоит это удовольствие 10 000 франков в год, но со всем пакетом — образованием, питанием и развлечениями.

Роберт русский язык не забыл — с моей стороны это было принципиальной постановкой вопроса. Он говорит и читает серьезные вещи, но не пишет. Надеюсь, он этот пробел восполнит в гимназии, где русский язык им еще будут преподавать.

Fоtо: Reuters/Scanpix
- Как я потом уже поняла, мне крупно повезло: после переезда в Швейцарию я переняла квартиру у коллеги, которая уезжала. Жилье находилось рядом с офисом банка в небольшом городке под Цюрихом. Когда клиенты приезжали к нам, в окне переговорной комнаты можно было созерцать идиллию с жующими траву косулями.

Так мы прожили три года, пока руководство не приняло решение о переезде офиса непосредственно в Цюрих. Найти новое жилье в Швейцарии невероятно трудно, особенно в Цюрихе и Женеве. На одну квартиру может быть 80-100 желающих. Стоимость аренды в Швейцарии не регулируется спросом и предложением — она рассчитана по определенным индексам, учитывающим расположение квартиры, состояние, этажность, наличие балкона и прочее. Хозяин не может изменить цену. Зато он или нанятое им агентство могут делать кастинг будущих жильцов.

Коренные жители, в первую очередь хотели бы видеть своими арендаторами швейцарцев, во вторую очередь — людей с видом на жительство категории C (постоянным) и в лишь в третью очередь — с видом В (временным). Я пока отношусь к последней категории.

Еще один швейцарский нюанс: проценты твоих налогов с доходов зависят от того места, где ты живешь. Мне посчастливилось снять квартиру на так называемом Золотом берегу Цюрихского озера. Кто тут только не живет! Начиная с Тины Тернер, которая отказалась от американского гражданства в пользу швейцарского.

Помимо всех красот, на Золотом берегу — самые низкие налоги в кантоне Цюрих, поэтому сюда устремляются люди, для которых размер налогов имеет особое значение — ставка-то прогрессивная. В таких низконалоговых местах собираются самые богатые и (как следствие) образованные люди, чтобы поменьше терять денег. Правда, жилье тут самое дорогое, зато на Золотом берегу — лучшие школы, поэтому больше детей поступают в гимназии.

Снять квартиру — процесс не проще, чем устроиться на хорошее рабочее место. Ты идешь на собеседование, несешь мотивационное письмо (почему ты хочешь снять именно эту квартиру), рекомендательные письма (с работы, от прежних арендаторов, от общественных организаций), выписку из налоговой декларации (где видно, что ты человек состоятельный), номера телефонов швейцарцев, которые будут готовы за тебя поручиться…

Первую квартиру я сняла так: объявление появилось на сайте в пятницу в 10 утра. В 10.15 я позвонила им, сообщила, что еду, а вскоре была на месте с пухлым досье, совершенно ошарашив хозяев. Они думали пять дней (по швейцарским меркам, это спринт) и согласились.

Со второй квартирой было уже легче. У меня были хорошие отзывы от предыдущих хозяев, кроме того, я уже два года отпела в местном церковном хоре и получила рекомендацию оттуда — это большой плюс. Притом что средний возраст хористов — 67+, их мнение имеет большое влияние. За нынешнюю квартиру с одной спальней, гостиной и кухней я плачу 2000 франков в месяц.

Fоtо: no privātā arhīva.
Получить разрешение на работу в Швейцарии непросто. На работников из ЕС есть квоты. Мой работодатель должен был доказать, что среди швейцарцев такого специалиста найти не может. Моего образования МГИМО и опыта в Parex было вполне достаточно, чтобы работать в Швейцарии. Ничего дополнительно-местного мне уже не потребовалось. Впрочем, я никогда не пыталась сменить место работы, устроившись куда-то еще.

Знание русского языка — большой плюс для тех, кто хочет работать в Швейцарии. Наш банк, по своей специфике и происхождению, большей частью работает с клиентами постсоветского пространства. Но и в каждом крупном швейцарском банке есть russian desk — туда набирают внушительное количество служащих именно из стран бывшего Союза, которые знают не только русский язык, но и ментальность клиентов из этой части Европы и Азии.

В нашем банке половина офиса — русские и латыши. Между собой мы прекрасно общаемся на русском и латышском языках. Это нормально. Никаких языковых комиссий тут нет. С back office (теми, кто оформляет сделки), где работают преимущественно швейцарцы, мы говорим по-английски и по-немецки — кто как умеет.

