Fоtо: AFP/Scanpix
Как бы страстно ни обещали латвийские кандидаты в Европарламент бороться за права неграждан, повышение зарплат медсестрам и сохранность латвийских границ, реальная повестка дня для Европы на следующие пять лет выглядит немного иначе. Портал Delfi попробовал обобщить основные вопросы, которые будут волновать Евросоюз и на которые так или иначе смогут повлиять и евродепутаты из Латвии.

Исполнительная власть

Fоtо: AFP/Scanpix

Первой серьезной задачей для нового созыва Европарламента станет утверждение состава Еврокомиссии. Основная интрига заключается даже не в том, как именно будут поделены престижные портфели, а в том, каким испытаниям подвергнут кандидатов в еврокомиссары и какие договоренности будут достигнуты во время политических торгов в кулуарах.

Благодаря вступившему в силу Лиссабонскому договору, в этот раз евродепутаты впервые смогут активно влиять на ход формирования органа исполнительной власти ЕС: сначала им будет предложено проголосовать за претендента на пост главы Еврокомиссии, а после — утвердить весь состав ЕК. В промежутке, который может растянуться на три месяца, Европарламент будет экзаменовать кандидатов в еврокомиссары, тем самым демонстрируя потенциал могущества ЕП.

Вопрос построения отношений между следующим Европарламентом и новой Еврокомиссией вызывает особый интерес. Если прогнозы социологов оправдаются и в структуре будущего ЕП сильно возрастет удельный вес радикалов, то сотрудничество с пропагандирующей консервативно-центристские взгляды Еврокомиссией может стать весьма затруднительным.

Еще одна деликатная тема, которая наверняка получит новое звучание в свете предстоящих европарламентских дебатов, — необходимость реструктуризации самой Еврокомиссии. В Брюсселе неоднократно поднимался вопрос, что действующая модель, при которой каждая страна ЕС получает портфель одного комиссариата, обходится слишком дорого европейским налогоплательщикам. С учетом постоянного расширения ЕС число комиссаров (и их административных команд) за последние 10 лет выросло с 15 до 28. Нередко они дублируют функции друг друга (например, вопросами образования в кабинете Жозе Мануэлу Баррозу занимались сразу два комиссара). План Лиссабонского договора предполагал сократить число комиссаров до 2/3 от количества стран-членов ЕС. Однако лидеры государств в последний момент отложили данную реформу.

В любом случае страсти вокруг дележа власти в Евросоюзе не должны затянуться больше, чем на полгода. Согласно графику, новый состав ЕК должен приступить к своим обязанностям 1 ноября 2014-го.

Экономика

Fоtо: stock.xchng

После трех лет утомительной борьбы с последствиями экономически-финансового кризиса перед политическим истеблишментом ЕС стоит новый вызов — как обеспечить региону активный экономический рост.

Европейские СМИ не перестают напоминать читателям об увеличении мирового влияния экономики Азии (в 2014 году прирост ВВП Китая прогнозируется как 7,1%, тогда как флагман европейской экономики Германия может рассчитывать только на 1,8%) и конкурентных преимуществах США. Новый малоприятный для руководства Евросоюза тренд — подсчет потенциальных убытков от введения санкций против России и необходимость объяснить налогоплательщикам, почему их деньги пойдут на оплату газовых долгов Украины.

Дополнительную нервозность вносит стратегия "Европа-2020". Документ, пафосно презентованный Еврокомиссией в 2010 году, следующие пять лет будет служить суровым напоминанием о низкой эффективности деятельности евробюрократов, неспособных реализовать собственноручно установленные цели. Так, например, согласно стратегии, в 2020 году среди европейцев в возрасте от 20 до 64 лет уровень занятости должен составлять 75%. Но на сегодняшний день в данной возрастной группе работой обеспечены только 68,4 %. Также предполагалось, что в 2020 году удельный вес затрат на развитие науки и исследований во всех странах Евросоюза будет не меньше 3% от ВВП. Но сейчас средний показатель по 28 странам не превышает 2,2%, и через шесть лет, по реалистичным прогнозам, он может увеличиться только до 2,8%. Неутешительной выглядит и ситуация с уровнем благосостояния европейцев. Вместо того, чтоб, как предписано стратегией, сократить число нуждающихся на 20 млн., руководство ЕС вынуждено констатировать, что в результате кризиса группа европейцев на грани бедности увеличилась на 10 млн.

