Foto: LETA
Опубликованная журналом "Ir" расшифровка разговоров Айнара Шлесерса, Айвара Лембергса, Андриса Шкеле и других политиков и бизнесменов, которые в 2009-2011 годах велись в одном из номеров гостиницы Rīdzene, рискует вылиться не только во возобновление т.н. "дела олигархов", которое Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) закрыло в прошлом году, но и в полномасштабный политический кризис. До выборов в следующий Сейм остается чуть больше года.

Журнал утверждает, что записи разговоров он получил от источника, который пожелал остаться неназванным. Эти разговоры легли в основу "дела олигархов", по которому Айнар Шлесерс проходил как подозреваемый в торговле влиянием, принятии решений в пользу тайно принадлежащего ему предприятия, незаконном участии в имущественных сделках и уклонении от подачи декларации. Айвара Лембергса обвиняли в торговле влиянием, а в отношении Андриса Шкеле уголовный процесс вовсе не был начат.

Полностью с материалами прослушки можно ознакомиться в архиве журнала "Ir", ну а мы обобщали главное трижды: раз, два, три.

Публикация "разговоров в Rīdzene" вызвала серьезный общественно-политический резонанс, так что должностным лицам и героям публикаций пришлось реагировать, обещать и действовать. Ну а политики не преминули использовать скандал для… организации очередного политического кризиса?

Суперкороткая версия: 15 предложений, описывающих текущую ситуацию

Лембергс: "Все вранье и подделка, я столько матом не ругаюсь".

Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией: "Мы сделали что могли, аутентичность записей надо бы проверить, и, кстати, журнал "Ir", сдай источник, а?".

Журнал "Ir": "Разговоры подлинные, источник не сдадим, помогать вам не будем, бе-бе-бе".

Прокуратура: "Мы вообще разговоры первый раз видим".

Юта Стрике: "Прокуратура врет, я их подписи на бумагах видела!"

Прокуратура: "Да? Ну, все равно нам методы работы БПБК никогда не нравились, к тому же разговоры просто аморальны и ничего не доказывают".

Президент и премьер-министр: "Так, тихо всем, пусть БПБК и Генпрокуратура делают то, что делали".

Журнал "Ir": "Так они ничего не делали, в этом и был смысл публикаций!".

Единство: "Давайте создадим комиссию и, кстати, спросим у Дуклавса, есть ли у него земля в порту".

Премьер: "Не нужна комиссия, пусть правоохранители разбираются, ну!".

Янис Дуклавс: "Земли нет, журнал Ir не читаю".

Национальное объединение: "Чу, видим руку Москвы. Полиция безопасности, фас!".

Новая консервативная партия: "Видите, наша Юта Стрике была права всю дорогу! Кстати, 13-го числа митинг за все хорошее против Генпрокуратуры, приходите!".

Союз "зеленых" и крестьян: "Ничего комментировать не будем, пока не докажут, что разговоры были".

"Согласие": (гробовая тишина)

Айвар Лембергс: "Все это вранье, но оно мне даже немного нравится"

Foto: F64
Подавляющее число "героев" прослушки выбрали тактику молчания, однако некоторые все же решились (или им пришлось) отреагировать на публикацию.

Министр земледелия Янис Дуклавс категорически опроверг прозвучавшую в "разговорах в Rīdzene" информацию о том, что ему принадлежит земля в Рижском свободном порту. "Это глупости, людям, наверное, не о чем писать. Я не читал и не буду читать журнал "Ir", — заявил он агентству LETA.

Андрис Америкс с прессой по этому поводу не общался (представители "Согласия" его вообще не комментируют), однако высказаться по делу ему пришлось. Во время заседания Рижской думы накануне Лиго депутат Рижской думы Вилнис Кирсис ("Единство") задал ему вопрос на этот счет, на что Америкс ответил, что категорически отрицает свою связь с ними. По его словам, разговоры "полностью скомпилированы" и являются подделкой.

На это депутат Юрис Юрашс ("Новая консервативная партия") заметил, что сам, будучи следователем БПБК, слышал эти разговоры, так что Америкс просто врет. На это Америкс ответил, что в политике политики используют разные возможности, в том числе и возможность врать. Когда Юрашс спросил, относит ли Америкс это высказывание к себе, тот ответил, что относит это высказывание к Юрашсу.

Активнее других героев про прослушку высказывался председатель Вентспилсской городской думы Айвар Лембергс. "Форма и содержание разговоров в том, что касается меня, умышленно искажены, в том числе и украшены сильными дополнительными словами", — заявил он в сообщении для СМИ 27 июня, имея в виду обилие нецензурной лексики, которой он, если верить "Ir", не стеснялся в разговорах со Шлесерсом.

Лембергс также напомнил, что БПБК и прокуратура семь лет вели расследование и ничего не нашли. "Не нашли, так как нельзя найти то, чего нет". Единственное, что в разговорах правдиво, по мнению Лембергса, так это, что он в Латвии и за ее пределами знает более тысячи человек, а хотя бы раз встречался с более чем десятью тысячами человек.

Неделю спустя, 5 июля, на пресс-конференции он заявил журналистам, что, по имеющейся у него информации, разговоры планировалось опубликовать еще до выборов, однако его политические противники посчитали, что его песенка спета и в такой публикации нет нужды.

Он также заявил, что аутентичность этих "так называемых разговоров в Rīdzene" не была подтверждена и нет возможности узнать, кто действительно говорит. Одновременно он признался в том, что встречался со Шлесерсом в гостинице, но это было "один или два раза".

"Если такие ресурсы вложены, чтобы такими методами меня убрать из распорядка дня политики, чтобы испугать других политиков, чтобы они не садились со мной за один стол, я думаю, что это делает мне честь", — заключил Лембергс.

Латвийские радио и телевидение: "Прощай, Вентспилсская дума!"

Foto: Shutterstock
Единственным СМИ, которое отреагировало на свое упоминание в контексте "разговоров в Rīdzene", оказалось Латвийское телевидение (LTV).

3 июля редактор отделов культуры, развлечений и детского контента LTV Гунта Слога написала в "Твиттере" призыв к руководству канала отказаться от сотрудничества с Вентспилсской думой и поискать другой источник финансирования проекта "Latvijas sirdsdziesma". В разговоре с агентством LETA она пояснила, что журналистский и редакторский коллектив LTV еще неделю назад призвал руководство канала оценить возможность прекращения сотрудничества с Лембергсом, однако ничего сделано не было и мэр Вентспилса появился в субботнем эфире. Тогда она решилась на публичное высказывание своей позиции, чтобы у людей вне LTV не сложилось впечатление, будто все на канале согласны с происходящим.

4 июля представитель канала Эдгар Лакутис заявил журналистам, что LTV всецело поддерживает решение журнала "Ir" публиковать расшифровку разговоров. Однако одновременно он упрекнул коллег в том, что при публикации они не дали высказаться всем упомянутым сторонам. В частности, хотя в публикации прозвучали упреки в адрес LTV в продажности, комментарий телеканала до публикации получен не был.

5 июля телеканал LTV сообщил о прекращении сотрудничества с Вентспилсской думой — именно в контексте "разговоров в Rīdzene". Об этом в "Твиттере" написал председатель правления LTV Ивар Белте.

В тот же день член правления "Latvijas Radio 2" Сигита Роке заявила, что финал конкурса "Muzikālā banka" отныне не будет проводиться в Олимпийском центре Вентспилса. Правда, она отметила, что решение было "лишь частично" принято в связи с публикациями журнала "Ir", а больше продиктовано желанием найти другие источники финансирования.

БПБК: "Хорошо, мы расследуем… откуда у вас эти разговоры"

Foto: LETA
Серия публикаций журнала "Ir" поставила под сомнение профессионализм работы следователей Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) — именно они, а не коллеги из Государственной полиции, занимались этим делом семь лет подряд, но так и не сумели довести его до конца. Даже сам журнал подавал статьи под соусом "Как же можно было прекратить дело, имея на руках такие записи?!". Неудивительно, что БПБК все эти недели находится под пристальным вниманием и от его дальнейших действий зависит очень многое.

Ирония еще и в том, что публикация "разговоров в Rīdzene" совпала со сменой власти в БПБК. Когда новый его глава Екаб Страуме давал первый комментарий по публикациям журнала, он был в должности… всего 1,5 дня. Но 19 июня в эфире LNT он заявил, что "дело олигархов" было закрыто обоснованно. По его словам, ощущение от дела очень плохое — оно начиналось так громко, обществу было обещано так много, а закончилось все ничем. Но следователям, по его словам, не удалось собрать базу доказательств вины, которые удовлетворили бы прокуратуру.

В ходе разговора он также обязался улучшить работу БПБК, чтобы в следующий раз, когда в руки его следователей попадет такое внушительное дело, оно было бы доведено до логического конца. Что касается "дела олигархов", то решение о его возобновлении, подчеркнул Страуме, находится в компетенции Генеральной прокуратуры. А в интервью журналу "Ir" он мягко предостерег политиков от вмешательства в это дело, намекнув, что БПБК не нужно чье-либо решение (или его отсутствие), чтобы возобновить дело. Руководствоваться бюро будет только законами.

Десять дней спустя, 29 июня представитель БПБК Лаура Душа официально заявила, что бюро оценит соответствие материалов публикации журнала "Ir" материалам "дела олигархов" и примет решение о том, что делать дальше. Кстати, на следующий день Екаб Страуме на фестивале Lampa заметил, что ему не нравится, когда журналисты называют дела по именам — в БПБК, подчеркнул он, дела называют по номерам. Правда, номер "дела олигархов" не открыл.

В минувший понедельник, 3 июля, в ходе большой пресс-конференции глава БПБК призвал журнал "Ir" помочь в установлении истины и поделиться всей имеющейся информацией, чтобы следователи смогли как можно быстрее сравнить данные, изложенные в статье, с имеющимися в их распоряжении сведениями.

Тогда же представитель БПБК, а если конкретно, то руководитель отдела расследований Илзе Кивлениеце, заявила, что в распоряжении спецслужбы не было по крайней мере части разговоров, опубликованных в журнале. В частности, речь идет об эпизоде, в котором министр земледелия Янис Дуклавс говорит о принадлежащей ему в Рижском свободном порту земле.

А Екаб Страуме на этой же пресс-конференции заявил, что "в случае, если опубликованная информация окажется аутентичной [материалам дела], придется задать вопрос, не была ли эта информация объектом государственной тайны". Коротко говоря — БПБК, вероятно, захочет проверить, не нарушил ли источник информации журнала закон. И не надо ли его за это привлечь к уголовной ответственности.

Главный редактор журнала "Ir" Нелия Лочмеле на это публично ответила, что у БПБК есть вся информация, чтобы сравнить опубликованное с материалами дела. А помощь журнала, наоборот, не требуется. Сам журнал уже убедился в том, что источнику он может верить и имеющиеся у него материалы позволят защитить эту позицию и в суде, заявила она. Одновременно Лочмеле заявила, что журнал ни при каких обстоятельствах не передаст спецслужбе информацию, которая может скомпрометировать источник.

4 июля БПБК, как и обещал его новый начальник, опубликовало копию решения о прекращении "дела олигархов". В документе, помимо всего прочего, говорится, что следователям не удалось собрать доказательства того, что Айнар Шлесерс владел долями в различных предприятиях в то время, когда занимал должности в государственном управлении — и принимал решения в пользу самого себя.

Не удалось следствию доказать и то, что Шлесерс как-либо повлиял на Лембергса с тем, чтобы тот "незаконно повлиял" на Виестурса Силениекса. К слову, доказательств такого влияния следователи тоже не обнаружили — и это дало основание прокурору Марису Лейсу, который надзирал за следствием, в 2015 году прекратить уголовное преследование Айвара Лембергса по этому делу. В том же году в тех эпизодах, по которым БПБК собрало доказательства, в частности в деле об уклонении от заполнения декларации, в прокуратуре сочли, что доказательная база слишком слабая — и вернули дело на доследование. Которое завершилось ничем, точнее — закрытием дела в ноябре 2016 года. Просто потому, что доказательств не собрали, а те, что собрали — не удовлетворили прокуратуру (которую тоже можно понять — ей с собранным в суде выступать, на процессе, который привлечет внимание всей страны).

То есть, позиция БПБК сейчас четкая и внятная: "Мы расследовали, доказательств не собрали, "разговоры в Rīdzene" ничего сами по себе не доказывают и, кстати, а откуда вы разговоры-то взяли?".

А что Генпрокуратура?

Генпрокурор: "Я разговоры не слушал, но методы работы БПБК мне никогда не нравились"

Foto: LETA
Генпрокурор Эрик Калнмейерс еще 30 июня заявил, что часть "разговоров Rīdzene" не была в распоряжении прокуратуры, а почему так произошло — "неясно". При этом он сослался на слова надзиравшего за делом прокурора Мариса Лейи, которого мы уже упоминали выше. К тому, что сказал Лея, мы еще вернемся. Пока же отметим, что 30 июня генпрокурор был уверен в том, что "дверь не закрыта и ключи не выброшены" — нужно понять, подлинные ли разговоры опубликовал журнал "Ir", а если да, то оценить, стоит ли доследовать по тем эпизодам, по которым следствия не было. То есть — не исключал возможность возобновления "дела олигархов".

Днем раньше, 29 июня, Марис Лея агентству LETA заявил, что не помнит, чтобы он слышал часть разговоров, опубликованных "Ir". В частности, он ничего не помнит про министра земледелия Яниса Дуклавса, экс-совладельца банка Parex Валерия Каргина и Лауриса Дрипе. "Изучив имеющиеся у меня разговоры, я не нашел, чтобы эти лица фигурировали в материалах дела, поэтому здесь для точного ответа будет нужна специальная проверка".

Но 3 июля выступила депутат Рижской думы и бывшая заместитель начальника БПБК Юта Стрике. Она сказала агентству LETA, что заявление Калнмейрса о том, что Генпрокуратура не была знакома с частью материалов дела, не выдерживает никакой критики. "Я ясно помню, что в то время, когда я работала в БПБК, генпрокурор Эрик Калнмейерс и разные прокуроры знакомились с оперативным делом. Об этом свидетельствуют их подписи", — заявила Стрике.

По ее мнению, даже объем материалов, не говоря уже об оперативных мероприятиях, был в свое время согласован с Генпрокуратурой. А теперь находящиеся у власти представители "отдельных партий" пытаются сместить фокус с возможных преступлений на то, откуда у журнала эти разговоры.

А уже 5 июля Эрик Калнмейерс дает интервью "Latvijas Avīze", в котором уверенно заявляет: "разговоры в Rīdzene" можно оценить только с этической точки зрения и "ничего больше там нет". Однако, отвечая на вопрос, права ли Юта Стрике в том, что Генпрокуратуре было хорошо известно содержание разговоров, Калнмейерс заявил, что "все это демагогия". По его мнению, в задачу прокуратуры и надзирающего прокурора входит лишь следить за тем, чтобы следователи не нарушали закон, "а не слушать разговоры". Он также заверил журналиста, что вообще о прослушке гостиницы Rīdzene узнал только в 2011 году (все опубликованные "Ir" разговоры относятся к более раннему периоду), когда к нему пришли из БПБК с просьбой о продлении ряда оперативных мероприятий.

В интервью он также признался, что в основном прочитал расшифровки "разговоров в Rīdzene" уже только в журнале. "Надо признать, что большую их часть можно оценить только с этической точки зрения, ничего больше там нет. Я там не вижу никаких преступлений. (..) Надо отделять естественные этические моменты от естественных уголовных моментов", — заявил в интервью Калнмейерс.

Наконец, он открыто признал, что у БПБК и Генпрокуратуры нет единой позиции не только по этому делу, но и вообще, в принципе нет никакого согласия: "Прокуратура — это намного более высокий уровень, мы никогда не допустим и не согласимся с теми настроениями, которые, по крайней мере раньше, царили в БПБК. Там считалось, что все, что делает БПБК — выше закона. Что допустимо любое поведение, даже не соответствующее закону, если оно направлено на раскрытие преступления. (..) Это учреждение все время доказывало, что ему никто не указ — как хотели, так и работали, что хотели, то и делали. Это как с избалованным ребенком — когда пытаешься вразумить его, он начинает орать и кататься по земле".

"Единство": "Не догоним, так хоть согреемся"

Foto: F64
Кризис, спровоцированный "разговорами в Rīdzene", не могли в своих интересах не использовать и политики. Даже несмотря на то, что президент Латвии Раймонд Вейонис мягко намекнул им, что лучше бы помолчать (а премьер Марис Кучинскис (СЗК) позже вообще сказал об этом прямо). Выйдя к журналистам после встречи с премьером 28 июня, Вейонис заявил, что если такие разговоры между олигархами действительно ведутся, то не удивительно, что общество все меньше доверяет политикам. Он также призвал не поддаваться эмоциям и дать правоохранительным органам "делать свою работу".

Ему вторил политолог Юрис Розенвалдс, который 1 июля заявил, что публикация в "Ir" вредит всем без исключения политическим силам в Латвии, но больше всего, конечно же, Союзу "зеленых" и крестьян. Одновременно он обидел избирателей "Согласия", заявив, что те едва ли прочитали публикации "Ir" и информацию о "разговорах в Rīdzene" получили лишь косвенно.

Активнее других ситуацию с публикациями в журнале сейчас пытаются использовать "Единство" и "Новая консервативная партия". У первой плохие рейтинги, вторая хочет сделать себе на этом имя и, кстати, 13 июля собирает митинг, требуя отставки генпрокурора. "Единство", в свою очередь, настаивает на создании комиссии, которая расследовала бы все обстоятельства дела, а кроме того вынесет вопрос о "разговорах в Rīdzene" на заседание Национального совета безопасности.

Национальное объединение не поддерживает стремление "Единства" устроить парламентское расследование, зато сопредседатель национального объединения VL-ТБ/ДННЛ Райвис Дзинтарс обратился в Полицию безопасности (ПБ) с призывом расследовать влияние России на политические процессы в Латвии в контексте "переговоров олигархов".

Как указывает Дзинтарс, фрагменты этих материалов, в которых говорится о том, что кандидатура следующего премьер-министра Латвии якобы была выбрана Москвой, а также о цели внедрить в правительство пророссийские силы, должны расцениваться как угроза государственному суверенитету Латвии, и их расследование является прямой обязанностью ПБ.

Лидер нацблока подчеркивает, что это расследование нельзя отложить или отсрочить. "Желание и попытки России увеличить свое влияние в Латвии не являются секретом, и этот случай, возможно, является одним из первых неопровержимых доказательств подобного интереса и действий", — заявил Дзинтарс.

Наконец, последнее предложение "Единства" — проверить декларации Яниса Дуклавса (СЗК) и доказать, что он не указал в них принадлежавшую ему в Рижском свободном порту землю.

По мнению политологов, "Единство" развило бурную деятельность из-за того, что общество ждет от власти каких-то действий. А вместо них получает лишь невнятное мычание о том, что надо установить какую-то там аутентичность разговоров. Или заявления о том, что эти разговоры вообще не имеют никакого значения, потому что ничего не доказывают.

Кстати, о необходимости "сначала установить аутентичность" говорит и руководство СЗК, чьи члены увязли в этих разговорах по самые уши. А "Согласие", которое также неоднократно упоминается в "разговорах", вообще официально молчит.

Так или иначе, в "деле олигархов" благодаря журналу "Ir" и его "разговорам в Rīdzene" пока стоит многоточие.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!