Кстати, в Швейцарии русский язык достаточно популярен для изучения в школах, как второй и третий иностранный, после английского. Но язык-то выучить можно и швейцарец, а вот понять этих загадочных людей…

В отличие от американцев или японцев, у швейцарцев совершенно нет фанатизма к работе. У них — четкое разделение: тут я работаю, тут семья, тут хобби, а тут я отдыхаю. Это принципиально. Здесь звонки по работе во внерабочее время и в выходные практически исключены. Поэтому индустрия досуга в Швейцарии сильно развита. Только в кантоне Цюрих более 3000 всевозможных курсов и кружков: танцы, рукоделье, языки, музыкальные инструменты…

В Швейцарии прогрессивная шкала налогообложения. Если два человека вступают в брак, то их доходы объединяются. Получается, что в целом налогов надо платить больше, чем по отдельности. Несколько раз вопрос об этой несправедливости поднимался на референдуме, но в итоге швейцарцы голосовали за сохранение диспропорции. Понятно, что браки они оформлять не спешат. Зато часть расходов на детей вычитается из налогооблагаемой базы.

Как я уже отметила, жизнь на Золотом берегу дает мне право на очень низкий подоходный налог — 5,8%. Со всеми отчислениями на социальную и пенсионную программу я плачу 17% с зарплаты. И заранее знаю, что моя пенсия составит порядка 5000 франков в месяц — это мне гарантировано. Я в шоке от тех сумм, которые Латвийское государство "откусывает" от зарплат своих граждан и неграждан — за что? При этом, в Латвии мало кто надеется на нормальные пенсии.

Правда, пенсия в Швейцарии наступает чуть позже, чем в Латвии — в 64 года. Тут были бурные дебаты по поводу равноправия мужчин и женщин — хотели этот возраст поднять до мужских 65 лет, но пока не подняли.

Если женщина не работает, а обеспечивает мужу тыл, то пенсионные накопления мужа делятся пополам — половина на пенсию жены. Если они разведутся до пенсии, то жена имеет право на алименты, которые обеспечивают ей прежний уровень жизни до достижения младшим ребенком 9 лет, плюс, отдельно — алименты на ребенка, если тот будет жить с ней, а не с экс-мужем. Если бывший супруг уклоняется от алиментов разными способами, то одинокой маме могут помочь с оплатой квартиры и страховки.

Мужчины за 40 лет, у которых уже есть дети, делают себе вазэктомию, чтобы не иметь проблем с возможным потомством и, как следствие, алиментами. Наши мужчины восприняли бы предложение о такой операции за оскорбление, но швейцарцы очень рациональны.

Система социальной защиты в Швейцарии есть, но доступна она не всем. С временным видом на жительство рассчитывать надо на свои силы. Если ты потерял работу, то после окончания сроков выплаты пособия по безработице — теряешь временный вид на жительство и давай, до свидания. Пособие по безработице выплачивается при трудовом стаже более 2 лет, в течение 400 рабочих дней, в размере 80% от средней зарплаты.

Если у тебя постоянный вид на жительство (категория С), а его дают только после 10 лет проживания (или 5 — при условии успешной интеграции) , то в трудной ситуации тебе помогут.

Fоtо: Shutterstock
- В Швейцарии 100-процентно страховая медицина. По закону, человек, приехав в страну, обязан в течение трех месяцев выбрать себе страховую компанию и заключить с ней контракт. Если опоздал — к тебе приедут домой с полицией и страховым агентом, и принудительно оформят контракт с компанией по их выбору. Еще и штраф возьмут, и за три прошедших месяца плату задним числом.

Раз в год ты имеешь право поменять страховую компанию. Страховые компании соревнуются между собой и стараются предложить условия получше. Есть базисный уровень, который ты обязан оплачивать. Есть разные экстры — это по желанию.

Моя приличная страховка, которая подключает много медицинских опций (кроме стоматологии) обходится в 400 франков в месяц. И все равно с каждого счета от врача я должна платить 10%, пока общая сумма не превысит 700 франков в год — после этого все уже гасится страховкой. Скажем, недавно я сломала ногу в Австрии, направляясь на концерт Дениса Мацуева — счета за неотложную помощь в Австрии составил более 500 евро, из которых 10% я должна заплатить сама.

Лечение зубов не покрывает никакая страховка. Понятно, что Роберт это делает только в Риге. У меня была отдельная история: я сломала зуб в Латвии, но расходы 800 евро на лечение оплатила швейцарская страховая компания — это считалось несчастным случаем, потому что сломала я его в процессе еды.

