Фото: DELFI

Латвия остается привязана к понятию "национальность" — в том виде, в котором оно досталось еще от СССР, когда идентичность определяется по крови. В западных же демократических странах есть понятие "этнической" или "культурной идентичности", и что такое "национальность", там не очень понимают, заявил в передаче "Открытый разговор" на Латвийском радио 4 политик и правозащитник Борис Цилевич, цитирует Rus.LSM.

Говоря о положении русскоязычных и отношении к русским как к национальному меньшинству, экс-депутат Сейма от "Согласия" и правозащитник Борис Цилевич подчеркнул, что ни в коем случае нельзя наказывать людей за прошлые преступления Сталина или нынешние преступления Путина и что права нацменьшинств являются неотъемлемой частью фундаментальных прав человека.

"Мне кажется, у нас проблема в том, что мы застряли в советском времени. Говоря, скажем, о тех же русских или русскоязычных, мы исходим из сталинской советской концепции национальности. Слово понятие "национальность", tautība, на латышском есть, но на английский язык вы его не переведете", — отметил Цилевич.

В современной западной концепци есть понятие "этническая идентичность" или культурная идентичность, которую человек выбирает сам, сообщил собеседник Латвийского радио 4.

"Национальность [в СССР] была записана в паспорте и определялась по крови. И даже если ты меняешь национальность, ты можешь выбирать только между национальностью отца или матери, никак иначе. Мне искренне жаль, что в Латвии до сих пор этот порядок сохраняется: у нас есть закон, как можно изменить национальность", — объяснил правозащитник разницу между подходами.

Он отметил, что и раньше в Риге многоязычие было вполне распространено, приведя в качестве примеров своих предков: его бабушка была из еврейской семьи, училась она в Риге на русском, а многие еврейские дети ходили в немецкие школы. Прадед Цилевича в своей мастерской в Московском форштадте общался с клиентами на четырех языках.

"Рига всегда была такой, Даугавпилс, где я родился, тоже всегда был таким. Мультикультурность, многоязычность — это совершенно нормальная ситуация для Риги", — считает Цилевич.

Он отдельно подчеркнул: вопрос идентичности — это вопрос личного выбора человека, а не государства.

"Если человек говорит "я хочу слушать радио на русском языке, потому что это мой родной язык", то никто не вправе ему сказать "нет, твой отец был еврей, а мать полька, поэтому тебе слушать радио на русском не положено". Это личный выбор каждого человека", — заключил он.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !