Foto: Publicitātes foto
В прошлом году у 34-летнего Егора Матушонка выявили онкологию, а потом из-за коронавирусной остановки медицины не отследили вовремя рецидив. Теперь латвийские врачи назвали случай "неоперабельным", а в немецкой клинике взялись Егора спасти. Одна операция уже прошла успешно, осталась химиотерапия и еще одна операция. Прогнозы хорошие, но медлить с остальным лечением нельзя, а денег на него у семьи не осталось.

В прошлом году любящая пара Егор и Катя запланировали свадьбу, но в мае 2019 года Егору поставили диагноз "рак". Все началось с невинной царапины на языке, на месте которой образовалась опухоль. Cделали операцию — опухоль удалили. В декабре анализа не выявил и следа заболевания — вместе с Новым годом ребята праздновали победу над болезнью. Наслаждались каждым новым днем, даже коронавирус с карантином казался лишь мелкой неприятностью. Завели маленького рыжего шпица Филю и продолжили подготовку к свадьбе.

Из-за коронавируса Егору отменили плановый визит на проверку в онкоцентр. Когда ограничения сняли, удалось записаться лишь на конец лета. В июле Егор сделал Кате официальное предложение и преподнес кольцо. Чтобы запомнить это время, отвез Катю на лавандовые поля под Икшкиле… В конце августа Егор начал подозрительно кашлять. Запись на рентген была только на ноябрь. Семейному доктору чудом удалось впихнуть его пораньше. В сентябре рентген показал метастазы в обоих легких.

Врачи сказали, что операцию делать поздно — речь может идти только о паллиативной поддержке. На вопрос, стоит ли пытаться лечиться за границей, ответили: ′′Запретить вам мы не можем, но вам везде точно также скажут, что этот случай хирургией не лечится. Единственный путь без гарантий — химиотерапия′. При этом очередь — не меньше месяца".

Foto: Publicitātes attēls
Знакомые посоветовали обратиться в немецкую клинику в Мюнхене. Ребята решили, что терять им нечего, созвонились с друзьями, которые живут под Мюнхеном, чтобы те приютили, записались на консультацию, взяли билет на самолет, отложенные на свадьбу деньги и через два дня уже были в Мюнхенской университетской клинике (Klinikumrechts der Isar der Technischen Universität München). "Мы воспользовались последним шансом что-то изменить и надеялись услышать от немецких врачей, что у Егора есть будущее", — говорит Катя.

Немецкие врачи признали случай сложным, но не безнадежным. Безотлагательно взялись сделать экстренную операцию. Чтобы заплатить 33 тысячи евро собранных силами друзей и родственников денег было недостаточно. Катя решила написать в Facebook и попросить помощи у людей. Егор был против. Он говорил ей: "Не получится, и ты расстроишься. Ну кому до моей болезни и до меня есть дело?" Добрых людей оказалось очень много: 20 октября Егору успешно сделали операцию на правом легком. Cпустя неделю после операции, от которой латвийские врачи отказались, назвав случай "неоперабельным", Егора выписали из немецкой клиники.

Предстоит четыре курса химиотерапии и вторая операция — на левом легком, которое поражено меньше. Что очень важно, немецкие врачи дают оптимистичные прогнозы.

Первый сеанс химиотерапии Егору назначен уже на 26 ноября. Один курс химиотерапии будет стоить порядка 3500-4000 евро. Необходимая на все лечение сумма уточняется, но начинать сбор надо уже сегодня, иначе можно не успеть.

Foto: Publicitātes foto

Обо всех своих ощущениях и пережитом опыте Егор Матушонок начал рассказывать в инстаграме — чтобы люди, которые за него переживают, знали, как у него дела. Он уверен, что об этом надо говорить — делится личным и наболевшим. "Эти два года были самыми непростыми в моей жизни, но одновременно и самыми счастливыми, — пишет он. — Благодаря людям, которые меня окружают, и в первую очередь, конечно же, моей невесте".

"О раке я знал лишь из фильмов и новостей. В моей семье никто этим не болел, мне кажется, что у меня даже среди знакомых нет людей, кто с этим сталкивался, поэтому он всегда оставался для меня чем-то серьёзным и далеким — до мая 2019-года..".

"Я из тех людей, про кого составили поговорку: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Надеюсь, прочитав мою историю, вы осознаете, как важно регулярно делать проверки здоровья, даже если у вас ничего (!) не болит. Я, к слову, лет до 30 слабо представлял, кто у меня семейный врач…"

"В мае 2019-го я поехал в больницу Страдиня на консультацию из-за ранки на языке. Изначально она была похожа просто на царапину или какой-то ожог, и, в принципе, никакого дискомфорта не создавала, но через какое-то время она стала увеличиваться… Тогда мне было 32 года… Тот день я помню как вчера: он начинался буднично на работе, звонок по телефону с просьбой приехать лично за результатами анализа. Раньше я видел такое только в фильмах, а сейчас испытал на себе — никто напрямую так ничего и не сказал, ограничились общими фразами, что ситуация серьёзная. Весь остаток дня я думал о том, как мне сказать о своём диагнозе родным и близким… За несколько месяцев до этого я похоронил отца…"

"Для каждого из нас бывали моменты, когда время тянулось бесконечно долго: будь то последний урок в школе, или последний рабочий час в пятницу или время ожидания отпуска, и т.д. Для меня такой период наступил в мае 2019, когда я узнал о своём диагнозе, а визит к онкологу был назначен на июнь — это ближайшая дата. Вот такой "зелёный коридор". И всё это время ты просто ждёшь, абсолютно беспомощный перед временем и обстоятельствами…"

"Чтобы вы понимали ситуацию с этой болезнью в стране — все койки забиты, мест нет, операции расписаны чуть ли не на месяц вперёд, врачи работают, как шахтёры, вкалывая по несколько смен. Мою операцию запланировали на 20.06.2019. День рождения Моей Мамы".

"Операция длилась больше семи часов. Сейчас я понимаю, что мне-то было просто: уснул — проснулся — все готово, ничего не помню, ничего не чувствую. А представляете,каково было родным и близким в тот день? Что делала Катя, находясь весь день в больнице в ожидании? Какие мысли ее посещали? Что она подумала, узнав, что после операции я в реанимации? Как она отреагировала, увидев меня всего в трубках и проводах, будто я какой-то киборг?!"

"Когда ты отходишь после наркоза, сперва ты даже не можешь открыть глаза, просто слышишь окружающий шум и чувствуешь прикосновения. Единственное, что чувствовал я — как мой указательный палец сжимается в ее ладони, она сидит рядом у моей койки (ее пустили в реанимацию) и ждет, когда я проснусь. Если это не любовь, то что тогда любовь?!"

Как помочь Егору?

Для оплаты четырех сеансов химиотерапии и второй операции Егор Матушонок обратился за помощью в благотворительный фонд BeOpen, где открыт специальный счет, деньги с которого пойдут напрямую в Klinikumrechts der Isar der Technischen Universität München.

Благотворительный фонд BeOpen

Nr. регистрации: 50008218201

Nr. счета: LV59 CBBR 1123 2155 000 10

SWIFT код банка: CBBRLV22

Цель — "Зеленая лампа", помощь Егору Матушонку

Благотворительный телефон 90006384 работает для Егора до 24 ноября. Стоимость звонка — 1,42 евро. С денег, поступивших на счет, не берутся никакие проценты.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!