Детская страховка стоит 120-150 франков — она все покрывает, кроме зубов. Но детская медицина в Швейцарии преимущественно из серии "само пройдет". За этим "наши" едут на родину. Зато, когда у Роберта был ожог, его залечили виртуозно. Лечить травмы и делать операции они умеют. Правда, из двух моих операций одну проводил грек, а другую — австриец. В медицине много иностранцев.

В Швейцарии совершенно не занимаются ранней диагностикой и профилактическими исследованиями. У меня было два швейцарских семейных врача, приходишь к ним, говоришь: мне 40 лет, хочу проверить то-то да то-то. Они делают большие глаза: зачем?! Там принято ходить к врачу, когда ты при смерти. Сейчас у меня русская врач — она закончила медицинский в Питере, 20 лет работала в Германии и переехала в Швейцарию. С ней мы находим общий язык.

Fоtо: Shutterstock
- Килограмм обычной говядины (не вырезка) — 40 франков за килограмм, а экологическая– 80-100. Литр молока — 2 франка. Курица — 20-40 франков, в зависимости от того, что она ела и где выращивалась. Самые дешевые яйца 6 штук стоят 2,50 франков. Я их всегда покупала, пока Роберт не настоял, чтобы я брала только яйца счастливых кур, гулявших на воле и слушавших Баха (так ему объяснили в школе) — правда, они стоят 5 франков за полдюжины.

Поход в ресторан — это очень дорого. Основное блюдо стоит 40-50 франков, салат 15… На двоих около 150 франков — минимум. Обычно при знакомстве швейцарцы рассчитывают, что счет будет оплачен пополам. Хотя, про нас уже сложилось мнение, что "русские" за себя не платят. Так, что, если швейцарец приглашает — он сам и раскошеливается, иногда с укором в глазах.

Fоtо: AP/Scanpix
Швейцарцы — люди суровые. Они всегда жили в окружении недружественных товарищей, поэтому им важно четко разделять — свой или чужой. Своим тут стать очень сложно. Правда, я такой задачи себе и не ставила — мне и так комфортно.

Их родной язык — отнюдь не немецкий, а швицер-дюч — каюсь, за шесть лет я им не овладела. Образование тут идет на немецком, поэтому все прилично образованные люди свободно переходят на немецкий, как только понимают, что ты — иностранец. На швицер-дюч они общаются между собой. Впрочем, мой Роберт прекрасно на нем говорит.

Швейцарцы — очень вежливые и спокойные люди, но четко расставляющие границы своего пространства. Они гордятся собой и своей богатой страной. Примерно четверть жителей Швейцарии — иностранцы.

Кстати, выйти замуж за швейцарца — не проблема. Как у нас в Латвии демографический перекос в сторону женщин, так в Швейцарии — в сторону мужчин. Женщин на всех не хватает. Иностранные жены — не редкость, особенно популярны женщины из экономически менее благополучных стран — с ними швейцарцы чувствуют себя королями. Мода на русских и украинок уже прошла — все же они не такие кроткие, поначалу могут притвориться, а потом открывают свое истинное лицо. Лидируют бессловесные представительницы Востока — тайки и малазийки. Выйдя замуж за швейцарца, они могут содержать своего тайского мужа или парня, навещать его каждый год и ждать, пока умрет швейцарский.

Лично я никогда не ставила себе задачи выйти замуж за швейцарца — уж очень они другие. Я прекрасно обеспечиваю себя материально и духовно, поэтому, если бы на что-то такое пошла — это был бы не вопрос выживания, а для любви и души. Но именно для этого я их не вижу.

- Я человек прагматичный, поэтому меня совершенно устраивает моя сегодняшняя позиция — это абсолютно мое. У меня уже есть конкретные планы, как и где я проведу свою пенсию, но об этом пока умолчу.

Я прилетала в Латвию на Новый год. Все мило, но нет — назад не хочу. Да и вообще… мир такой большой и привлекательный. Для Роберта я тоже там будущего не вижу. Когда он закончит гимназию в Австрии, у него будут все возможности бесплатного высшего образования на немецком языке — в Австрии, Германии, Швейцарии.

Жизнь показала, что при наличии трудового опыта и хорошей мотивации человек сам может выбирать место жительства, не ограничиваясь исторической родиной. Пожалуй, из тех стран, которые я знаю, и где я могу применить свои знания, лучше Швейцарии на данном жизненном этапе — не найти, это оптимальный вариант.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !