Фото: PantherMedia/Scanpix
Под влиянием эмиграции, низкой рождаемости и высокой смертности численность населения Латвии упала до отметки в 2 млн. человек. Как остановить вымирание страны? Delfi изучил самые популярные политические инициативы и оценил вероятность их осуществления.

Третий год подряд Латвия переживает спад рождаемости. В 2011 году на свет появилось только 18 620 детей, что на 3% меньше, чем годом ранее, и на 22% меньше, чем в 2008-м. По прогнозам демографов, если со стороны государства не будут предприняты экстренные меры, уже в 2012 году показатель может скатиться до отметки в 18 000, и это станет абсолютным негативным рекордом в новейшей истории независимой Латвии.

Интерес политиков к проблеме демографии пробудился сразу после экономического кризиса. Только в прошлом году для решения насущной проблемы были создано две специальные комиссии при Сейме и одна — при Кабинете министров.

За последние годы было написано несколько стратегических документов и созвано множество тематических конференций. Тем не менее, тенденция лишь продолжает нарастать. При последнем подсчете Eurostat зафиксировал в Латвии самый низкий уровень рождаемости во всем Евросоюзе — 1,17 ребенка на женщину (в Литве — 1,55, в Эстонии — 1,63).

По мнению известного латвийского демографа Илмара Межса, корень проблемы кроется в нежелании властей искать финансирование на политику поддержки семьи и детей. В Латвии на нее уходит 1% от ВВП, тогда как развитые страны Европы выделяют по 2-3%.

В целом за 20 лет независимости 500 000 жителей Латвии продуктивного возраста смогли родить только 300 000 детей. Сильнейший спад рождаемости наблюдался в середине 90-х: в 1998 году на свет появилось только 18 410 детей. Показатель смертности, напротив, сохраняется стабильно высоким — 33-35 тысяч человек ежегодно.

СИТУАЦИЯ: Пособие на ребенка в Латвии составляет сегодня 8 латов в месяц. Таким образом, в семье, где растут двое детей-школьников, а оба родителя получают среднюю зарплату (330 латов на руки – по данным ЦСУ), на каждого члена семьи приходится по 169 латов. Прожиточный минимум в марте этого года в Латвии достиг 174,4 лата.

ИДЕЯ: Обещание увеличить государственную поддержку института семьи содержалось в предвыборных программах всех политических партий. Так, например, входящее в коалицию объединение Visu Latvijai!-ТБ/ДННЛ давало зарок повысить необлагаемый минимум при уплате подоходного налога на 100 латов за первого ребенка, на 200 латов за второго, на 300 за третьего и т.д. В декларации правительства Валдиса Домбровскиса также содержится обязательство найти дополнительные финансовые ресурсы на детей, обеспечив «фискальные стимулы» и «принцип прогрессивности».

На практике политики действовали от обратного. При составлении бюджета на 2012 год правительство подняло вопрос о необходимости ликвидации символического семейного пособия и замены его на точечную, но более ощутимую помощь нуждающимся семьям. Однако принятие решения отложили в силу его непопулярности. Впрочем, до 2014 года все-таки было продлено действие «потолков» для «мамочкиных зарплат».

ПРОГНОЗ: Вероятность увеличения статьи госрасходов на нужды детей в «глухой» период между выборами в Сейме рассматривают как очень низкую.

CИТУАЦИЯ: Нынешний дефицит мест в детских садах возник вследствие стремительного падения рождаемости в 90-х: тогда за ненадобностью во многих городах Латвии закрыли почти половину дошкольных учреждений, о чем пришлось сильно пожалеть через десять лет.

Проблема политического планирования отразилась на судьбе каждого десятого дошкольника. По данным Министерства защиты окружающей среды и регионального развития, в очередях в муниципальные детсады сейчас стоит 14 241 ребенок в возрасте от 1,5 до 6 лет. Особенно плачевно обстоит ситуация в столице: в Риге в очереди зарегистрировано 4537 детей. В целом в Латвии насчитывается 705 муниципальных детских садов с латышским языком обучения, 96 — с русским языком и 93 билингвальных.

