Перебравшиеся в Латвию россияне оседают не только в Риге и Юрмале. Портал Delfi встретился с гражданами России, поселившимися в латвийской глубинке. Они живут на природе, пытаются интегрироваться в латышское общество и именуют себя по названиям домов — Чиекурисы, Бэкасы, Самтени (Шишки, Боровики, Бархатцы). Почему они покинули родину, чем руководствовались в выборе нового дома, как складывается их жизнь в Латвии и каким они видят свое будущее?

Портал Delfi продолжает серию публикаций о новых диаспорах, которые начали формироваться в Латвии в последние годы. Первый текст серии: Новые русские в Латвии: как россияне обживают "дальнемосковскую дачу".


Основатель эко-поселения Аматциемс под Цесисом Айвар Звирбулис (Чирис) называет свой проект "Раем на земле". Деревянные срубы с крышами из камыша или дранки, пруды с живописными островками, никаких заборов и тишина — непуганые косули забредают прямо к окнам. Полная гармония с природой…

Поначалу Чирис обустраивал территорию вокруг хутора для себя, когда деньги подошли к концу, взял кредит в банке — там и подсказали, поделить территорию на части и продавать. Сегодня готовые дома в "латышском раю" с участком около полгектара стоят от 350 тысяч до миллиона евро.

До кризиса покупали местные жители, после — единственными кредитоспособными оказались иностранцы, преимущественно россияне. Большинство в дом наведываются эпизодически, отдохнуть. Латвия для них — стратегически удобное место, откуда можно легко попасть в любую точку мира, где у них бизнес. Несколько российских семей осели тут основательно и потихоньку начали вливаться в местное латышское общество. Они именуют себя по названиям домов — Чиекурисы, Бэкасы, Самтени.

Марина: "Лучше будем деревенскими, но здоровыми"

Когда папа Марины Морозковой приехал в Цесис навестить дочку и внуков, в него тут же вцепилось латвийское телевидение. Они приехали снимать сюжет про китайское нашествие, но ни одного китайца не нашли. Увидев папу, обрадовались. Когда же он заговорил на русском, лица журналистов удивленно вытянулись.

Марина, гражданка России — кореянка по национальности. Вместе с мужем Самиром и тремя детьми семья перебралась в Латвию два года назад. "Нам окончательно и сильно разонравилось в Москве, — пояснила решение Марина. — Плохая экология, политические страсти, бюрократия, коррупция…Это несовместимо с жизнью. Какое-то время держались за хорошую московскую школу. Но дети по четыре месяца в году болели. Решили, что лучше пусть будут деревенскими, но здоровыми".

До Латвии семья рассматривала возможность переезда в Австралию и Испанию, но с введением программы ВНЖ Латвия оказалась самым простым решением. Марина до этого в Латвии не была ни разу, Самир в советское время отдыхал на Рижском взморье и вспоминал об этом с ностальгией.

Совершили пробную поездку в Ригу с посещением школ. Узнав про Аматциемс, решили, что экология важнее. Сегодня Марина с детьми прочно обосновалась в Латвии. Самир все время в разъездах — управляет недвижимостью в Москве. "Наш дом — тут", — уверенно сообщает Марина.

Юля: "Работаем в Москве — вахтами и по скайпу"

Юля Чермашенцева с мужем Денисом в Аматциемс впервые приехали в 2009 году после статьи некоего блогера, который очень живописно расписал красоты жизни в латвийской глубинке. Решили посмотреть: "Все оказалось даже лучше, чем написано. Мило, тихо, косули из леса выбегают… Влюбились с первого взгляда, купили участок с фундаментом и начали стройку, которую закончили за три года. А тут и закон по ВНЖ подоспел — пришлось докупать еще участок…"

В Москве семья жила в самом центре. Была и дача в 70 км от города, если без пробок — всего минут 40 езды. Но в реальности до дачи добирались по пять часов добирались. "Экологией это не назовешь, да и небезопасно. Поначалу думали, что в Аматциемсе у нас будет нечто вроде дальней дачи в экологическом месте. Но так понравилось, что решили переехать", — говорит Юля.

Юля — экономист, рассчитывает математические модели и бизнес-планы. Оказалось, что работу можно продолжать дистанционно, общаясь с клиентами по скайпу. Особенно это удобно сейчас, когда Юля ждет второго ребенка, которого намерена рожать в Сигулде. Денис — глава крупной юридической компании. Работает вахтовым методом: две недели в Москве, две — в Латвии, на скайпе.

Латышский язык: "Начинали с nesaprotu"

Когда семья Марины переехала в Латвию, ее старший сын Тимур закончил шестой класс московской школы. В Цесисе его пришлось снова отдать в шестой, чтобы учил латышский. Учителя шли навстречу — некоторые лекции распечатывали по-русски, подбирали дополнительные русские учебники. И все же было непросто. Тимур регулярно выговаривал родителям: "Вам это надо, а я — мучаюсь!"

На следующий год он сменил школу, и все пошло, как по маслу. Обзавелся друзьями-латышами. Говорит не иначе, как "у нас в Латвии", а в Россию не хочет. При этом Тимур продолжает изучать русский и литературу — по скайпу. Среднему сыну Марку было 2,5 года — он сразу пошел в местный детсад, но говорить по-латышски стал лишь через год. Малышка Ева уже полгода ходит в садик.

Дочка Юли Лиза год ходила в латышский детский сад. "Первым делом она подружилась с девочкой Мариной, которая тоже знала русский, и общалась только с ней, — вспоминает Юля. — Через месяц выяснилось, что еще многие дети знают русский — кто от родителей, кто от знакомых, кто мультики смотрел… И тогда уже большая часть группы заговорила по-русски. На все вопросы воспитателей Лиза отвечала: nesaprotu! Поскольку мы планировали через год отдать Лизу в латышскую школу, договорились с воспитательницей, чтобы она отдельно занималась с дочкой. Когда словарный запас накопился, процесс пошел легче. Летом отправили Лизу в латышский лагерь. Там было так интересно — велосипеды, каноэ, бассейн… Уже через неделю она бодро заговорила".

Сейчас Лиза ходит в подготовительный класс частной Cēsu Jaunā sākumskola. "В классе по шесть человек. Учителя-энтузиасты внедряют лучшее из разных педагогических систем. Лиза рвется в школу, хотя там вообще нет русскоговорящих детей. Дома я стараюсь с ней заниматься и русским языком. Пусть она ощущает себя латвийкой, но при этом остается русской. Как мы. Нельзя потерять такую богатую культуру и историю", — говорит Юля.

Юля и Марина учат латышский по скайпу с учительницей. Очень понравился праздник Лиго — возле Турайды его праздновали по всем правилам и с большим размахом. Денис и Самир интегрировались глубже всех — вступили в местное общество средневековых лучников, где они единственные россияне.

Интеграция: "Все сами, сами, сами…"

В планах Юли и Марины — освоить госязык настолько, чтобы сдать экзамен для получения постоянного вида на жительство. А вот претендовать на гражданство Латвии они не планируют — это усложнило бы формальности, ведь бизнес у них полностью завязан на Россию. Впрочем, Марина с Самиром уже свое дело и в Латвии: вот-вот откроется их новый ресторан в Риге, у Шведских ворот.

Марина призналась, что рассматривала возможность купить недвижимость в Риге для родителей, чтобы отправить детей учиться в столичную билингвальную школу. Но в связи со слухами о сворачивании программы ВНЖ призадумалась: "А если купим квартиру и не попадем в квоту?! Не ясно, будут ли нам теперь продлевать наши временные виды! И что будет через пять лет, когда они закончатся?"

Юля и Марина считают, что интеграция вновь прибывших пошла бы быстрее, если бы у Латвии была разработана государственная программа: "Мы вложили приличные суммы в экономику страны, а нам никто не выдал хотя бы брошюрку об укладе местной жизни — медицине, образовании, нормах… Разбирайтесь сами! В школах и садиках наши дети — дополнительная нагрузка для учителей. Их никто не обучал, как встраивать иностранных детей в учебную программу. В Цесисе нет курсов по языку, истории, культуре. Даже платных. Все сами, сами, сами…".

Отношения с местными латышами у аматциемских россиян самые теплые. "Никакого национализма мы на себе не испытываем, — в один голос утверждают Юля и Марина. — В магазине всегда найдется, кто говорит по-русски, а на базарчике сами стараемся что-то по-латышски объяснить".

Юля и Марина отказались дома от телевидения, за новостями Латвии почти не следят. "Знаем, что есть Visu Latvijai и Центр Согласия, которые все время воюют. А большинство политических новостей узнаем от домработницы, очень приятной дамы, латышки. Когда был референдум, она сказала: "Не дай бог тут введут русский язык!" Мы спросили: "Почему? Приедет больше русских, вложат деньги, дадут вам рабочие места…" Но она была категорична: "Если приедут русские — станет плохо".

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !