Foto: Publicitātes foto
Последние полгода Алеся Сахарова круглые сутки посвящает проекту "Спасение отца". Получив отказ в помощи от латвийской медицины, которая и проглядела опасную болезнь, дочь нашла за границей клинику, где берутся спасти жизнь ее отцу. Уже сейчас назначенные препараты нового поколения дают первые результаты. У надежды есть цена — 16 600 евро. Семья просит помощи.

Виталий — открытый добрый человек. Ему 49 лет. У него золотые руки и хорошая мужская профессия — до болезни он работал в строительстве. Хобби у него тоже мужское — он заядлый рыбак. Каждую свободную минуту старался проводить на рыбалке. Сейчас у Виталия нет сил даже на любимое занятие. Родные видят, как иногда он подолгу задумчиво перебирает свои снасти — надеется, что настанет день, когда они снова пригодятся.

"Иногда зайдет в гараж, где у него хранится лодка, садится в нее и долго молча там сидит… Смотреть на это — сердце разрывается", — рассказывает Алеся. — Надеюсь на чудо! Вдруг мы вместе сможем спасти жизнь моему папе". Эти строки Алеся Сахарова пишет по несколько раз в день, обращаясь ко всем знакомым и незнакомым с просьбой о помощи. Отца очень любят трое его детей. Алеся — старшая, младшим — 12 и 14 лет, они от другого брака.

Еще год назад в семье все было хорошо. В июле рядовой анализ крови, который Виталий сдал по направлению семейного врача, неожиданно показал, что у него гепатит C. "Мы просто поверить в это не могли, — говорит Алеся. — У папы не было никаких вредных привычек, он всегда был здоровым, очень спортивным".

Запись на прием к гепатологу-инфектологу в Латвийский инфекционный Центр была только на октябрь. Три месяца, пока ждали очереди, болезнь себя никак не проявляла. "На приеме доктор никакого лечения не назначила — сказала лишь: живите как жили — ничего опасного нет", — рассказывает Алеся. Напуганная диагнозом, она стала собирать информацию. Узнала, что существуют новейшие эффективные лекарства, которые многим помогают, просила доктора их выписать, чтобы не тянуть время, найти деньги и купить их самим. Ответ: вам не надо, живите спокойно — в следующем году ожидаются государственные квоты на лечение".

Врачи: "Чего вы хотите?! Помочь не можем"

В начале года Виталий почувствовал слабость. На его строительном объекте как раз был напряженный период. Сначала решили, что это просто из-за сильной физической нагрузки. В феврале он снова пошел к врачу: пожаловался на боли под ребрами и в плече, высокую температуру. Самочувствие ухудшалось — его направили в больницу на обследование. Результаты обследования повергли семью в шок. Диагноз — рак печени. Из-за тромба в сердце операция невозможна. От самого Виталия жена и дочка долгое время держали диагноз в секрете.

Алеся сама встречалась с врачами, занималась направлениями, записями к специалистам и рецептами. "До этого мы представить не могли, что гепатит может перейти в такую стадию, — говорит Алеся. — С самого начала у меня было ощущение, что все двери перед нами закрываются. На нас просто поставили крест. Оперировать не берутся. Компенсируемых лекарств нет, да и неизвестно, какие подходят в его случае. Аппаратуры для исследований тоже нет. Некоторые врачи, когда я им звонила, просто отмахивались: "Что вы хотите? Вам назначен паллиативный уход. Ничем вам больше помочь не можем".

Недавно она подала жалобу с описанием всех мытарств и отказов в Инспекцию здравоохранения — теперь ждет ответа. Вспомнив, что у ее учительницы был такой же диагноз, в очень тяжелой форме, но она вылечилась, Алеся связалась с ней. Для учительницы последней надеждой стала клиника ASSUTA в Израиле. "Пробуй туда пробиться — когтями, локтями, как угодно. Это самая передовая клиника. Там берутся даже за тех, от кого врачи у себя в стране отказались. И творят чудеса", — посоветовала она Алесе.

В клинике ASSUTA взялись за лечение Виталия. После обследования подобрали эффективное лекарство. Виталий начал его принимать — оно работает. В короткий период Алеся разработала международную схему: она написала это письмо, которое начиналось словами: "Надеюсь на чудо, вдруг мы вместе сможем спасти жизнь моему папе". Отправляла его по электронной почте и публиковала в соцсетях.

На этом пути перед ними стали распахиваться все двери. Врачи в Израиле изучили все выписки и документы и подтвердили готовность принять Виталия на обследование. Друзья, родственники, одноклассники, просто незнакомые отзывчивые люди помогли собрать средства на поездку. Из разных городов откликнулись Алесины однокурсники, c которыми она училась в Москве в Лаборатории моды Вячеслава Зайцева. Консульство Израиля помогло с оформлением документов. До болезни отца Алеся много работала (она дизайнер одежды), неплохо зарабатывала. Все деньги, которые у нее были, ушли на поездку в Израиль.

Чтобы сэкономить на проживании, она нашла самую дешевую гостиницу недалеко от больницы, cама по ночам делала папе уколы, экономила на еде. Израильские врачи поражались ее упорству и терпению, она буквально водила отца за руку по кабинетам и лабораториям. "Я очень люблю папу, — грустно улыбается она. — И готова cделать все, что от меня зависит, для его спасения". И она делает.

Алеся: "Кому мы нужны?"

Сейчас Алеся не работает — ей надо все время быть рядом с отцом: ухаживать, делать уколы, отвлекать от плохих мыслей. Она старается максимально оградить его от травмирующей информации, поддерживает психологически маму, у которой тоже начались проблемы со здоровьем. Так получилось, что самое тяжелое бремя 26-летняя девушка взяла на себя, отложив свои творческие планы, карьеру и мечты на потом. В ее системе ценностей здоровье отца — на первом месте.

Но и ее, конечно, порой охватывает отчаяние. "Были среди моих знакомых и такие, кто просто перестал брать телефон. Я никого не осуждаю, каждый решает сам, как ему поступить. Иногда, после очередной циничной фразы какого-то врача, у меня опускаются руки, мне кажется, что никто нам не поможет. Но потом вдруг появляются какие-то люди, даже незнакомые — с помощью, советом, добрыми словами". Расплакаться она позволяет себе только по ночам. Когда никто не видит.

Врачи в Израиле: "Надежда есть!"

После поездки в израильскую клинику у семьи появилась надежда. Недавно в клинике Assuta был установлен аппарат ПЭТ KT — единственный в Израиле. В мире существует всего 50 подобных приборов. Стоимость аппарата — около 4 миллионов долларов. Исследование дает возможность очень точно диагностировать рецидивы опухоли.

Виталию провели комплексное обследование, был созван консилиум с участием профессуры из других клиник страны, в частности, приехал знаменитый профессор доктор Элимелех Окунь из клиники Хадасса. Израильские врачи очень удивлялись, как неграмотно в Латвии была сделана биопсия и описание компьютерной томографии. Виталию выписали также специальное лекарство от тромба. В итоге доктора подтвердили, что операцию делать нельзя, но надежда на излечение есть. Лечение предстоит долгое. Но оно продлит жизнь Виталию.

На что нужны средства

Виталию Сахарову в Израиле назначено лечение медикаментами нового поколения. На первый курс — Clexan и Nexavar. Cейчас он вернулся в Латвию, принимает лекарства, Алеся ежедневно созванивается с израильскими врачами. В конце мая нужны 5000 евро для следующей дозы, а в июне — повторный визит в клинику Израиля на консилиум о дальнейшем лечении. Для этого необходимо еще 11 660 евро. Семья Виталия просит помощи!

Благотворительный телефон 90006383 (1,42 евро) работает для Виталия Сахарова до 29 мая.

Деньги можно перевести также на персональный счет Виталия Сахарова в фонде ZIEDOT.LV.

Также можно помочь прямым перечислением на счет:

Fonds "Ziedot.lv"

Регистрационный номер: 40008078226

SWEDBANK

Банковский код HABALV22

Номер счета LV95HABA0551006150241

Цель Palīdzība Vitālijam Saharovam.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!