ИДЕЯ: С 2013 года государство может взять на себя обязанности по выплате зарплат воспитателям, а муниципалитеты на сэкономленные средства обеспечат необходимые для работы помещения. Такой вариант решения проблемы предложил на последнем заседании Совета по демографии премьер-министр Валдис Домбровскис. Чтобы исключить возможность махинаций со стороны самоуправлений, на них хотят наложить законодательную обязанность обеспечить местом в детсаду каждого ребенка с 1,5 лет.

Вместе с этим планируется изменить порядок финансирования дошкольного образования, чтобы на каждого малыша, зарегистрированного в конкретном самоуправлении, приходилась равная сумма денег. Для родителей, чьи дети посещают муниципальный детский сад, такое нововведение означает увеличение стоимости обязательного сбора. Семьи, которым приходится использовать услуги нянь или частных детсадов, наоборот, смогут покрыть за счет муниципального пособия часть сегодняшних расходов.

ПРОГНОЗ: Для госбюджета озвученная премьером схема обойдется в 23 млн. латов. Реакции Минфина еще не последовало. Но сам Домбровскис уже предупредил, что в случае реализации затеи правительству придется сократить расходы в другой сфере или отказаться от обещания понизить налоги.

Самоуправления пока реагируют на инициативу достаточно сдержанно. По прогнозам демографов, уже через два-три года, когда в детородный возраст вступит поколение середины 90-х, уровень рождаемости в Латвии стремительно упадет и дорогостоящая инфраструктура может оказаться снова ненужной.

СИТУАЦИЯ: В мировой практике пока нет прецедентов, чтобы на выборах родители голосовали за своих несовершеннолетних детей. Однако дискуссии на эту тему уже идут. Возможность проведения такого эксперимента серьезно обсуждалась в Японии, Германии, Австрии, Венгрии. В Эстонии буквально на днях инициативу о политическом бонусе для родителей озвучил председатель Союза Отечества и Res Publica Урмас Рейнсалу.

В латвийском обществе идея «детского голосования» достаточно популярна. Согласно опросу, проведенному в Риге в 2010 году, дополнительный голос за ребенка на муниципальных выборах хотели бы иметь 86% рижан.

Для политиков «детское право» интересно и как возможность увеличения рынка. Если каждый родитель будет наделен правом делать гражданский выбор за своего ребенка, то общее число потенциальных голосов в Латвии увеличится почти на 350 тысяч, то есть на одну пятую от аудитории сегодняшнего электората.

ИДЕЯ: Первым инициативу расширить избирательные полномочия родителей озвучило политическое объединение «За Лучшую Латвию!» накануне выборов 10-го Сейма. Лидеры блока Андрис Шкеле и Айнар Шлесерс, став депутатами, даже подготовили соответствующий законопроект, но парламентское большинство тогда его не поддержало.

Впрочем, Сейм нынешнего созыва вернулся к обсуждению оригинального предложения. Зачинщиком дискуссий на этот раз выступил глава Демографической подкомиссии, отец пятерых детей Имант Парадниекс. Представляемое им объединение Visu Latvijai!-ТБ/ДННЛ перед выборами 11-го Сейма также обещало своим избирателям ввести «детское голосование».

ПРОГНОЗ: Вероятность осуществления затеи выглядит практически ничтожной. Для ее реализации потребуется менять Сатверсме (возможно, через процедуру референдума). Но юристы инициативу не одобряют. По их мнению, «детское голосование» исказит главный принцип выборов «один человек – один голос», а также изменит возрастную структуру электората, понизив политическое влияние граждан старшего поколения.

СИТУАЦИЯ: Сейчас право льготного выхода на пенсию в Латвии имеют только многодетные матери и родители детей-инвалидов. Между тем, в других странах Европы наличие детей является фактической гарантией обеспеченной старости. Так, в Чехии пенсионный возраст женщины за каждого ребенка снижается на один год. В Германии за каждого выращенного ребенка женщинам полагается пенсионный бонус.

ИДЕЯ: Предложение связать политику рождаемости с пенсионным обеспечением регулярно возникает в повестке обсуждения Социальной комиссии Сейма и на тематических конференциях. Инициатива также упоминалась в предвыборных программах правящих партий. Так, Партия реформ Затлерса и Visu Latvijai!-ТБ/ДННЛ обещали предоставить родителям право досрочного выхода на пенсию, а при расчете размера пенсионного пособия учитывать также объем социальных взносов, сделанных их детьми.

ПРОГНОЗ: Скудные возможности социального бюджета вряд ли позволят правительству внедрить демографический элемент в пенсионную систему. Тем более что у инициативы есть и свои противники, считающие, что такая модель дискриминирует интересы людей, не способных иметь детей по состоянию здоровья.

В качестве полумеры Минблаг предлагает удвоить взносы социального страхования за молодых мам. Это позволит немного увеличить их будущие пенсии. Однако последнее слово вновь будет за Минфином. Чтобы воплотить идею в жизнь, в госбюджете на 2013 год потребуется дополнительно изыскать 1,5 млн. латов.

СИТУАЦИЯ: По данным Минздрава, с проблемой бесплодия сталкиваются 15% латвийских семей репродуктивного возраста. До сих пор государство не финансировало лечение таких пар. Стоимость курса обычно превышает тысячу латов. Ежегодно в результате искусственного оплодотворения в Латвии на свет появляется только 200-300 малышей.

ИДЕЯ: Министерство здравоохранения предлагает финансировать процедуру искусственного оплодотворения из госбюджета. На участие в этой программе смогут претендовать женщины в возрасте до 37 лет — такой возрастной порог установлен и в других странах ЕС. Проект планируется запустить уже с 1 июля 2012 года.

Опыт Эстонии показывает, что за счет госпрограммы по лечению бесплодия можно увеличить рождаемость на 3%.

ПРОГНОЗ: Премьер Валдис Домбровскис во время последнего заседания демографического совета пообещал найти финансовые средства для программы. Ее стоимость для бюджета составит 4 млн. латов в год.

СИТУАЦИЯ: За годы независимости число абортов в Латвии сократилось в четыре раза: в 1991 году их было 38 8000, в 2011-м – 10 500. Тем не менее, на 1000 новорожденных в Латвии сейчас приходится 387 абортов (во Франции – 263, в Италии – 205, Литве – 196). Чаще всего на операцию решаются женщины в возрасте от 20 до 24 лет.

ИДЕЯ: Активно обсуждать проблему абортов в Сейме начали еще в 2010 году, когда демографическую подкомиссию возглавил сопредседатель объединения «За лучшую Латвию!», сторонник консервативных ценностей Андрис Шкеле. Экс-премьер сразу приравнял статистику проведенных операций к числу нерожденных детей, но конкретных идей из-за досрочного роспуска Сейма предложить не успел.

Преемник Шкеле, нынешний руководитель подкомиссии Имант Парадниекс оказался проворней. Буквально на одном из первых заседаний он объявил своей целью сократить число абортов в два раза и даже озвучил ряд собственных инициатив – организовать широкую просветительскую кампанию и прекратить платить медикам за искусственное прерывание беременности.

В то же время к депутатам поступают инициативы «с низов». Общественные и религиозные организации призвали парламент срочно внести поправки к 7-й статье Закона о защите прав детей, постановив, что «каждый ребенок с момента зачатия имеет неотъемлемое право на защиту жизни и развития». Авторы обращения также предлагают продлить время с визита к гинекологу до получения направления на аборт – с 72 часа до двух недель. Последняя идея уже нашла поддержку у Парадниекса.

ПРОГНОЗ: Министр здравоохранения Ингрида Цирцене («Единство») в резкой форме осудила попытки препятствовать проведению абортов. К этой позиции склоняется и парламентское большинство, ссылаясь в том числе на международный опыт. В Европе ограничения на аборты действуют только в трех странах – Ирландии, Польше и на Мальте. Но на демографические показатели такая суровая политика фактически не влияет: коэффициент рождаемости в Польше ниже, чем во Франции и Эстонии.

СИТУАЦИЯ: По подсчетам демографов, за последние десять лет из Латвии уехало порядка 300 тыс. человек. О их существовании политические умы вспоминают преимущественно перед выборами, когда нужно максимально мобилизовать электорат за рубежом.

При этом опыт других стран показывает, что уехавших соотечественников можно вернуть. Ирландия, пережив в 19-м веке массовый отток населения в Великобританию и США, сумела за счет подъема экономики переманить обратно сотни тысяч эмигрантов и их потомков.

Нынешний экономический успех Швеции также во многом обусловлен возвращением на родину квалифицированных специалистов и налогоплательщиков в одном лице. Если в начале 20 века за пределами Швеции насчитывалось порядка 600 тыс. шведов, то к 2000 году их численность сократилась до 250 тыс, свидетельствуют данные шведского Статуправления.

Активную политику по возвращению соотечественников сейчас проводит и руководство Литвы: всем министерствам страны дано указание укреплять связи с диаспорами за рубежом (в госуправлении Латвии этими функциями занимается одна недавно созданная рабочая группа). В 2008 году в соседней стране был также принят Закон о двойном гражданстве, благодаря которому за рубежом сейчас официально рождаются до 20% приписанных к Литве малышей.

ИДЕЯ: Фактически первая серьезная попытка сформулировать политику общения с латвийскими соотечественниками была предпринята только после референдума о втором государственном языке. Проект плана по сплочению общества, разработанный по указу премьера Валдиса Домбровскиса, содержит свыше десятка мероприятий, ориентированных на эмигрантов. Среди них: запуск специальной интернет-платформы для поддержания контактов с соотечественниками, создание летних лагерей и курсов латышского языка для детей эмигрантов, проведение культурных мероприятий, регулярные видеообращения премьер-министра к уехавшим и т.д.

ПРОГНОЗ: Общий ежегодный бюджет заявленной госпрограммы по возвращению соотечественников превышает 0,7 млн. латов в год. При этом неясно, насколько она эффективна. Как отмечают экономисты, процесс реэмиграции зависит в первую очередь от ситуации на рынке труда. По состоянию на конец марта в Латвии насчитывалось 132 тыс. зарегистрированных безработных.

СИТУАЦИЯ: По подсчетам демографов, чтобы остановить в Латвии процесс вымирания, каждая латвийская женщина должна взять на себя обязательство родить двоих, а еще лучше троих детей. Другими словами, общее число новорожденных в долгосрочной перспективе должно составлять 30-35 тысяч в год. Однако рекорд последнего десятилетия составил только 24,4 тысячи (в 2008 году). Единственная доступная альтернатива – открыть границы для иммигрантов.

Согласно международной практике, в семьях иностранцев показатели рождаемости более высокие, чем у коренных жителей. Так, в Швеции на одну приезжую женщину приходится 2,21 ребенка на женщину, в то время как среди шведок этот коэффициент составляет 1,82 ребенка. Норвегия, открыв свой рынок труда для гастарбайтеров, довольно быстро довела численность населения до 5 миллионов. Великобритания, став европейской меккой для мигрантов, сейчас лидирует и по темпам роста рождаемости.

По состоянию на 1 января 2012 года в Латвии находилось 44 328 граждан третьих стран с постоянным видом на жительство и 15 957 обладателей временных видов на жительство. Для работы в нашу страну по приглашению приехало только 2443 человека. Больше всего из России (759), Белоруссии (605) и Украины (530).

ИДЕЯ: Ни одна из политических партий в своей предвыборной программе не упомянула возможность упрощения завоза гастарбайтеров из третьих стран ЕС. Зато предложения отменить выдачу инвесторам временного вида на жительство и усложнить процедуру натурализации озвучиваются в Сейме с завидной регулярностью.

ПРОГНОЗ: В ближайшее время политический бомонд вряд ли решится публично заговорить о пользе иммигрантов. Катализатором дискуссий может стать стремительное ухудшение состояния социального бюджета, возникновение острого дефицита рабочих рук и/или давление на Латвию извне. Как напомнила недавно еврокомиссар по внутренним делам Сесилия Мальстрем, несмотря на кризис, Евросоюзу по-прежнему требуются иммигранты, и страны-участницы должны максимально использовать их потенциал.

Любуйтесь латвийской природой и следите за культурными событиями в нашем Instagram YouTube !