Обсуждение этих тем, несомненно, перекочует и в стены ЕП. За следующую пятилетку альянс должен подготовить новый план экономического развития, а также подготовить черновик нового семилетнего бюджета ЕС. В очередной раз будет актуализирован вопрос о введении единого налога на финансовые сделки и возможности централизованного сбора НДС (в опубликованном в 2012 году коммюнике ЕК уже фактически прописан сценарий унификации ставок, правил начисления налога и механизмов контроля над попытками мошенничества).

Социальная политика

Fоtо: Europa.eu

Тематическая повестка по социальным темам обещает быть очень напряженной. Пока европейские социал-демократы рассказывают своим избирателям о планах введения на общеевропейском уровне единых социальных стандартов, национал-консерваторы и евроскептики берут перед своим электоратом в странах старой Европы обязательства защитить местные рынки труда от приезжих и ограничить так называемый "социальный туризм".

Не будет забыта и проблема неизбежного старения общества. Планы пенсионных реформ разработаны практически во всех странах ЕС, и именно следующая пятилетка должна стать периодом их реализации. Еврокомиссия, с подачи которой фактически и началось данное непопулярное движение, обещает зорко следить, чтобы у национальных правительств не дрогнула рука. А вот более зависимые от электората евродепутаты могут занять позицию протестующего населения.

Еще одна "зависшая" реформа — увеличение срока выплаты материнских пособий. Еще в 2010 году депутаты ЕП проголосовали за продление до 20 недель оплачиваемого декретного отпуска для матери и предоставлении обязательного двухнедельного отпуска для отца. Однако отдельные страны-участницы заблокировали это решение через Совет ЕС.

Внешняя политика

Fоtо: AFP/Scanpix

Единый курс внешней политики официально начал формироваться в Европе только в 2009 году, когда Европейский совет избрал баронессу Кэтрин Эштон первым верховным представителем ЕС по иностранным делам. Эксперты весьма критически оценивают достижения г-жи Эштон. Многие даже сомневаются в целесообразности существования самого ведомства, ссылаясь на различия национальных интересов государств. Однако полностью дистанцироваться от дипломатических функций Брюсселю в ближайшее время точно не удастся. В первую очередь, конечно, из-за ситуации с Россией и Украиной.

Конкретные решения по регулированию конфликта будут приниматься на уровне лидеров стран ЕС. Но Европарламенту будет отведена роль площадки для дебатов, чем народные избранники, несомненно, воспользуются.

Еще одна важная внешнеполитическая тема — заключение соглашения о свободной торговле с США. Работа над договором Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) идет сложно. Пока нет ясности, какие именно рынки могут быть открыты. Профсоюзы по обе стороны Атлантики обеспокоены возможной потерей рабочих мест и понижением стандартов трудовой деятельности. Остается без ответа также вопрос о пошлинах и таможнях.

Теоретически Европарламент будет иметь право заблокировать документ. Но если соглашение все-таки вступит в силу, то в мире появится крупнейшая зона свободной торговли, а товарооборот между ЕС и США увеличится на 160 млрд. долларов в год.

Судьба Евросоюза

Fоtо: Europa.eu

Будущее Европы — этот вопрос будет регулярно возникать в повестке Европарламента следующие пять лет. Взятый в период экономического кризиса курс на интеграцию и централизованный контроль не устраивает евроскептиков, чьи шансы на предстоящих выборах выглядят более, чем уверенно. Эту позицию, кстати, разделяет и латвийское национальное объединение VL-ТБ/ДННЛ — в его предвыборной программе содержится обещание противостоять попыткам федерализации ЕС.

Насколько сами страны-участницы верят в свою способность к дальнейшему сплочению, станет понятно по темпам расширения еврозоны. Официально о своем желании перейти на единую валюту заявили Литва, Болгария, Хорватия, Чехия, Венгрия, Румыния. Однако конкретная дата пока называется только для Вильнюса, который при оптимистичном раскладе должен присоединиться к еврозоне 1 января 2015 года.

А вот некогда популярный проект расширения Евросоюза сейчас по всем признакам спущен на тормоза. Как полагают эксперты, ближайшие годы ЕС просто не будет располагать ресурсами, чтобы адаптировать хотя бы еще одного нового участника. Но список потенциальных претендентов, включающий сегодня Турцию, Черногорию, Македонию, Сербию, будет регулярно доставаться на всеобщее обозрение как доказательство незыблемости союза.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !